RUS
EN
 / Главная / Публикации / Память об Афгане

Память об Афгане

Андрей Правов15.02.2019

На этой неделе, 15 февраля, исполняется годовщина вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.

Ветераны той войны сегодня постарели и живут уже не в одной стране, а в разных. Причём не только в тех, что входили ранее в состав СССР. Мне лично доводилось встречать ветеранов Афгана в Чехии, Германии, Израиле.

При этом очевидно, что все ветераны являются частью большого Русского мира, распространившегося сегодня по земному шару – от Брайтон-бич до Хайфы и от Мельбурна до Шанхая.

 Вывод советских войск из Афганистана. Фото: cont.ws

15 февраля – памятный день календаря для «афганцев». Многие из нас в этот день встречаются, вспоминают «те события» и часто снова пытаются переосмыслить, проанализировать прошедшее.

И в обществе вопросов остается немало. Что же всё-таки мы делали в этой стране? Кому это было нужно? Что там на самом деле происходило? Чего добивались различные внутренние и внешние силы, пытавшиеся развязать или, наоборот, потуже затянуть и без того запутанный «афганский узел»? Чего они добились? И какие сейчас, с высоты прошедших лет, напрашиваются выводы?

В сегодняшней России представители различных политических сил отвечают на эти вопросы по-разному. Кто-то продолжает доказывать, что всё было правильно, кто-то – что всё было ошибкой.

Когда лично мне эти вопросы задают, чаще всего вспоминаю день 28 апреля 1992 года, когда окончательно пал режим Наджибуллы и отряды моджахедов штурмом взяли Кабул. Происходило это спустя 14 лет и один день после так называемой Апрельской революции, обозначавшей в своё время начало строительства социализма в Афганистане. На этот раз было объявлено о новой революции, Исламской.

В тот вечер прогнозов развития событий называлось много. Но отчётливо запомнился один. Когда кто-то спросил, что же будет в Кабуле лет через десять, немолодой дипломат чётко ответил: в Афганистане будут американцы

Мне довелось присутствовать при том памятном событии. Вместе с другими российскими гражданами – дипломатами, журналистами и техническими специалистами, оставшимися после вывода советских войск в Кабуле, мы наблюдали за факельным шествием на расположенных вокруг российского посольства горах.

1992 г. Стрельба на улицах Кабула

Темнело, и, очевидно, для ещё большего эффекта тысячи моджахедов начали стрелять в воздух трассирующими пулями. Огненные пунктиры рассекали небо над посольским городком, раскалённый свинец сыпался вниз, пробивая окна наших квартир и крыши автомашин. А над всеми нами громким эхом висел крик толпы: «Аллах акбар!»

В тот вечер прогнозов развития событий называлось много. Но отчётливо запомнился один. Когда кто-то спросил, что же будет в Кабуле лет через десять, немолодой дипломат чётко ответил: в Афганистане будут американцы.

С тех пор я часто вспоминаю этот прогноз. Тогда очень многие ему не поверили. Например, увлечённые новыми в России демократическими идеями некоторые молодые люди горячо уверяли, что Вашингтону это вовсе не надо, и американцы, дескать, будут только приветствовать «освобождение афганского народа от марионеточного режима». Некоторые собеседники постарше также сомневались. Американцы, считали они, народ практичный и не будут наступать на те же грабли, учтут наш опыт в Афганистане, да и свой во Вьетнаме. Как выяснилось, не учли…

Через несколько лет мне действительно лично довелось наблюдать проход бронетехники США по улицам Кабула. Три БТР шли колонной, ощетинившись в разные стороны пулеметными стволами. Явно остерегались янки афганцев, не доверяли им, опасались за свою безопасность.

Получается, подумалось мне тогда, правы оказались наши престарелые партийные руководители, утверждавшие в конце 1979 года, перед вводом войск, что у США есть совершенно определённые «свои планы» на Афганистан. Что, в частности, Вашингтон стремится найти там замену военным базам, которые выгнали из своей страны иранцы.

Тем не менее ввод «ограниченного контингента советских войск» в Афганистан в декабре 1979 г., на мой взгляд, стал ошибкой советского руководства. Можно было обойтись и без этого, просто увеличив военные поставки. К тому же, есть серьезные основания полагать, что в это «мероприятие» СССР втянули намеренно, причём не без помощи тогдашних афганских революционеров. Насколько я понял в результате бесед со многими участниками событий, предшествовавших вводу войск, никакого «добро» на Апрельскую революцию, а точнее – на военный переворот в апреле 1978 года, НДПА из Москвы не получала.

Но весной 1992 г. «родить обратно» происшедшее 14 лет назад было невозможно. И вместо исправления старых ошибок уже российское руководство совершало новые, свои, не менее серьёзные.

Помнится, апрельскому штурму и нашему разговору в посольстве предшествовали очень бурные события.

Как известно, после вывода советских войск существовавший в Кабуле режим Наджибуллы продержался ещё три с небольшим года. И, согласно многим оценкам, выстоял бы и дольше, если бы не события августа 1991 года в СССР и не решение Москвы полностью отказаться от помощи Кабулу.

Начинался 1992 год. И ещё остававшимся после вывода войск в Афганистане российским гражданам было сказано, что всё происходившее вокруг их не касается. «Это чужая война, а мы – только наблюдатели», – такую линию нашего поведения рекомендовал приехавший в Кабул тогдашний министр иностранных дел новой, демократической России Андрей Козырев.   

Вывод советских войск из Афганистана. Репортаж программы «Время»

Предательство Кабула стоило Москве недёшево. Уже очень скоро Россия столкнулась, например, с необходимостью защищать афгано-таджикскую границу. До весны 1992 г. это делала армия Наджибуллы, с другой стороны границы. В том числе она же довольно успешно пресекала поток наркотиков. После падения Наджибуллы начались прорывы отрядов моджахедов и наркокараванов в Таджикистан

Сначала наши друзья-афганцы не поверили. Во время встреч в январе – феврале они доказывали, что предавать их сейчас просто невыгодно именно нам. По их мнению, американцы уже приняли идею, что военного решения афганской проблемы не существует. Впереди – обещанная встреча в Женеве, где будут сформированы коллективные органы власти как из представителей режима Наджибуллы, так и из группировок моджахедов. Таким образом, Москва всё же сможет влиять на ситуацию. У России будут «свои люди» в новой власти. Кроме этого, Афганистан не нуждается в какой-то «уж очень серьёзной» помощи со стороны России. Афганцы понимают наши трудности. Нужны только авиационный керосин и солярка для танков. Ведь авиация и бронетехника – главные преимущества афганской армии перед партизанскими отрядами моджахедов. Москва отказала. Результатом стали падение режима Наджибуллы и штурм Кабула моджахедами.

Предательство Кабула стоило Москве недешево. Уже очень скоро Россия столкнулась, например, с необходимостью защищать афгано-таджикскую границу. До весны 1992 г. это делала армия Наджибуллы, с другой стороны границы. В том числе она же довольно успешно пресекала поток наркотиков. После падения Наджибуллы начались прорывы отрядов моджахедов и наркокараванов в Таджикистан. Новым российским властям, заявлявшим до этого, что больше не потратят ни рубля на «афганскую авантюру», пришлось крупно вкладываться в укрепление таджикской границы, направлять на заставы наших военнослужащих. В противном случае «афганская зараза» поползла бы в сторону России ещё более стремительно.

Моджахеды. Фото: vladnews.ru

Да и сейчас Афганистан представляет собой настоящую пороховую бочку на границах СНГ. Оттуда исходит реальная угроза, причём не только граничащим с этой страной среднеазиатским государствам. Но и России. Идут через границу «воины джихада», идут исламистские проповедники. «Широкой рекой» течёт наркотик.

Вдобавок к этому в Афганистан из Сирии, по многим данным, сегодня устремляются «получившие по морде» и ещё больше обозлившиеся на Россию всякого рода приверженцы радикального исламизма. Прежде всего, это, конечно же, активисты небезызвестной и запрещенной в РФ ИГИЛ. Но не только. Как говорят сами афганцы, нынешнее многообразие вооружённых группировок в их стране – это сложный «восточный плов с очень многими составляющими».

И, как мне кажется, причина того, что ситуация в Афганистане сегодня складывается именно так, – это в том числе и следствие непродуманных решений Москвы конца 1991 – начала 1992 гг. Решения, которому ветераны Афганистана были свидетелями и очень в этой связи переживали.

«Афганцы» встречаются 15 февраля каждый год, вне зависимости от того, какие времена стоят за замершими московскими окнами. И какая власть в Кремле – советская, либеральная или патриотическая. Для ветеранов память об Афгане независимо ни от чего вечна. Кто вернулся домой – тот герой, а кто погиб – вечная ему память…

Также по теме

Новые публикации

Туристический проект «Золотое кольцо Боспорского царства», объединивший наиболее интересные памятники и экспонаты античности 10 городов в 4 регионах России, проводит свой первый летний сезон. Сотни россиян и иностранцев этим летом открыли для себя античную Россию, став участниками маршрута. Турагентства, присоединившиеся к проекту, открыли автобусные и морские туры по «боспорским» городам продолжительностью от трёх дней до недели.
Как стало известно, городской совет по образованию Сан-Франциско по требованию местных активистов принял решение закрасить фрески на стенах местной средней школы имени Джорджа Вашингтона. Что такого примечательного в этих росписях и почему это интересно «Русскому миру»? Дело в том, что тринадцать панелей фрески «Жизнь Джорджа Вашингтона» были написаны в 1935 – 1936 годах русским художником-эмигрантом, учеником Диего Риверы Виктором Арнаутовым.
Кто в российских круизах не бывал, так это я. Да ещё по самой её главной реке – Волге! Сертификат на тур по России мне в торжественной обстановке вручили в прошлом году на Ассамблее  Русского мира в Твери. Дальше было просто – выбрать подходящий маршрут и круизный теплоход, списаться с туристической компанией, собрать чемоданы – и в путь-дорогу!
Недавно в библиотеке Русского центра Дома Чайковского в Гамбурге публике была представлена книга «Духовный путь Чайковского» Галины Сизко. В эту книгу также вложил свой труд и опубликовал её потомок семей Чайковских и фон Мекк. Денис фон Мекк – основатель благотворительного фонда имени Н. Ф. фон Мекк и коллекционер. «Русский мир» обратился к Денису с просьбой рассказать о том, чем занимается созданный им фонд, и о своей коллекции.
Несколько лет назад в Бразилии, в городе Санта-Роза, я познакомилась с матушкой Галиной Завадовской. Супруга почившего к тому времени отца Петра Завадовского, построившего в этом небольшом городке штата Рио-Гранди-ду-Сул храм в честь апостолов Петра и Павла, приехала тогда на престольный праздник храма  из столицы штата – Порту-Алегри.  Мы вспоминали с матушкой про отца Петра, о том, каким образом после войны они оказались в Бразилии...
В Белоруссии и России отмечают большой юбилей. 75 лет назад, 3 июля 1944 года, Красная армия освободила Минск. Возвращение столицы Советской Белоруссии стало знаковым эпизодом одного из крупнейших сражений Великой Отечественной – операции «Багратион» (23 июня – 29 августа 1944 года). Это грандиозное наступление позволило Красной армии наголову разгромить наиболее многочисленную группировку немецких войск на Восточном фронте – группу армий «Центр». Результатом стало освобождение Белоруссии, Польши и выход непосредственно к границам Третьего Рейха.
В Нидерландах завершился интересный музыкальный проект «Новый Бах», целью которого было познакомить голландскую публику с юными русскими органистами (15 – 18 лет), показать виртуозный уровень их исполнительского таланта и подарить ребятам уникальную возможность принять участие в мастер-классах знаменитых органистов Европы, поиграть на исторических органах, а также выступить вместе со своими сверстниками из Академии Свелинка – школы юных талантов при Амстердамской консерватории.
Из Алма-Аты члены экспедиции Пензенского областного отделение Русского географического общества «Современный этномир» отправились в соседнюю Киргизию. Здесь, как и в других республиках Средней Азии, они изучают жизнь остающегося русского населения. Ранее российские исследователи побывали в Казахстане и Узбекистане.