RUS
EN
 / Главная / Публикации / Хорошо и там и тут, где по имени зовут

Хорошо и там и тут, где по имени зовут

Марина Богданова28.11.2017

Что нас больше всего интересует в незнакомом человеке? Что мы сообщаем о себе в первую очередь? Конечно же, имя. Имя, которое нам дали наши родители, не посоветовавшись с нами, – одно и на всю жизнь. Оно может нам нравиться, может не нравиться, мы можем приспосабливать» его по своему вкусу, но оно у нас есть.  
 
С именем Иван, без имени — болван

 Ситуация, при которой человек не имеет собственного имени, до сих пор представляется нам кошмаром, чем-то сродни убийству. Смена имени на порядковый номер – и вот ты винтик в машине, заключённый, раб – кто угодно, но не свободный человек. Казалось бы, почему мы так ценим эти два или три слога, которые могут, к тому же, принадлежать не только нам – ведь сколько вокруг Сашей, Оль, Свет или Дим. Тем не менее именно имя – первый и главный дар ребенку от родителей, после того как они подарили ему жизнь. 

Икона Минея декабрьская. Фото: parus-school.ru

В христианской традиции ребёнок при крещении как бы рождается ещё раз – вместе с именем, его принимают в общину, у него есть крёстные отец и мать, а кроме дня рождения, он будет отмечать и свои именины – день памяти святого (или святой), имя которого дитя получило.
 
Родители (в том числе крёстные) выбирали имя малышу из списка святых, упомянутых в святцах на день рождения ребёнка. Если ни одно из этих имён не нравилось или не подходило (допустим, родилась девочка, а в святцах в этот день лишь мужские имена), смотрели список на 8-й или на 40-й день от дня рождения. 

Иногда бывало, что ребёнка хотели назвать не по святцам, а в честь кого-то из родни (чаще всего – в честь деда или бабки) или в честь особо уважаемого человека. В начале XIX века среди российского дворянства очень популярными были имена Александр и Александра в честь императора Александра Благословенного – обожание персоны царя вылилось в верноподданническое желание одарить дитя царским именем. 

А иногда имя давали буквально в честь первого встречного. Если в семье часто умирали маленькие дети, то, случалось, крёстным становился первый встреченный человек соответствующего пола – в этом случае не глядели ни на возраст, ни на его положение в обществе, – и ребенка называли его именем. Считалось, что это поможет младенцу выжить. Священники не возражали – лишь бы имя было православное и родители не слишком медлили с крещением, выбирая наилучшее имечко. 

В святцах отдельные имена встречались редко, а иные – очень часто. Так святых Иоаннов, Петров, Алексеев было довольно много – особенно Иоаннов. В святцах это имя встречается более ста раз, неудивительно, что так много Иванов было на Руси. Впрочем, имя Иван народ любил, сохранилась даже шутливая поговорка: горе, у кого муж Григорий, хоть бы болван – да Иван! То же самое было с именем Мария: Иван Марье первый друг, – говорил народ. И добавлял: Марий да Иванов – что грибов поганых. Когда беспаспортного бродягу в участке спрашивали, кто он такой, ответ был один: Иваном зовут. Откуда пришёл? Не знаю. Кто родня? Не помню. «Иван, родства не помнящий» – то же самое, что «никто и звать никак», а вовсе не тот, кто презирает свои корни. Почему Иван? Так большинство мужиков вокруг – Иваны.   

Фома неверный – мужик скверный, а доброму Савве – добрая и слава

Христианство бережёт память о тех, кто своей кровью, своим талантом и огнём своего сердца проповедовал миру. Имена святых мучеников, исповедников, чудотворцев сохранялись в святцах. Но, разумеется, подавляющее большинство святых мужей и жен – первых христиан – были родом из Греции, Рима или Иудеи. 

Именной фонд России до сего дня составляют имена с латинской, греческой или древнееврейской этимологией. Разумеется, для простого народа значение имен было в большинстве своём непонятно.

Алексей – в переводе с греческого означает защитник, так что имя каменного солдата в Пловдиве – Алёша – очень подходит к образу солдата-освободителя (хотя и назвали его по имени молодого солдата, фотографией которого скульптор воспользовался как моделью). 

Пётр по-гречески означает камень, этот же корень встречается нам в слове петроглиф (изображение на камне). Иван в переводе с древнееврейского означает божья милость, а Фёдор и Матвей значат одно и то же – божий дар, только одно имя греческое, а другое – древнееврейское. 

Но в России среди крестьян – основного класса нашей страны до революции – ни латинистов, ни тем более знатоков греческого и древнееврейского не было. В некоторых случаях священник мог объяснить интересующимся, что значит то или иное имя, а чаще всего этим никто и не интересовался. У народа были свои взгляды на значение и смысл имён. Непопулярными были имена Вонифатий (делающий добро), Акакий (беззлобный), Хавронья (лучезарная), Нунехия (благоразумная). Хотя значения у них были самые благоприятные, но звучали они, с точки зрения русского человека, не лучшим образом. Когда Гоголь называл своего героя Акакием Акакиевичем, он лишний раз подчеркивал, какой это забитый униженный человек – даже имени приличного ему не досталось. 

Акакий Акакиевич у значительного лица, иллюстрации Кукрыниксов к «Шинели» Гоголя. Фото: literaturus.ru

Такие имена, как Сила, Силантий в народе уважали – особенно в купеческой среде. И никого не волновало при этом, что Сила означало «дикий, лесной», а Силантий – и вовсе «приверженец Суллы». А вот Созонту (греч. спаситель) не повезло – в народном произношении благородное греческое имя быстро «обкатали» до Сазона, по созвучию с рыбой сазаном, и смеялись: видно по рылу, что Сазоном звать

Макар («блаженный») особенным счастьем в России не был наделён: на бедного Макарушку все шишки валятся. А несусветная даль – это место, куда Макар телят не гонял. Чаще всего имя превращается в обидную дразнилку при помощи незатейливой рифмы, да так и остаётся в фольклоре. И вот уже двести лет у нас Филяпростофиля, Нюшаразвесила уши, Федулгубы надул, Устясидит рукава спустя

Иногда к имени накрепко приклеивалось какое-нибудь определение. Так Фома в народном сознании – всегда упрямец. В церкви на Пасхальной неделе читали Евангелие – и там апостол Фома не поверил в воскресение Христа и был за это назван Неверным (то есть не верящим), с тех пор все Фомы у русского народа были под крепким подозрением. Эта народная точка зрения на характер человека по имени Фома дожила и до наших дней – у Сергея Михалкова в сборнике детских стихов был упрямый пионер Фома, который никому не верил. 

Большим спросом пользовался на ярмарках и у офеней – бродячих торговцев книгами – лубок «Реестр о дамах и прекрасных девицах, или Выбор невесты». Там фантазия неведомого автора расцветала пышно: перечислялись самые разные имена – и к каждому – краткая характеристика: «Постоянна дама – Варвара; с поволокою глаза – Василиса; кислый квас – Марья; веселый разговор – Аграфёна; великое ябедство – Елена; наглая спесь – Маремьяна; средняя управа – Устинья; толста да проста – Ефросинья». Всего упоминалось сорок девять имен с комментариями разной степени приличия, последней в реестре шла «старая дама Соломонида». Кстати, подобные реестры и «алфавиты имен» были популярны и в Европе, к примеру: «Агата горда и надменна, Берта – проста и скромна. Шарль вежлив, Даниель большой грубиян, Евлампия – лакомка, Фанни очень воздержанна». и так далее. В любой стране людям хотелось определить себя и своих ближних с помощью каких-нибудь «безошибочных» и «объективных» средств – и конечно, коммерсанты этим беззастенчиво пользовались
.
Славянских имен с прозрачной этимологией в святцах было немного. Владимир, Всеволод, Людмила, Милица, Ярослав, Разумник, Воин и т. д. Такие имена, как Борис, Глеб, Кукша, хоть и являются славянскими, но установить их значение непросто даже для учёных. В сущности, первые российские святые – князья Борис и Глеб – в крещении именовались Романом и Давидом, а святой Владимир звался Василием. Со времён крещения Руси и почти до XVII века было нормально, что у человека есть крещёное имя – и другое, мирское, домашнее.  

А вот имя Светлана, такое лёгкое, привычное и родное – было придумано лишь в XIX веке. Его ввёл в обращение В. А. Жуковский, назвав так заглавную героиню своей чудесной баллады. Имя очень понравилось чувствительным барышням, которые охотно называли себя Светланами. Разумеется, ни одного младенца Светланы в XIX веке появиться не могло: в святцах такой святой нет, значит, и говорить не о чем. Но в ХХ веке, когда одобрения церкви никто не спрашивал, имя стало очень популярным. 

Первый всплеск моды на имя Светлана, разумеется, был вызван тем, что так назвал дочку сам Сталин. Второй пик популярности пришёлся на 60-е годы, когда на экраны вышел фильм Э. Рязанова «Гусарская баллада». Романтическая героиня перед тем, как броситься в водоворот военных приключений, прощается с родным домом и любимой куклой – Светланой. «Колыбельная Светлане» композитора Тихона Хренникова покорила весь Союз, и множество Светочек и Светланок засыпали под нежную песню, из-за которой и были так названы. Церковь не признает имени Светлана и «перенаправляет» Светлан под покровительство святой Фотинии – что по-гречески и означает «светлая».

«Итак – она звалась Татьяна»

По святцам называли и в крестьянских избах, и в дворянских усадьбах. И всё же в разных сословиях были свои излюбленные и привычные имена, которые давались чаще всего. В купеческой среде, в силу большой семейственности, традиционности уклада имена очень часто повторялись – ребенка называли в честь деда, бабушки или крёстного – такого же купца; имена передавались и не были подвержены моде. Гордей, Онуфрий, Савелий, Сила, – Александр Островский, непревзойдённый певец купеческого Замоскворечья, не только создал бессмертные образы российских купцов – он оставил и список примерно употребляемых имён, четко маркированных и опознаваемых как купеческие. 

«Евгений Онегин», иллюстрация Е. П. Саморкиш-Судковской. Фото: litogonek.ru

Это было важно: купец с чересчур вычурным, новомодным именем сразу же воспринимался как человек несолидный, новый, неукоренённый в этой среде.  В романе Б. Акунина дворцовый лакей старой школы Дормидонт Кузьмич очень показательно рассуждает на интересующую нас тему: «Все наши, из природных служителей, получают при крещении самые простые, старинные имена, чтоб в мире был свой порядок и всякое человеческое существо имело прозвание согласно своему назначению. А то что за лакей или официант, если его зовут каким-нибудь Всеволодом Аполлоновичем или Евгением Викторовичем? Один смех да путаница». 

Крестьяне, люди простые, сельские, тоже обладали своим именником – и не стремились выходить за его пределы. Ни Валериев, ни Аполлонов, ни Лидий в крестьянской среде не было. Барские имена давали барским деткам, а крестьянские – крестьянским: по деревне бегали Кольки, Ивашки, Таньки, Матрёшки да Дуньки. Нам сейчас довольно трудно себе представить, какой дерзостью со стороны сочинителя было дать героине романа, дворянке, нежной возвышенной душе, такое деревенское имя . 

Для нас, здесь и сейчас, имя Татьяна уже овеяно обаянием любимой героини Пушкина, мы привыкли относиться с пиететом к этому имени – и видим его красоту и благозвучность. А Пушкин отлично понимал, каким вызовом будет звучать оно для публики и – безусловно – для коллег-литераторов.

Впервые именем таким
Страницы нежные романа
Мы своевольно освятим.
И что ж? оно приятно, звучно;
Но с ним, я знаю, неразлучно
Воспоминанье старины
Иль девичьей!

Странное, «неуклюжее» имя героини как бы приуготавливает читателя и к странному, из ряда вон выходящему её поведению: подростком она первая признается в любви – да еще письмом! – незнакомому молодому мужчине; став светской дамой, она откровенно объясняется с пылающим страстью Онегиным – и отказывается от адюльтера (за который её не осудили бы слишком строго – ведь так поступают все), предпочтя верность нелюбимому мужу. 

А вот Евгений, Владимир, Ольга – это обычные имена для дворянской среды. И Евгений как раз ведёт себя вполне традиционно для молодых людей своего круга – «новых» и «продвинутых» дворян. Разницу между именами дворянскими и крестьянскими – вернее, между тем, какие имена считались красивыми, подобающими, а какие – почти грубыми – Пушкин, со свойственным ему юмором, походя определяет, упоминая, как матушка Татьяны в девичестве «звала Полиною Прасковью», потому что так гораздо изысканнее. 

Имя Полина вполне употребимо – это французский вариант женского имени Павлина, или же – ещё одна версия – уменьшительное к женскому имени Пола/ПаулаПавла. Женское имя Павла встречается в российских святцах 5 раз, а Павлина – только в католических, причём мужское имя Павлин в России считалось редким, но употреблялось.  

Многие пары женских и мужских имен  (Валерий/Валерия, Александр/Александра, Валентин/Валентина, Олег/Ольга) существуют в русском именослове, а вот женские имена Петра, Димитрия, Иванка активно используются у наших братьев-славян, но совершенно выпали из русских святцев. 

Имя Прасковья ещё во времена Петра I было широко распространено во всех слоях населения – невестку Петра, например, звали Прасковьей. Но к XIX веку это имя сохраняло популярность исключительно в крестьянской среде – девочек охотно называли Прасковьями, Парашами, Пашами, святая Параскева-пятница считалась «бабьей святой», покровительницей прях и ткачих. 

Та же дама, кстати, войдя во вкус взрослой жизни и распростившись с девической сентиментальностью, «звала Акулькой прежнюю Селину». Имя Селина всегда было исключительно книжным – так звали героинь трагедий и романов. А ведь затрапезная Акулина с золотой латыни переводится как орлицаАквилина. Чем же Селина лучше Аквилины? На эту нелогичность указывал и Пушкин, замечая в примечаниях к «Евгению Онегину»: «Сладкозвучнейшие греческие имена, каковы, например: Агафон, Филат, Федора, Фекла и проч., употребляются у нас только между простолюдинами».

«По имени и житие твоё да будет»

Как имя связано с характером человека? Влияет ли оно на него, можно ли предопределить судьбу ребенка, наградив его особенно благополучным именем? В сущности, сейчас масса сайтов, книг, курсов посвящена этому вопросу – имена разбирают на спектры звучания, связывают с ними знаки зодиака, драгоценные камни, древних богов. 

О. Павел Флоренский. Фото: humus.livejournal.com

Вам расскажут, что все Глафиры хорошо готовят, а Олеги – отличные инженеры и их талисман – жемчуг. Правды во всех этих изысканиях не больше, чем в старинном «Реестре о дамах и прекрасных девицах», но, как и прежде, подобная литература пользуется спросом. 

И прежде с именами, конечно, был связан целый ряд предрассудков и суеверий: так, считалось, что давать ребёнку имя мученика – не к добру. Лучше уж взять имя исповедника, угодника, так и жизнь будет легче, и удачи больше. Традиционная же церковная точка зрения была такова: соименный человеку святой есть всего лишь образец, каноничный пример для подражания в твёрдости, мужестве, доброте и христианских добродетелях, а мученик он или нет – это никак не влияет на судьбу носителя имени. И, уж разумеется, никакого сомнительного «толкования имён» с привлечением оккультных знаний церковь не признавала и не признаёт.

Но в ХХ веке священник, философ и ученый-физик о. Павел Флоренский написал труд «Имена», где на полном серьёзе рассматривает звуковой спектр имён,  обращается к народным взглядам на характер того или иного имени, разбирает имена, встречающиеся  в литературе, – в частности анализирует имя пушкинской цыганки Мариулы из поэмы «Цыганы». А во второй части книги разбирает в качестве примера ряд имён – параллельно мужских и женских. Варвара, Михаил, Екатерина, Ольга, Алексей, Павел, Константин, Елена и т. д. – ко всем древним и славным именам, попавшим в поле его зрения, о. Флоренский подходит и как священник, и как учёный, ориентируясь на исторические, литературные примеры, а также на огромный личный опыт – ведь священник неминуемо должен встречаться с большим количеством людей. Выводы, которые он сделал, глубоки и неоднозначны.

«Имя, – писал учёный, – действительно направляет жизнь личности по известному руслу и не даёт потоку жизненных процессов протекать где попало. Но в этом русле сама личность должна определить своё нравственное содержание. Если имя есть ритм жизни, то разве данный ритм, при всей своей определённости, мешает наполнить этот ритм различными гармониями, до противоположности? Быстрота психических реакций, неотъемлемо присущая личности, сама по себе столь же мало говорит за или против личности в смысле нравственной оценки, как и медлительность; пылкий темперамент, как и холодный».

К сожалению, этот интереснейший труд остался незавершённым. О. Павел планировал изучить ещё немало имен – но судьба распорядилась иначе, философ-священник стал одной из миллионов жертв сталинских репрессий.

Ономастика – наука, изучающая имена, их происхождение, бытование в тех или иных районах, исторические изменения в составе имён и т. д. – безусловно, одна из самых интересных отраслей языкознания. Особенно для нас, носителей имен.  Всегда так интересно открыть в себе что-то новое, узнав больше о своём имени. 

Также по теме

Новые публикации

Суть решения Венецианской комиссии относительно языковой статьи украинского закона «Об образовании» – в её согласии с ликвидацией среднего образования на русском, венгерском и других негосударственных языках Украины. А все критические замечания – это фиговый листок, который мешает эту суть увидеть.
При обсуждении языкового вопроса в Казахстане, практически каждый попадает в ловушку официальной терминологии, закреплённой в Конституции РК и законе о языках. Согласно закону о языках казахский язык имеет статус государственного, а русский – является официально употребляемым в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским.
Согласно планам правительства и правящей коалиции Латвии с 2020/21 учебного года преподавание во всех средних школах республики будет вестись только на латышском языке. Совет общественных организаций Латвии заявляет, что это решение приведёт к ликвидации русскоязычного образования в школах. Мы публикуем статью латвийского историка В. Гущина, где анализируется ситуация с русским языком в ЛР.
Современное бизнес-общество зачастую ассоциируется у многих с понятиями, далёкими от христианских ценностей. Кто-то видит в этом корысть, кто-то – стремление нажиться за счёт других, а кто-то и вовсе считает, что бизнес и честность – два несовместимых друг с другом понятия. Тем не менее жизнь доказывает абсолютно противоположное.
Он мечтал быть военным или дипломатом, а стал всенародно любимым актёром. Хотя никогда не придавал своей славе особого значения, считая актёрскую профессию, скорее, женским делом. 17 декабря Леонид Броневой отметил бы свой день рождения, но лишь немного не дожил до 89-летия.
В известном фильме «Асса» главный отрицательный персонаж, «авторитет» криминального мира в  исполнении Станислава Говорухина, предлагает сыграть в игру «Бангладеш». Правила просты: необходимо назвать любое число. Простодушный партнёр называет «семь». «Я выиграл, – заключает титулованный преступник, – я загадал «восемь». Похоже, что Всемирное антидопинговое агентство, а вслед за ним и МОК, играет по этим же правилам.
10 российских регионов, пять из которых в будущем году принимают чемпионат мира по футболу, стали участниками федерального проекта «Гастрономическая карта России». Это значит, что гостей там будут потчевать не только культурными и природными достопримечательностями, но и приготовленными из местных продуктов дегустационными сетами.
7 декабря в Тель-Авиве состоится награждение победителей IV Олимпиады по русскому языку среди израильских школьников. Благодаря поддержке фонда «Русский мир» четверо лучших смогут поехать в Россию во время летних каникул. О том, почему олимпиада стала настолько популярной и как она проходила, рассказывает арт-директор Израильского центра поддержки детского творчества Ирина Дейч.