RUS
EN
 / Главная / Публикации / Вячеслав Никонов: Не считаю революцию великой

Вячеслав Никонов: Не считаю революцию великой

Анастасия Алексеева09.11.2017

В дни празднования столетия Социалистической революции страна увлечена широкими дискуссиями о причинах падения российской монархии. Пока эксперты спорят о трагедии и величии Октября, потерях и приобретениях диктатуры пролетариата, историки публикуют новые прочтения событий столетней давности. Одним из таких стала только что вышедшая в свет книга Вячеслава Никонова «Октябрь 1917»
 

Монография председателя Комитета Государственной Думы России по образованию и науке, доктора исторических наук стала продолжением вышедшей в 2011 году книги «Крушение России. 1917-й год». 

– Какова цель этой книги? Что вы попытались донести до читателя?

– Прежде всего, я хотел до читателя донести правду о том, что произошло в 1917 году. Во всяком случае, как мне это видится. И главная идея книги заключается в том, что революция – это трагедия. Это кровь, это человеческие жизни, это отброшенное назад развитие страны. Это сломанные судьбы. В революциях нет ничего великого, как говорили, если только не считать великими трагедии и те последствия, которые они могут иметь. Февраль – это был элитный раскол и предательство части элиты в отношении Николая II и слабость Николая II. Если император теряет власть, это значит, что он не выполнил своего предназначения.

– То есть вы считаете, что главная революция произошла не в октябре, а в феврале?

– Именно в феврале была разрушена российская государственность, которая существовала до этого много сотен лет, которая, собственно, обеспечивала существование России как великой державы. В течение нескольких месяцев от этой великой державы ничего не осталось. Россия была разрушена, отброшена на много-много лет назад.

«Кто был ничем, тот станет всем» – таков подзаголовок вашей книги. Чем вы объясняете то, что большевики пришли к власти? Почему это произошло?

– Во многом потому, что они выдвинули лозунг «кто был ничем, тот станет всем». Это очень сильный лозунг. Подумайте сами, каждому давалась надежда на что, что они станут творцами не только собственной жизни, но и жизни всей планеты. Если говорить о главных причинах, то, во-первых, это колоссальные провалы Временного правительства, которое оказалось исключительно некомпетентным, не понимавшим даже природы той страны, которой она управляла. И наличие очень мощной политической партии вокруг крупных политических фигур Ленина и Троцкого, которые смогли использовать в своих интересах и целях слабости Временного правительства.  

– А что касается народа?

– Знаете, народ, естественно, сыграл очень большую роль в событиях 1917-го, и в октябре, наверное, больше, чем в феврале. Прежде всего, в той части своей, которая носила солдатские шинели и сидела в казармах запасных полков Петрограда. Ну и также в части рабочего класса, который поставил отряды вооруженной Красной гвардии. Великая держава, которая стояла на победу, в течение года превратилась в ничто, в арену для завоевания сначала немецких войск, затем арену кровопролитной Гражданской войны, в которой мы потеряли восемь миллионов человек убитыми, погибшими от голода, болезней. После этого потребовались колоссальные усилия для того, чтобы вновь воссоздать страну, обеспечить территориальную целостность, навести хоть какой-то порядок, с тем, чтобы Россия вновь обрела субъектность, то есть чтобы она вновь стала страной и великой державой.   

– Сегодня многие говорят о проблемах исторического знания среди молодёжи. Важно не количество учебных пособий по истории, а то, чтобы они все соответствовали единой исторической концепции. Может ли быть такая историческая концепция по отношению к изучению революции?

– Концепция есть, она в самых общих чертах определяет понятие революции, – Великая российская революция 1917–1921 гг. Я не считаю, что в ней было что-то великое. Я один такой учебник написал для 10-х классов, где вопросы, связанные с революцией, занимают очень большое место.

– Какую роль в этой концепции должна занимать идея примирения, о которой сегодня говорится на самом высоком уровне?

– Ключевую, естественно. Если 1917 год прежде всего расколол нашу страну, то сейчас важно преодолеть последствия 1917 года, преодолев этот раскол. Насколько это возможно? Пока очень сложно, потому что раскол во многом проходит по тем линиям идеологических водоразделов, которые есть в нашем обществе. Я исхожу из известных строк Максимилиана Волошина «молюсь за тех и за других».

– Насколько сегодня силён раскол, или он какой-то фиктивный, надуманный?

– Вы знаете, сейчас раскол в отношении событий 1917 года, в общем-то, заметно меньше, чем, скажем, в 1918, 1919 или 1920 году. Но он больше, чем в 1960-е, 50-е годы, когда действительно был очень унифицированный взгляд на то, что происходило. Октябрьская революция была светом в окошке. Сегодня разницы, на самом деле, очень много. Либералы любят Февраль, не любят Октябрь. Коммунисты любят Октябрь, не любят Февраль. Консерваторы не любят ни Февраль, ни Октябрь, поэтому вот эти логические водоразделы продолжают существовать.

– То есть единая оценка по отношению к революции просто невозможна?

– Единая оценка, с точки зрения существующих идеологических концепций, – нет. Но с точки зрения того, что произошло, фактуры той революции, может быть, даже оценки причин революции, причин победы большевиков – здесь определенное согласие возможно. Мы никогда не придем к тому, как это оценивать, – со знаком «плюс» или со знаком «минус». Но это ведь может остаться в истории. Французы много спорят о Наполеоне. Кому-то нравится, кому-то не нравится. Но это не значит, что французская нация должна быть расколота по отношению к тому, кто как относится к Наполеону. Сознательная и чрезмерная идеологизация этих вопросов – она непродуктивна.

– Возможен ли, на ваш взгляд, социализм в том или ином проявлении в современной России?

– Шведы считают, что у них шведский социализм. Во многих европейских странах у власти находятся социалистические партии, которые считают Маркса своим предтечей. Но в то же время нет ни одной социалистической партии Европы, которые бы считали нужной реализацию идей диктатуры пролетариата. Поэтому сколько социалистов, столько определений социализма. КПРФ считать наследниками большевизма довольно странно. Большевики были атеистами, Зюганов ходит в церковь. Ленин бы перевернулся в гробу. Естественно, большевики были противниками рыночной экономики, современные коммунисты – не противники рыночной экономики. В чистом виде те идеи, которые сейчас проповедует Зюганов, никто не пробовал, поэтому сказать сложно.

– Но возможно?

– Понимаете, история ставила самые разные эксперименты развития. Большевистский эксперимент был одним из них. Хорошо то, что не ломает общество через колено. Эволюционное развитие всегда лучше революционного, поэтому если, грубо говоря, избиратели в какой-то момент сочтут необходимым повысить уровень своей социальной защищенности в ущерб эффективности экономики или свободам, то не исключен и такой вариант.


Также по теме

Новые публикации

Ушёл из жизни Валентин Михайлович Фалин – человек, чья работа на благо Родины по своему профессионализму и масштабности, по своей отдаче и самоотверженности беспрецедентна. Скончался незадолго до своего 92-летия в одной из московских больниц, накануне празднования Дня защитника Отечества. Всю жизнь он защищал своё и наше с вами Отечество, но не с оружием в руках, а на фронтах идеологической борьбы, на фронтах дипломатии.
Борьба с русским языком на Украине набирает обороты. Новым властям, которые на торжествах, устроенных ими в честь трагических событий четырёхлетней давности на Майдане, вывесили бандеровские флаги Организации украинских националистов, активно сотрудничавшей с фашистскими оккупантами, просто жизненно необходимо насадить в стране тотальную русофобию. На пути к реализации этой цели и стоит русский язык.
Людмила Ростиславовна Селинская (США) – член Конгресса русских американцев, Русского Дворянского собрания в Америке и Совета директоров культурно-просветительского и благотворительного общества «Отрада». Она рассказала о том, как сложилась судьба нескольких поколений её предков после отъезда из России и о своём участии в сохранении русского культурного наследия.
В известной эмигрантской семье Раров детей воспитывали в убеждении, что они – часть русского народа и должны служить Родине. Так и получилось. Сегодня уже третье поколение семьи ищет и находит свои пути помощи России. Наш собеседник – Дмитрий Рар, брат известного политолога, – рассказывает о своей работе с русской молодёжью и о том, как важно воспитывать в детях любовь к своей стране.
Знаменитый афоризм из комедии «Горе от ума» А. С. Грибоедова, вынесенный в заголовок статьи, как нельзя лучше характеризует восприятие обществом тех глобальных перемен, которые затронули после Октябрьской революции 1917 г. практически все стороны жизни, отразившись даже на календаре.
Тотьма, районный город между Вологдой и Великим Устюгом, в последние годы словно открывает себя заново. Зимой здесь проводят гонки на собачьих упряжках, а летом – фестивали блюд из морошки. Ежегодно в День Русской Америки, который в Тотьме  – официальный местный праздник, колокольня Входоиерусалимской церкви перезванивается с колоколами калифорнийского Форт-Росса.
На этой неделе, 15 февраля, исполняется очередная годовщина вывода советских войск из Афганистана. Уже двадцать девятая. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
Как сообщал «Русский мир», в дело продвижения русского языка намерен включиться Ханты-Мансийский автономный округ. В Югре разработали ряд программ, рассчитанных как на языковую адаптацию трудовых мигрантов, так и на популяризацию русского языка и российского образования за рубежом. И уже сейчас в этот северный регион охотно едут на учёбу и по академическому обмену иностранные студенты и преподаватели.