EN
 / Главная / Все новости / Колокол с башни Нотр-Дама прозвонил в Севастополе

Колокол с башни Нотр-Дама прозвонил в Севастополе

Редакция портала «Русский мир»
17.04.2019

Фото: sevastopol.suВ знак сочувствия и солидарности с жителями Франции после пожара в соборе Парижской Богоматери в Севастополе зазвонил Туманный колокол, сообщает РИА «Новости».

По словам Павла Кузенкова, представителя музея-заповедника «Херсонес Таврический», колокол отлили в конце восемнадцатого века. Материалом для него послужили пушки, захваченные в войне с Турцией. Во время Крымской войны его вывезли во Францию, и он долгие годы висел в одной из башен знаменитого парижского собора. В Севастополь его вернули в 1913 году в знак союзнических отношений между Россией и Францией, когда Дом Романовых отмечал трёхсотлетний юбилей.

В 1930 годах его установили на берегу моря в Херсонесе.

Колокольный звон, пояснили в музее, стал посылом парижанам, что крымчане солидарны с ними в их горе. Язык колокола долгое время был заперт под замком, но его специально освободили, чтобы звон разнёсся далеко по округе.

Как сообщал «Русский мир», накануне Владимир Путин выразил сочувствие своему коллеге из Франции Эммануэлю Макрону в связи с пожаром в соборе Парижской Богоматери. По его словам, беда, которая случилась в Париже, отозвалась болью в сердцах жителей России. Он назвал Нотр-Дам бесценным культурным сокровищем, одной из главных святынь христианства.

Глава государства предложил помощь отечественных специалистов. Он напомнил, что российские реставраторы обладают большим опытом в восстановлении памятников мирового культурного наследия.
Метки:
Севастополь, собор Парижской Богоматери

Новости по теме

Новые публикации

12 июля отмечается Всемирный день бортпроводника. У представителей этой увлекательной профессии есть свой язык общения, в котором немало интересного. Познакомимся с ним поближе.
В истории Голливуда немало знаменитостей отзывались на русские имена-отчества. Но звезда голливудской классики «Король и я» Юл Бриннер, казалось, всю жизнь старался забыть о том, что родился во Владивостоке Юлием Борисовичем Бринером, хотя, как свидетельствуют очевидцы, до самой смерти свободно говорил по-русски.