RUS
EN
 / Главная / Все новости / Насколько эффективна борьба с ненормативной лексикой?

Насколько эффективна борьба с ненормативной лексикой?

Валентина Вегвари, Печ
08.02.2019


3 февраля отмечался Всемирный день борьбы с ненормативной лексикой. Хотя этот день в некоторых странах воспринимается как нечто экзотическое, но в России, как и в Венгрии, он имеет важное значение, т. к. в последнее время молодёжь очень часто использует в речи неподобающие выражения. Данная проблема является важной в том числе и потому, что у преподавателей, работающих со студентами-русистами, нет единой точки зрения – знакомить ли будущих филологов с нецензурной лексикой, которую они могут услышать, например, во время стажировки в России, или же не стоит ею заниматься, ведь они так или иначе столкнутся с ней позднее в живой речи носителей языка.

В связи с актуальностью данной проблемы и по случаю Всемирного дня борьбы с ненормативной лексикой по просьбе сотрудников Русского центра 6 февраля профессор Эндре Лендваи прочитал лекцию об эффективности борьбы с ненормативной лексикой.

Своё выступление он начал с цитаты И. С. Тургенева о русском языке и отметил, что язык является продуктом мышления человека и всегда существовало самоочищение языка – в том числе и от иностранных слов. Лингвисты обычно не говорят о «порче» языка, а отмечают изменения в нём и развитие. Одной из самых опасных проблем, по мнению некоторых лингвистов, является засорение языка иностранными словами, другие же считают, что заимствование слов является просто его развитием, приобретением новых слов, которых не существует в русском языке. 

Представители «патриотической» лингвистики, то есть ревнители чистоты русского языка, не видят причинно-следственных связей между общественным сознанием и его языковым отражением. Русский язык является лишь зеркалом того, что происходит «в умах и душах» русских людей и поэтому, по мнению докладчика, чтобы найти способы лечения русского языка (а также венгерского) необходимо вылечить сознание человека. Касаясь ненормативной лексики, Э. Лендваи определил её как ненормированную в русском языке и отметил, что именно поэтому она называется ненормативной, так как всегда осуждалась общественной моралью, а её употребление избегалось воспитанными людьми – она воспринималась как признак некультурности и принадлежности к низшим слоям общества. Употребление ненормированной лексики (мата) говорило о бедном словарном запасе и духовной нищете человека.
 
Докладчик также отметил, что некоторые ругательства в русском языке не всегда были обсценными и в качестве примера привёл слово, в настоящее время являющееся обсценным, хотя оно берёт своё начало от слова «блуд», и в качестве примера привёл выражение из 15 главы Евангелия от Луки – «блудный сын», блудница у Достоевского и др. 

Э. Лендваи обратил внимание слушателей на то, что первый русский мат был упомянут в берестяной грамоте ХII века и до XIV века на Руси все неприличные слова назывались «нелепыми глаголами», а в наши дни по количеству нецензурных слов и выражений русский язык оказался на третьем месте в мире, уступив лишь английскому и голландскому. 

В заключение докладчик ещё раз отметил, что практически невозможно бороться с ненормативной лексикой, принимая различные законы и штрафуя людей за её использование. Следует изменить сознание людей, чтобы нецензурное слово являлось бы табу для любого человека.

После выступления Э. Лендваи состоялась дискуссия, в которой были затронуты вопросы употребления нецензурной лексики не только в русском и венгерском языках, но и в хорватском и польском, а молодые люди, присутствующие на лекции, рассказали о своём отношении к нецензурным словам.
Рубрика:
Тема:
Метки:
Русский центр в Пече, образование

Новости по теме

Новые публикации

За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.