EN

Ломоносов в Марбурге

 / Главная / Фонд / Проекты / Ломоносов-300 / Ломоносов в Марбурге

Ломоносов в Марбурге

Марбургский университет имени Филиппа был основан ландграфом Филиппом Великодушным 30 мая 1527 года. Университет был первым протестантским высшим учебным заведением в Германии. Другие немецкие университеты в те времена были католическими. Марбургский университет очень быстро достиг расцвета и прославился по всей протестантской Европе. Сейчас в нашем университете насчитывается около 20 факультетов, на которых обучается 19 тысяч студентов.

Ещё в конце прошлого века в Марбургском университете училось 700-800 студентов, а во времена Михаила Васильевича было 122 студента, среди них трое из России: Михайло Ломоносов, Дмитрий Виноградов и Густав Ульрих Райзер.

У русских студентов было рекомендательное письмо, которое они должны были передать профессору Вольфу. Президент Академии Санкт-Петербурга барон Корф в этом письме высказывает просьбу, чтобы русские студенты занимались математикой, философией и естественными науками, кроме того, чтобы они совершенствовали свои знания немецкого, латинского и французского языков. После обучения в Марбургском университете было запланировано обучение в Горной академии в городе Фрейберге в Саксонии.

О пребывании русских студентов в Марбурге сохранилась переписка профессора Вольфа с президентом Академии в Санкт-Петербурге. Профессор Вольф очень подробно описывает жизнь русских студентов в Марбурге. Эта переписка не только интересный источник, касающийся русских студентов, но и вообще условий жизни студентов в Марбургском университете в середине XVIII века.

Поэтому следует здесь вспомнить, что Христиан Вольф был одним из самых видных представителей философии немецкого Просвещения. Он родился в 1679 году. В городе Йене изучал теологию, математику и философию. Это были его самые любимые науки. По рекомендации немецкого философа Лейбница в 1707 году Вольф стал профессором в университете города Галле, где он читал лекции по математике, писал книги и статьи. Его труды хорошо знали в Германии и за рубежом, в том числе и в России.

Христиан Вольф ввёл систематический метод в изложение и преподавание наук. Обычно он читал лекции на немецком языке, что в те времена было необычно, потому что лекции, как правило, читались на латинском. Слава о лекциях Вольфа гремела по всей Европе. Появились почитатели, но были и враги, которые в 1723 году вытеснили его из университета в Галле. Гессен-Кассельский ландграф приютил профессора Вольфа, и после этого он попал в Марбург. В Марбургском университете он преподавал с 1723 по 1740 год.

В России рано узнали о книгах и блестящих лекциях Христиана Вольфа. Уже в 20-е годы из России ему делали предложение стать сооснователем Академии наук в Санкт-Петербурге. Вольф отказался. Но у него сохранились тесные контакты с российскими учёными, прежде всего с бароном Корфом и профессором Крафтом. Благодаря известности профессора Вольфа в России Михаил Васильевич Ломоносов и попал в Марбург.

Уже через полгода пребывания русских студентов в Марбурге, 12 июня 1737 года, профессор Вольф послал письмо в Санкт-Петербург, в котором он подробно писал о занятиях русских студентов. А занимались они арифметикой и геометрией, с усердием изучали немецкий язык. Три месяца спустя Вольф сообщает в Россию, что русские студенты у него занимаются теоретической механикой, большое внимание уделяется также занятиям прикладной механикой.

Уже в Марбурге Вольф читал им отдельные лекции по гидростатике и гидравлике, подготавливал их к обучению в Горной академии Фрейберга.

Переписка профессора Вольфа с Корфом показывает, что процесс учёбы Михаила Васильевича и других русских студентов был тщательно спланирован.

Вольф осуществляет то, что в наши дни называется научным руководством: он даёт русским студентам консультации, проверяет их знания, отмечает успехи.

В своём письме от 15 сентября 1737 года Вольф первый раз сообщает о личных впечатлениях. Он пишет, что «господа Виноградов и Ломоносов» начали говорить и понимать по-немецки. Он предлагает также, чтобы русские студенты занимались «техническим рисованием», что будет им необходимо для занятий механикой. Далее они должны будут заниматься физикой и ставить опыты.

Кроме того, в письме Вольфа есть интересное замечание: русские, пишет он, делают успехи в том, что касается поведения в обществе, что им будет полезно, когда они начнут путешествовать, а было запланировано путешествие студентов в Голландию.

Все этапы учёбы Вольф обсуждал в письмах с коллегой Корфом из Санкт-Петербурга. Из писем Вольфа можно видеть, как он не только обучал русских студентов, но и заботился о них, об их быте, уделял много внимания развитию их личностей. И впоследствии Ломоносов, став профессором Московского университета, также славился своей заботой о студентах.

В переписке говорится и о финансовых делах русских студентов. А это был больной вопрос. Векселя из Санкт-Петербурга часто не приходили вовремя, и Вольф должен был ездить во Франкфурт, чтобы получать причитающиеся русским деньги. Ведь в те времена учёба в Германии была платная. К сожалению, русские студенты постоянно нуждались и залезали в долги. С одной стороны, они не умели экономить деньги, с другой –  векселя шли долго. И Христиан Вольф не один раз оплачивал из собственного кармана долги русских студентов. Он порой даже кормил Михаила Васильевича обедами и ужинами. Скорее всего, Ломоносов был любимым студентом Вольфа.

В конце октября 1738 года финансовое положение русских студентов стало поистине отчаянным, и профессор Вольф от них уже не брал денег за учёбу. Из-за денежных обстоятельств в 1739 году Вольф просит отозвать русских студентов на родину.

Одновременно Вольф сообщает: он пошлёт в Россию диссертации русских студентов, что означает окончание их учёбы в Марбургском университете.

О Михаиле Васильевиче Вольф пишет: его поведение стало мягче. Для этого замечания было особое основание: университетский Сенат наказал Ломоносова. Тот должен был за драку отсидеть положенный срок в университетском карцере и заплатить штраф. А теперь Вольф сообщает, что подобных инцидентов больше не случалось.

20 июля 1739 года Христиан Вольф написал характеристику Ломоносова. Он отмечал: «Ломоносов, молодой человек с чрезвычайными способностями, регулярно посещал все лекции по математике, философии и физике и достиг выдающихся успехов в этих дисциплинах».

Вольф убеждён, что Михаил Васильевич Ломоносов, став учёным, принесёт большую пользу своей стране.

В августе этого года русские студенты едут во Фрейберг в Саксонии в Горную академию. Во Фрейберге они учились один год.

Михаил Васильевич из Фрейберга снова вернулся в Марбург. 6 июня 1740 года он женился на Елизавете Кристине Цильх. Она была дочерью хозяйки того дома, в котором во время своего первого пребывания в Марбурге жил Ломоносов. Жена Михаила Васильевича родилась 22 июня 1720 года в Марбурге. Ранее умерший отец Елизаветы Цильх был пивоваром: по понятиям Германии того времени он был почтенным гражданином среднего достатка. До официального вступления молодых людей в брак 19 ноября 1739 года родилась их дочь Екатерина Елизавета. 1 января 1742 года Елизавета Цильх родила сына Иоганна, который умер через месяц.

В мае 1741 года Михаил Васильевич вернулся на родину. Его жена должна была остаться, чтобы ухаживать за больной матерью. После смерти матери Елизавета вместе со своей дочерью и со своим братом уехала к мужу в Россию.

Ранее существовала версия, что домик, в котором Ломоносов жил в Марбурге, сгорел. Но современный историк Вильгельм Экхардт, бывший директор Государственного Гессенского архива, в своей статье «Ломоносов в Марбурге» (март 1991 г.) доказывает, что Михаил Васильевич жил в доме своей будущей жены. А этот дом сохранился. Он находится в переулке Вендельгассе, 2 (Wendelgasse 2).

Безусловно, для Ломоносова Христиан Вольф был замечательным университетским учителем и наставником. В их судьбах можно наблюдать целый ряд знаменательных совпадений. И Вольф, и впоследствии Ломоносов отстаивали преимущества глубокого и точного, основанного на экспериментах и математических расчётах научного исследования. Сходными оказались и их ориентации в науке. Оба они боролись против мистицизма, против проникновения в науку неясных, спутанных понятий и образов. Оба они были людьми религиозными, однако им пришлось выдержать нелёгкую борьбу против религиозного обскурантизма. Когда Ломоносов основал Московский университет, то, как известно, он предпочёл не учреждать теологический факультет.

И Вольфу, и Ломоносову принадлежат особые заслуги в деле обновления, модернизации их родных языков. А также в формировании в рамках немецкого и русского языков научной и философской терминологии. При этом очень важно, что патриот Ломоносов, внёсший неоценимый вклад в развитие родного языка, много сделал для пропаганды немецкого языка в России. Отношение к родному языку у Ломоносова сложилось не без влияния Вольфа. Ибо, как уже отмечалось, Вольф одним из первых в Германии отказался от чтения лекций на латыни и предпочёл читать их на живом немецком языке. Неоценим вклад Христиана Вольфа в создание системы типических научных философских курсов, преподаваемых в немецких университетах на родном языке. Позднее такую же огромную роль в формировании университетской науки, преподаваемой на русском языке, сыграли Ломоносов и его сподвижники.

Сходство в судьбах двух учёных и мыслителей и в том, что оба обладали недюжинными организаторскими способностями. Так, Вольф был вице-канцлером, а потом канцлером университета города Галле и за свои заслуги был причислен к высшему сословию Германии. Что касается Ломоносова, то его роль в организации Московского университета и Академии всем хорошо известна.

Как и многие учёные XVIII века, Христиан Вольф и Михаил Васильевич Ломоносов были поистине универсальными исследователями и мыслителями: математика и философия, физика и метафизика, фундаментальная наука и прикладная, учение о мире и учение о человеческом познании были объединены ими в единую целостную систему. Их мысль охватывала первоосновы мироздания, проникала к мельчайшим частицам вещества и в то же время обосновывала самые конкретные опыты. Поражает то, как естественнонаучное мышление этих двух учёных гармонично сочетается с их высокой гуманитарной культурой. Ломоносов в этом пошёл дальше Вольфа. Он был не только выдающимся учёным, но и одним из прекрасных русских поэтов, учёных-филологов, что сыграло свою неоспоримую роль в развитии русской культуры. Из всего сказанного можно сделать вывод, что поистине новаторская деятельность выдающегося учёного Михаила Васильевича Ломоносова имеет непреходящее значение и для современности. По моему глубокому убеждению, он – учёный и мыслитель XVIII века – мыслит прогрессивнее многих наших современников, будь то в России или в Германии.

Пребывание Ломоносова и его коллег в Марбурге – это славное начало русско-немецких научных и культурных связей, которые и в дальнейшей истории наших стран были многообразными и содержательными. Но мне особенно дороги те страницы истории, которые имеют отношение к Марбургскому университету, где я работала с 1971 года.

Мне очень хотелось бы, чтобы пребывание Ломоносова в Марбурге было увековечено. Я рада, что после многих усилий мне удалось в 1984 году добиться установления мемориальной доски, посвящённой Ломоносову, именно на старом здании Марбургского университета.

Я также горда тем, что имела непосредственное отношение к другой мемориальной доске, свидетельствующей о тесных связях немецкой и русской культур, доске на том доме, в котором во время учёбы в Марбургском университете жил Борис Пастернак.

Установленная в 1977 году, эта мемориальная доска оказалась первой во всём мире из посвящённых Пастернаку.

Сейчас, к счастью, наладились и оживились связи между Марбургом и российской наукой и культурой. Как и в старые-добрые времена, в Марбург приезжают математики, физики, экономисты, филологи и учёные других специальностей. Выполняются проекты русских учёных совместно с Марбургским университетом.

Весьма заметным явлением в культурной жизни Марбурга являются постоянные контакты с российскими литераторами, многие из которых побывали в нашем городе и выступали перед его жителями. Наш маленький университетский город Марбург совершенно очевидно вдохновил Михаила Ломоносова на написание стихов. Я имею в виду «Оду на взятие Хотина». Ведь и Борис Пастернак стал поэтом именно в Марбурге. А мне лично судьба преподнесла драгоценный подарок: это были встречи с Булатом Окуджавой и его семьёй. Я переводила его выступления в Марбурге и Бонне.

В заключение хочу привести посвящённое мне стихотворение Булата Шалвовича, которое он написал в Марбурге 4 мая 1997 года, незадолго до своей смерти:

Когда петух над Марбургским собором
пророчит ночь и предрекает тьму,
его усердье не считайте вздором,
но счёты предъявляйте не ему.

Он это так заигрывает с нами,
и самоутверждается при том.
А подлинную ночь несём мы сами
себе самим, не ведая о том.

Он воспевает лишь рассвет прекрасный   
или закат и праведную ночь.
А это мы, что над добром не властны,
стараемся и совесть превозмочь.

Кричи, петух на Марбургском соборе,
насмешничай, пугай, грози поджечь,
пока мы живы и пока мы в горе,
но есть надежда нас предостеречь.
 

Барбара Кархофф,
доктор филологии, Марбург, Германия   

Новости