RUS
EN
 / Главная / Публикации / Заводские храмы: потрудиться с Богом

Заводские храмы: потрудиться с Богом

Сергей Виноградов08.09.2017

Минувшим летом о заводских храмах, которые в последние сотню лет чаще встречались в исторических трудах, чем в свежих газетах, заговорили на высшем государственном уровне. Российский президент во время посещения Лебединского горно-обогатительного комбината так прокомментировал своё отношение к появлению храмов на предприятиях. «Они ведь дорого не стоят для руководителей предприятий, для акционеров, но могут многое дать с точки зрения душевного состояния людей».

Храм при «Автовазе»

Корреспондент «Русского мира» выяснил, что строительство заводских храмов пока не приобрело массового характера, но и единичными эти примеры уже давно не назовёшь. Но если в 90-е годы инициатива по возведению часовни или церквушки между цехами чаще всего исходила от набожного владельца, то в последние годы храмы строят по просьбе работников в рамках программ социальной ответственности бизнеса.

Силы черпать

Храм, построенный при Лебединком горно-обогатительном комбинате и прославившийся после визита Владимира Путина в город Губкин, был освящён ещё в 2015 году в честь святой великомученицы Варвары, покровительницы горняков и шахтёров. Начальник участка Дмитрий Коронов, задавший вопрос президенту, сообщил попутно, что посещает часовню каждую смену во время технологических перерывов, дабы «эмоционально отдохнуть, разгрузиться от тяжёлой работы». А посему построенный храм ему удобен – из дома пока соберёшься, пока доберёшься, здесь же всё рядышком. Коллега Дмитрия, агломератчик Андрей Рыков, переоделся из спецовки в свадебный костюм и с женой пришёл в храм святой Варвары венчаться. «Здесь мы чувствуем себя спокойно и уютно, совсем как дома», – сказали супруги губкинской прессе.

Обряд венчания в часовне при Лебединском горно-обогатительном комбинате

Примеры Дмитрия и Андрея,скорее, исключения. Священники, которые служат в заводских храмах по всей России и с которыми нам довелось пообщаться, сходятся в том, что церковь на предприятии не только для разгрузки и отдыха после рабочих смен и не для удобства и уюта. А для того, чтобы «о Боге помнили». На работе в первую очередь, поскольку для верующего труд без Бога обречён на неудачу. «Появилось место, откуда вы будете черпать силы», – сказал митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, освящая храм Святой Варвары.

«Храм – это застывшая музыка, которая организовывает и образовывает. Даже тех, кто в него не заходит, но дважды в день проходит мимо по пути на работу и домой, – заявил в беседе с корреспондентом «Русского мира» о. Алексий Фомичёв (подробнее о нем читайте ниже). – В дореволюционные времена храмы существовали при департаментах, учебных заведениях, в больницах и даже на кораблях». Чтобы было где помолиться перед делом, большим и малым.

История заводских храмов неразрывно связана с промышленной историей России и насчитывает 250-300 лет. Церкви строили на территории больших заводов и в рабочих слободках, причём завод содержал и ремонтировал храм. «Едва устроившись на новом месте, рабочие и служащие выходили к властям с "прошением" о разрешении построить церковь. Поэтому храм закладывали сразу же с возведением завода», – отмечает в научной статье о заводских храмах Алтая историк Максим Чибисов.

Крест в цеховом окошке

Заводских храмов на просторах современной России десятки. Все они разные по архитектуре, но близкие по размеру – в большинстве случаев храмы небольшие. В одних службы проходят ежедневно, в других батюшка приходит по выходным, а третьи открываются по большим церковным праздникам.

Одни храмы расположены на промышленной площадке, в сторонке от производств и транспортных линий, другие (как в Тольятти на «Автовазе») построены рядом с главным административным зданием. В Долгопрудном церковь смотрит лицевой стороной в город, а задней стеной заходит на территорию местного камнеобрабатывающего комбината.

Но где бы ни стоял заводской храм, за забором или рядом с проходной, нам не удалось найти ни одного, в который пускали бы только по рабочим пропускам. А посему всегда прихожанами заводского храма становятся не только сотрудники предприятия и члены их семей, но и жители прилегающих районов.

Храм при ткацкой фабрике в Фурманове

Иерей Василий Белкин из городка Фурманов Ивановской области, много лет служивший в храме Рождества Пресвятой Богородицы при ткацкой фабрике, рассказывает: прихожанину достаточно сказать охраннику – «в храм», и строгий пропускной режим перестаёт действовать.

«Службы проходят несколько раз в неделю, утром и вечером, – рассказал он. – Перед сменой фабричные заходят, во время обеденного перерыва заглядывают – свечку поставят и на работу. Фабрика помогает с ремонтами и счета за электричество оплачивают».

Проектировщик в рясе

Иерей Алексий Фомичёв – настоятель небольшого храма в вологодском селе Талицы, которое располагается неподалёку от знаменитого Кирилло-Белозерского монастыря. В его ведении, или, по-церковному, окормлении, три больших прихода, раскинутые по территории Кирилловского района. Вместе с тем отец Алексий находит время не только для плотницких занятий, но также для проектирования храмов и часовен. Церкви по его проектам стоят в деревнях и городах Вологодчины, и даже в учебно-спасательном центре МЧС на берегу Онежского озера – как говорится, на снаряжение надейся, но и про Бога не забывай.

Сейчас на химических предприятиях промышленного Череповца строятся сразу три заводских храма, проекты которых создал (совместно с профессиональными архитекторами) иерей Алексий Фомичёв.

«В 15 лет я уехал из родного Кириллова в подмосковное художественное училище со специализацией "резьба по дереву", и первая моя профессия была эта, – рассказал он корреспонденту «Русского мира». – Потом пошёл по другой линии, духовной, но уже много лет совмещаю священство с проектированием храмов, часовен, иконостасов. Сейчас это сотни объектов, в проектировании которых я принимал участие».

До приглашения в Череповец опыта проектирования заводских храмов у отца Алексия не было. А посему он углубился в историческую литературу сразу после возвращения с череповецких предприятий. «Важно было посмотреть на место, где построят храмы, – сказал он. – Это обязательно. Ведь нужно учитывать множество показателей – вписать в местность, чтобы выгодно смотрелся и не терялся среди других построек (очень важен фон), определиться со стилистикой и многое-многое другое. Например, в случае с заводскими храмами важно было, чтобы деревянная церковь не вступала в противоречие с постройками из современных материалов».

Часовня при Лебединском горно-обогатительном комбинате

Древние зодчие, закладывая храм, вписывали его в ландшафт и соседство с лесами и реками, стараясь не испортить божественный пейзаж. А перед современными архитекторами зачастую стоит задача «подружить» храм с жилыми домами-коробками в спальных районах и с бесформенными цехами и трубами. «Иногда играешь партию с окружающими строениями, а иногда работаешь на противопоставлении, – говорит священник. – Проектируя один из храмов на химическом предприятии Череповца, мы отталкивались от того, что он должен быть виден из-за забора проезжающим и проходящим мимо людям. Это продиктовало высоту храма и выбор плоской кровли. Спорить с масштабными зданиями, которые окружают храм, иным образом было невозможно. Но он будет выделяться на их фоне. Подойдя ближе, заинтересовавшийся человек увидит множество других деталей».

По словам священника, отделять заводские храмы от храмов традиционных не стоит. Церкви строят на века, и какая жизнь их ждёт, никому не ведомо. «У каждого храма, как и у человека, своя жизнь, – говорит отец Алексий. – Но это как с детьми: если их не рожать, так их и не будет. Часто бывало так, что храм строили по одному поводу, но потом что-то происходило, например, появлялась чудотворная икона, и прихожанами храма становилась половина города».

Примеров тому немало. Бывает, уже и завод закрылся, а храм живёт.

Также по теме



Новые публикации

Американский искусствовед Уильям Брумфилд по заданию Библиотеки Конгресса США ещё в середине 80-х подготовил первую выставку фотографий пионера цветной фотографии Сергея Прокудина-Горского. Сейчас он работает над книгой, в которой снимки дореволюционной глубинки авторства Прокудина-Горского будут соседствовать с фотографиями тех же мест самого Брумфилда.
Людмила Ростиславовна Селинская (США) – член Конгресса русских американцев, Русского Дворянского собрания в Америке и Совета директоров культурно-просветительского и благотворительного общества «Отрада». Она рассказала о том, как сложилась судьба нескольких поколений её предков после отъезда из России и о своём участии в сохранении русского культурного наследия.
Почему именно сейчас началась столь рьяная борьба за снос памятников конфедератам в Америке? Дело в президенте Дональде Трампе, приступившем к исполнению своих обязанностей только в этом году или же «война с памятниками», «война с историей» рано или поздно вспыхнула была бы и при любом другом президенте США?
Не берусь оценить шансы сборной Бразилии на предстоящем чемпионате мира по футболу, но, очевидно, бразильские болельщики верят только в победу. Многие из них собираются в Россию и уже активно учат русские слова. Между тем и без футбола желающих изучать русский язык в Бразилии предостаточно.
17 сентября группа из 24 сирийских школьников вернулась домой из международного детского лагеря «Артек». Здесь, в Крыму, ребята провели почти три недели, и это их первое знакомство с Россией. Но, скорее всего, не последнее: ведь все они – победители олимпиады, которую провели власти Сирии среди учеников, изучающих русский язык.
Российский политик Вячеслав Никонов высмеял американское разведывательное сообщество, которое, по его словам, «прозевало, что Россия избрала президента Соединённых Штатов», сообщает USA Today. По мнению Никонова, США «перенапряглись на пути глобального доминирования» и на протяжении последних двух десятилетий «проседают» по всем параметрам.
15 сентября в Париже при поддержке фонда «Русский мир» пройдёт расширенное заседание президиума МАПРЯЛ, приуроченное к 50-летнему юбилею организации. О том, какие сегодня задачи стоят перед русистами и как в Казахстане готовятся принять конгресс Международной ассоциации русистов в 2019 году, рассказывает президент КазПРЯЛ, вице-президент МАПРЯЛ Элеонора Сулейменова.
Новый закон «Об образовании», который приняла Верховная рада Украины, фактически вводит запрет на получение образования на любом языке, кроме украинского. С 1 сентября 2018 года учиться на русском и языках других национальных меньшинств будут только до пятого класса. А с 2020-го русский, венгерский, румынский и прочие языки уйдут и из младшей школы. Как такой тренд монтируется со стремлением Украины стать полноценной европейской страной, размышляет председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов.