RUS
EN
 / Главная / Публикации / Ирина Кобылецкая: Название нашего общества «Феникс» – метафора новой жизни в Германии

Ирина Кобылецкая: Название нашего общества «Феникс» – метафора новой жизни в Германии

Елена Еременко 03.04.2017

Ирина Кобылецкая – член Координационного совета соотечественников Германии со дня его основания. Основательница и руководитель общественной организации «Феникс», она живёт в Майнце и возглавляет Координационный совет соотечественников земли Рейнланд-Пфальц.
 
– Ирина, по традиции наших интервью, первый вопрос: откуда ты приехала в Германию?
 
– Я из Баку, это мой город – там родилась, выросла, получила образование, встретила своего будущего мужа. Там я была счастлива.


Фото: russkoepole.de

Я не была там больше двадцати лет и очень хочу опять увидеть мой родной город. Мой Баку – город, в котором был культ матери, женщины и уважения к старшим.

– А почему вы тогда уехали? 

– К сожалению, в истории моего города есть и печальные, страшные моменты. Как мы сейчас уже понимаем, очень часто возрождение и утверждение национальных интересов сопровождается и возникновением конфликтов на национальной почве. Именно это пришлось пережить и Азербайджану.
 
В те годы уезжали все, кто мог куда-то двинуться. Сейчас бакинцев, моих сверстников, можно найти в самых разных уголках земли. Те, кто оставались там, пережили огромный стресс. Эта тяжёлая история, вспоминать не люблю и не хочу. К счастью, слышу от тех, кто там побывал в последнее время, что жизнь наладилась и Баку стал опять дружелюбным городом.
 
Говорят, что Баку стал очень современным, красивым. Нужно было, чтобы прошло много времени, чтобы наша семья стала подумывать навестить родной город.
 
Раньше даже все смеялись, что в Тбилиси говорят по-грузински, в Ереване по-армянски, а в Баку – по-русски. Там было столько национальностей намешано, что выход был один: говорить по-русски, и никому это до поры до времени не мешало, все жили в соответствии со своими верованиями, традициями.
 
Баку остаётся со мной всегда, я в любой толпе узнаю бакинца. Сначала мы обосновались в Трире, затем в поисках работы поехали в Майнц. И там, в местном Ратхаусе, увидели, что Майнц – побратим Баку. И поняли, что это знак судьбы.
 
Майнц – тоже маленькая многонациональная столица. Здесь мы нашли близких друзей, которые стали нам поддержкой, опорой, здесь повзрослели наши дети, создали свои семьи, и мы чувствуем себя здесь хорошо.
 
– Ирина, сейчас представить общественную жизнь в городе без твоей организации «Феникс» практически невозможно. К вам обращаются не только как к экспертам по русской культуре и традициям, вы стали ещё и одним из главных партнёров города по интеграции. Был ли у тебя раньше опыт активной работы в общественном движении?
 
– Конечно, нет, такого опыта не было, и неоткуда было ему взяться. Это, собственно, то новое, чему мы здесь научились и что помогло многим приехавшим в Германию найти себя.
 
К созданию организации я пришла не сразу – мы открылись в 2004 году, через десять лет после переезда. К тому времени мой муж уже работал на крупной, известной фирме программистом. Он и вдохновил меня, я подумала, что если у него получилось работать по специальности, то и я должна добиться того, что я хочу.
 
Мне всегда было интересно заполнять свою жизнь интересной работой, встречами с яркими людьми, что и происходило во время учёбы: параллельно училась в Бакинской консерватории, а вечером – на истфаке Педагогического института. Работала в Академии наук и в музыкальной школе по вечерам. Всегда могла найти себе работу по специальности. И так сложилась, что музыкальное образование стало первой ступенькой для того, чтобы начать новую жизнь в Германии.
 
Я люблю музыку, а она даёт мне силы и уверенность. Вот я и поняла, что хочу открыть свою музыкальную школу в Майнце. Познакомилась с опытом тоже приехавшей из бывшего СССР коллеги, и она мне помогла на начальном этапе.
 
Школу мы открыли. Так получилось, что первый набор был «немецкий». До сих пор с огромной благодарностью вспоминаю всех немецких родителей, бабушек и дедушек, которые, несмотря на мой далеко неидеальный немецкий в то время, доверили нам свою главную драгоценность – детей и внуков.
 
Несмотря на то, что урок мог продолжаться 30 минут и 1 раз в неделю, дети учились играть, и наши концерты проходили с большим успехом, многие родители, увидев успехи своего ребенка, уже хотели заниматься 2 раза в неделю и по 45 минут. Наши ученики принимали участие в интернациональных фестивалях и до сих пор радуют своими успехами на школьных концертах.
 
Потом неожиданно к нам обратилась пара супругов-архитекторов, они сказали, что хотят преподавать рисование. Предложила им помочь открыть собственную школу, они отказались, сказали, что хотели бы работать вместе. Решили попробовать и открыть художественное отделение при музыкальной школе. Архитекторы Евгения и Ефим Марьяновские (приехали из Украины) оказались преподавателями от бога – желающие научиться рисовать шли к нам беспрерывно.
 
Мы очень гордимся, что сейчас выпускники нашего художественного отделения, только благодаря нашей подготовке, учатся в высших учебных заведениях дизайна, архитектуры и живописи.
 
Оглядываясь, могу сказать, что мы стали магнитом для очень хороших специалистов, получивших отличное, крепкое советское образование.
 
Я никогда не искала преподавателей для каких-то новых предметов. Они находили нас сами – хотели реализовать свои знания и просто работать по своей специальности. В мою школу, действительно как в теремок из сказки, стали стучаться разные люди – и мы всех принимали.

Так, сейчас у нас работает танцевальная школа, хоровая студия, школа русского языка, история, география и бесплатные курсы немецкого языка для взрослых, театральная студия.

Фото: russkoepole.de

Называть это всё музыкально-художественной школой было уже непросто – и мы зарегистрировали в 2004 году своё общество «Феникс» – Phönix e.V. Mainz. Для меня наше название – не только красивая легенда из русского фольклора, но ещё и метафора реалий нашей жизни в Германии.

Все мои коллеги – мечтавшие найти себя, восстановить свою профессиональную и социальную роль в обществе – нашли себя в «Фениксе», все заново возродились из пепла. Это действительно так, когда в зрелом возрасте ты теряешь своё место, и должен начать всё опять, с нуля, – это достаточно тяжело, и не у всех получается справиться. Я искренне счастлива, что справилась сама и помогла другим людям. Кстати, теперь это не только коллеги, но и мои друзья

Все мои коллеги – мечтавшие найти себя, восстановить свою профессиональную и социальную роль в обществе – нашли себя в «Фениксе», все заново возродились из пепла. Это действительно так, когда в зрелом возрасте ты теряешь своё место, и должен начать всё опять, с нуля, – это достаточно тяжело, и не у всех получается справиться. Я искренне счастлива, что справилась сама и помогла другим людям. Кстати, теперь это не только коллеги, но и мои друзья.
 
– Ирина, мы в Германии знаем, что часто наши специалисты с опытом преподавания в лучших высших заведениях на Родине не видят возможности по приложению своих знаний. Твоё общество – один из лучших примеров успешной интеграции таких людей. Как думаешь, почему у вас получилось?
 
– Здесь особых секретов нет: всё опирается на общую заинтересованность и доверие. В эмиграции сидеть сложа руки нельзя: годы проносятся ещё быстрее, чем в привычной обстановке. Конкуренция жесточайшая. Поэтому только те, кто проявляет инициативу, могут на что-то претендовать.
 
Я беру на себя заботу, чтобы найти партнёров и возможность финансирования интересных проектов. Мне важно, чтобы те, кто верит в нашу организацию, получили возможность нормально зарабатывать благодаря своим знаниям и опыту. У нас, кстати, нет и кадровой текучки. Нам всем в нашем «теремке» хорошо.

Благодаря вкладу наших специалистов в наше общее дело у «Феникса» появились совершенно новые перспективы.
 
К нам однажды прибыла комиссия из Министерства внутренних дел и спорта –решили с нами познакомиться поближе и оценить работу. Одна из проверяющих случайно зашла на занятие по немецкому языку, который мы организовали для только что приехавших мам и пап. Она была поражена, как живо, интересно идёт урок. И сказала, что только такие преподаватели должны учить взрослых немецкому языку. Через несколько дней земельные власти предложили нам стать официальным центром языковых курсов. Ну разве это не чудо?
 
А имя нашего историка Николая Албула знают преподаватели многих гимназий нашего города.
 
Часто наши ученики после его уроков вступают в полемику на своих уроках истории. Знаешь, оказывается на вопрос «Кто победил во Второй мировой войне?» наше Общество и государственные школы отвечают по-разному.
 
Многие учителя наших подростков изъявляли желание познакомиться с Николаем Албулом.
 
Для меня как руководителя очень важно, что приходят специалисты, люди творческие, со своими авторскими программами. Хотела бы назвать всех, но не позволяет формат. Это – главная ценность нашей работы: благодаря таким коллегам дети у нас остаются по 10–15 лет. Многие начинали ещё в музыкальной школе и только сейчас прощаются с нами. Им интересно!
 
– Ирина, вот уже несколько лет в вашей земле дети из русскоязычных семей имеют возможность учить свой «семейный» язык в школах. Ты была одним из самых активных инициаторов этой кампании. Расскажи, как вы добились этого.
 
– Можно сказать, я просто вовремя разобралась с ситуацией. Когда стала внимательно следить за событиями в нашей Земле, обратила внимание, что есть программа по поддержке мигрантов: дети в стенах своей школы могли изучать сербский, хорватский, албанский, польский, арабский и турецкий. Я стала обращаться с запросами в министерство, в правительство – с просьбой дать такую возможность детям, желающим изучать русский язык.
 
Теперь, если детей родители записывают в школу, они могут сразу выбрать и изучение русского языка. Дети учат язык совершенно бесплатно, для меня это было принципиально. Многие спрашивали – зачем я пробиваю эту идею, ведь моя организация может неплохо заработать на курсах русского.
 
Моя позиция была однозначной: должна быть официальная поддержка политики многоязычия. Пусть те, кто может и хочет, идут к нам и платят, это вопрос частный. Но учить бесплатно язык родителей – тут для всех должно быть равное право, а это может организовать только земельное правительство.
 
Благодаря этой программе, кстати, и многие наши русскоговорящие учителя получили место работы. Для меня это было очень важным делом, и я счастлива, что это получилось.
 
– Ирина, ты с первого дня в движении соотечественников, в Координационном совете. Не было ситуации, когда ты пожалела о том, что приходится тратить время ещё на очередные заботы?
 
– Конечно не жалела, и не жалею! Это колоссальный опыт. Во-первых, сейчас у меня есть настоящие друзья, коллеги во всех уголках Германии. Нам удалось создать хороший коллектив, где каждый на своём месте и, что очень важно, определить для движения правильного лидера.
 
Лариса Юрченко – человек, которому мы доверяем и вместе с ней готовы делать много интересного и важного для диаспоры. И мы все вместе работали над тем, чтобы Совет был «живым».
 
Появились новые перспективы – внимание и поддержка таких российских структур, как Россотрудничество, посольство России, фонд «Русский мир». Благодаря их поддержке и программам пришла возможность совершенно иначе наполнять жизнь и работу Координационного совета.
 
За 10 лет в Германии было проведено множество фестивалей, конференций, круглых столов. И всё это организовывали члены Координационного совета.
 
В нашем городе в 2014 году в день 10-летнего юбилея общества «Феникс» открылся Центр фонда «Русский мир». Да, для нас это возможность получения лучших современных учебников, книг – это важно. Но и фонд получил возможность быть представленным на самом высоком городском уровне.


Фото: russkoepole.de
 
Когда меня спрашивают, какая работа проводится в Русском центре, я всегда отвечаю, что всё, что происходит с нами в школе, каждый день на занятиях или на встречах и праздниках, – это и есть Русский мир. А когда над площадью, где собираются по несколько тысяч людей, разносятся детские голоса, которые поют на русском языке, мы плачем от радости.
 
Несмотря на сложную политическую обстановку последних лет – центр Русского мира в нашем городе остаётся символом культурного обмена и сохранения традиций тысяч мигрантов, живущих в нашем городе.
 
Такой же опыт взаимодействия соотечественников с российскими гуманитарными организациями поддерживают все мои коллеги – можно вспомнить опыт Нюрнберга, Дрездена, Берлина, Франкфурта, Гамбурга, Мюнхена.
 
Все вместе в нашем Совете мы узнаём из первых рук о российских и немецких гуманитарных инициативах, выстраиваем свою стратегию работы – это даёт нам всем возможность двигаться вперёд.
 
Так что, думаю, что 10-летний юбилей нашего Координационного совета мы встречаем, как положено десятилетней организации: со зрелым опытом и интересными проектами.  
 
Источник: «Русское поле»

Также по теме



Новые публикации

Американский искусствовед Уильям Брумфилд по заданию Библиотеки Конгресса США ещё в середине 80-х подготовил первую выставку фотографий пионера цветной фотографии Сергея Прокудина-Горского. Сейчас он работает над книгой, в которой снимки дореволюционной глубинки авторства Прокудина-Горского будут соседствовать с фотографиями тех же мест самого Брумфилда.
Людмила Ростиславовна Селинская (США) – член Конгресса русских американцев, Русского Дворянского собрания в Америке и Совета директоров культурно-просветительского и благотворительного общества «Отрада». Она рассказала о том, как сложилась судьба нескольких поколений её предков после отъезда из России и о своём участии в сохранении русского культурного наследия.
Почему именно сейчас началась столь рьяная борьба за снос памятников конфедератам в Америке? Дело в президенте Дональде Трампе, приступившем к исполнению своих обязанностей только в этом году или же «война с памятниками», «война с историей» рано или поздно вспыхнула была бы и при любом другом президенте США?
Не берусь оценить шансы сборной Бразилии на предстоящем чемпионате мира по футболу, но, очевидно, бразильские болельщики верят только в победу. Многие из них собираются в Россию и уже активно учат русские слова. Между тем и без футбола желающих изучать русский язык в Бразилии предостаточно.
17 сентября группа из 24 сирийских школьников вернулась домой из международного детского лагеря «Артек». Здесь, в Крыму, ребята провели почти три недели, и это их первое знакомство с Россией. Но, скорее всего, не последнее: ведь все они – победители олимпиады, которую провели власти Сирии среди учеников, изучающих русский язык.
Российский политик Вячеслав Никонов высмеял американское разведывательное сообщество, которое, по его словам, «прозевало, что Россия избрала президента Соединённых Штатов», сообщает USA Today. По мнению Никонова, США «перенапряглись на пути глобального доминирования» и на протяжении последних двух десятилетий «проседают» по всем параметрам.
15 сентября в Париже при поддержке фонда «Русский мир» пройдёт расширенное заседание президиума МАПРЯЛ, приуроченное к 50-летнему юбилею организации. О том, какие сегодня задачи стоят перед русистами и как в Казахстане готовятся принять конгресс Международной ассоциации русистов в 2019 году, рассказывает президент КазПРЯЛ, вице-президент МАПРЯЛ Элеонора Сулейменова.
Новый закон «Об образовании», который приняла Верховная рада Украины, фактически вводит запрет на получение образования на любом языке, кроме украинского. С 1 сентября 2018 года учиться на русском и языках других национальных меньшинств будут только до пятого класса. А с 2020-го русский, венгерский, румынский и прочие языки уйдут и из младшей школы. Как такой тренд монтируется со стремлением Украины стать полноценной европейской страной, размышляет председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов.