RUS
EN
 / Главная / Публикации / Делатели на жатве Божией

Делатели на жатве Божией

Марина Богданова08.02.2017



Говоря о первооткрывателях, о тех, кто раздвигал границы своей родины, обогащая государство новыми землями, мы не можем забыть и тех, кто проходил теми же тропами, но с совершенно другой целью. Их труд был не менее тяжёл, многие заплатили жизнью за свой выбор. Их не интересовали золото, меха и торговые пути. Царство, ради которого они старались, было не на земле. Сегодня поговорим о русских миссионерах.

Россия с самых ранних своих дней многим обязана миссионерам и их подвигам. Благодаря святым братьям Кириллу и Мефодию у нас есть письменность. Неизвестный греческий миссионер Философ во время легендарного выбора веры блестяще раскрыл Владимиру суть православия, оказавшись убедительнее своих конкурентов. Византийские священники, пришедшие с князем Владимиром, учили Русь христианству, просвещали язычников, да и сам Владимир, равноапостольный князь, выступал практически как миссионер, убеждая свой народ креститься. Спустя всего лишь сто лет на Руси появились свои книжники и богословы. А ещё через какое-то время – и свои миссионеры.
 
Миссионеры Средневековой Руси

В 1110 году иеромонах Киево-Печерской лавры Кукша (во святом крещении Иоанн) отправляется на проповедь в земли вятичей. Это было племя диких воинов, язычников, про которых Нестор Летописец писал: «Они живут в лесах, как всякий зверь, и едят всё нечистое». Глубоко во владение вятичей заходить никто не смел. Среди вятичей практиковалось волхвование, приносились кровавые жертвы, в том числе и человеческие. Сам Кукша принадлежал к знатному вятичскому роду, и Церковь прославила его не как Иоанна, а именно под его языческим вятским именем. Преподобный Кукша был убит на краю болота, недалеко от скита, в котором жил (в 15 км от нынешнего Мценска). Историки считают, что расправились с Кукшей жрецы вятичей, обозлённые на священномученика за его успешную проповедь.

Странными путями порой приходили люди к христианству. Удачливый и богатый купец-мусульманин из волжских болгар, по работе часто общаясь с русскими коллегами, постепенно пришёл к православию, крестился – и с тех пор стал Авраамием Болгарским. Каково же было удивление его соотечественников, когда на ярмарке в городе Великие Булгары он, забросив торговлю, стал проповедовать, рассказывая о Христе и призывая народ к покаянию и крещению. Сперва новоявленного миссионера пытались урезонить, потом жестоко избили всем миром, морили голодом, а когда и эти меры ни к чему не привели, его, не мудрствуя лукаво, четвертовали (1229 г.) на берегу Волги. 

Практически сразу же на месте мученической смерти Авраамия забил целебный источник. Авраамий Болгарский почитается как один из 13 домонгольских святых, ему молятся о здоровье больных детей, а ещё – об успехе в торговых предприятиях. Кстати, колодец Авраамия (питающийся от чудесных ключей) в татарском городе Болгары существует до сих пор. В эпоху тотального атеизма он был изгажен и почти засыпан, но потом расчищен. Вода в нём, как показали лабораторные исследования, содержит примеси серебра – и на вкус слегка сладковата. 

Путь проповедника Авраамия Болгарского был бурным, но недолгим. Фактически, его первая спонтанная миссия стала для него и последней. А св. Стефан Пермский, просветитель зырян, отдал делу миссионерства более 20 лет (ум. в 1396 г) . Считается, что его мать была из коми-зырян, а потому язык коми был знаком Стефану с детства. Сам Стефан был блестяще образован, кроме того – выучил греческий, чтобы свободно переводить Святое Писание, катехические и богослужебные тексты на зырянский (великопермский) язык. Во время своего долгого подвижничества он совершил множество чудес.


Св. Стефан Пермский по дороге в Москву

Св. Стефан сурово боролся с колдовством и язычеством. Известен его спор о вере с Памом, «волхвам начальником». Пам горячо отстаивал прежнюю веру, призывая к сопротивлению новой. «Не слушайте Стефана, который пришёл от Москвы. А от Москвы может ли добро прийти? Не оттуда ли к нам тягости приходят, дани тяжкие и насилие, тиуны, и доводчики, и приставы?» Когда дискуссии зашли в тупик, Пам предложил решить спор «Божьим судом»: сперва войти в горящую избу – потому что огонь не опалит того, кто прав. Второе испытание было тоже не из легких: спуститься в прорубь под лёд, пройти по дну и вынырнуть в следующей проруби, ниже по течению. Стефан заметил, что его вера не предусматривает ордалий, тем не менее лично он, Стефан, готов, взявшись за руки с оппонентом, войти в огонь и спуститься под лёд. Но… отказался сам Пам. Он поспешно заявил, что «с огнём и водой обращаться не обучен», полагая, что Стефан так спокоен, потому что знает какие-то колдовские секреты.  

Разозленные зыряне хотели убить своего бывшего главного колдуна за малодушие, но Стефан велел отпустить Пама на все четыре стороны. Стефан открывал школы, где учил детей и взрослых чтению и письму, изобретённому им на основе старинных родовых «значков», знакомил их с основами веры, приуготавливал к крещению и вразумлял, как мог, понуждая отказаться от язычества и колдовства. Там же он готовил будущих клириков. 

Дело Стефана продолжил преп. Феодорит Кольский, через 100 лет подвизавшийся на Белом море. Он перевёл богослужебные тексты на местные языки, составил азбуку для саамов, крестил лопарей. Миссия преподобного Феодорита продолжалась 12 лет – и проходила в непрерывных и непосильных трудах и лишениях. Лишь на седьмой год жизни в этих негостеприимных землях проповедь стала приносить свои плоды – и лопари, привыкнув к Феодориту Руссианину, вдохновившись его личностью, согласились принять крещение. Усилиями преп. Феодорита на Севере, за Полярным кругом, ставились храмы,  открывались монастыри, звучало церковное пение, оленеводам и рыбакам на их языке толковали Писание. Преподобный Феодорит перевел на карельский язык «Отче наш» и «Символ веры», записал историю Карелии и Лапландии, оставил также и записи о собственной жизни. К великому сожалению, ни один из этих трудов не сохранился, мы знаем об их существовании только со слов современников Феодорита. 

Противодействовали Феодориту не только арбуи – лапландские  колдуны, но и собственные братья-монахи. Слишком многого требовал от них преподобный Феодорит: кормиться от плодов своих рук, соблюдать строжайшую монашескую дисциплину – и всё это в условиях Крайнего Севера. Скончался преподобный 17 августа 1571 года на Соловках, куда удалился незадолго до смерти.

Православие в Сибири и Америке

В XVI–XVII веках в пределах России оказалось очень много племён и народов, которые не принадлежали к христианству. Завоевания Ивана Грозного – Казанское и Астраханское царства, открытие Сибири и продвижение в сторону океана привело русских в края, где царил совсем иной уклад, жили иные боги, всё было по-другому. 


Понятно, что отношения между пришельцами и коренным населением не были радужными, особенно поначалу. Тем не менее государству была необходима Сибирь, её золото и пушнина. Перед церковью тоже встала неотложная задача: просветить и привести к спасению тысячи и тысячи новых душ, вывести их из состояния первобытного язычества. 

Чтобы понять масштабы предстоящей работы, надо сказать, что территория Сибири была сопоставима с территорией всей остальной России, а работать там приходилось бы с нуля, в условиях крайне нелегких. К тому же аборигены исповедовали кто шаманизм, кто ламаизм, а ислам проник на территорию Сибири лет на 50 раньше, чем пришло христианство. Кроме того, на территории Сибири обосновались старообрядцы, в своё время бежавшие туда от преследований, – и отказываться от своей веры они не собирались. Но самым болезненным оставался языковой вопрос. Местное население не могло воспринять весть о Христе на церковно-славянском: даже русский был лишь на уровне нескольких самых распространённых фраз – чтоб можно было хоть как-то договориться с купцами или казаками. А национальных языков миссионеры не изучали, да и не существовало никаких пособий. Отдельные миссии, в которых участвовали священники, могущие объясниться с местными племенами, были довольно успешными, но это были единичные случаи. В целом же всё обстояло печально.


Св. Герман Аляскинский

Первоначально для окормления Сибири были посланы священники из Великого Устюга и Вологды – от архиепископа Вологодского и Великопермского. В сущности, крещение местного населения вблизи крупных населённых пунктов происходило достаточно легко – смена веры была, скорее, знаком лояльности к новой власти, чем подлинным духовным перерождением (к примеру, крещаемым прощались недоимки, делались подарки, им полагался ряд льгот). 

Настоящим примером христианского подвижничества и попечения остался митрополит Филофей (Лещинский), управлявший Сибирской епархией в 1702–1711 гг. и в 1715–1720 гг. Увидев, где и с чем ему предстоит работать, митрополит констатировал: «Пришёл в Сибирские страны, в церквах Божиих усмотрел я великое нестроение, а какое нестроение нелеть и писанию предати»

Нищее, необразованное духовенство, пустые храмы, всё возрастающее влияние мусульманства, да и поведение христиан, лишённых должного пастырского наставления, оставляло желать лучшего. Филофей активно взялся за дело. Он выписывал из Малороссии (Украины) иконописцев, строителей, монахов, учителей, вытребовав у царя Петра содействие их свободному въезду в Сибирь (а также возможность беспрепятственно покинуть её, поскольку для многих южан суровые сибирские зимы были нестерпимыми). Он открыл архиерейскую школу, первую в Сибири, отправил миссионеров на Камчатку и Дальний Восток, неусыпно пекся о новообращённых – и об их детях, сам выезжал в миссионерские путешествия – и допускал до крещения лишь тех, кто был по-настоящему готов к совершению обряда, крестился осознанно и добровольно. Всего же за годы его подвижнической миссионерской деятельности им было крещено более 40 000 туземцев. 

Кроме духовного спасения Филофей старался помогать своим пасомым и в земных делах. Он неоднократно ходатайствовал за них, добивался справедливости по отношению к бесправным туземцам, в частности, сделал всё возможное, чтобы пресечь распространённую практику, когда русские обманом захватывали туземцев, превращая их в своих крепостных. Аборигенов, находящихся в услужении у русских, по настоянию Филофея разыскивали и освобождали, выдавали им паспорта и строго следили, чтоб инородцев «нигде не кабалить, в неволе не держать»

Неоднократно во время своих походов святитель был на волосок от гибели, однажды пуля прошла сквозь его одежду, чудом не ранив Филофея. Тем не менее он бестрепетно продолжал свой святой труд – не за страх, а за совесть. Его не напрасно называют Апостолом Сибири. Остяки и вогулы верили ему безоговорочно, считая святым человеком. 

Миссия в Русской Америке (Кадьякская) под руководством еп. Иоасафа (Болотова) была в целом успешной (монахи активно крестили и венчали индейцев, алеутов, в том числе освящая и смешанные браки русских с алеутками), но руководство Российско-американской компании чуть ли не в открытую вставляло миссионерам палки в колёса: компания намеревалась делать бизнес любыми средствами, духовное спасение – своё собственное или алеутов – их не интересовало. Завершилась миссия трагически – епископ Иоасаф и его люди утонули во время кораблекрушения, когда отбывали с Аляски, священномученик Ювеналий Аляскинский был убит при загадочных обстоятельствах, а после смерти на Еловом острове от старости последнего из миссии – св. Германа Аляскинского – было решено миссию не восстанавливать. 


Сейчас Герман Аляскинский считается православным покровителем Аляски, в день его памяти на Еловый остров съезжается множество паломников. Святость и звание Апостола Сибири и Америки стяжал первый православный епископ Камчатки, Якутии, Приамурья и Северной Америки Иннокентий (Вениаминов) (умер в 1879 г.). Он переводил Священное Писание (в частности Евангелие от Матфея) на алеутский и тлингитский языки, учил индейцев, строил для них школы и больницы. Вот его слова: «Чем более знакомлюсь с дикими – тем более люблю их и тем более убеждаюсь, что мы с нашим просвещением далеко уклонились от пути к совершенству, почти не замечая того; ибо многие так называемые дикие гораздо лучше многих так называемых просвещённых в нравственном отношении».

Алтайская миссия

В XIX веке поспешное и неглубокое крещение, длительное пренебрежение миссионерством со стороны государства и ряд других причин привели к тому, что огромное количество условных христиан стало отпадать от церкви.  Епископ Тобольский владыка Евгений послал по всем монастырям призыв откликнуться тех, кто желал бы поехать с миссией на Алтай – работать на Божьей ниве. Так и случилось с молодым архимандритом Макарием (Глухарёвым), учеником свт. митрополита Филарета (Дроздова), полиглотом и романтиком. Несмотря на молодость, он постоянно болел, был крайне субтильного сложения и, по собственному признанию, не чаял дожить до зрелых лет. По легенде, в келью к нему зашёл паломник М. А. Атлас. Это было в 1829 г. Архимандрит Макарий, как всегда больной, сидел за печкой и занимался переводами. «Что ты, отец Макарий, забился и сидишь тут в темноте?» – спросил его гость. «Что мне делать, когда я так слаб и чувствую, что везде дует», – отвечал монах. «Ты человек просвещённый, тебе надобно других просвещать, а ты засел здесь в темноту. Иди, проповедуй Евангелие сибирским язычникам, вот Святейший Синод ищет такого человека», – сказал ему М. А. Атлас. 


Кафедральный храм преподобного Макария (Глухарёва) в Горно-Алтайске

Алтайская миссия была подготовлена значительно лучше, чем прежние: много времени было потрачено на изучение образа жизни коренного населения, собиралась информация, заранее оговаривались разные вопросы дисциплинарного и учительного характера. Архимандрит Макарий поселился в большом селении Майма, он не покладая рук трудился, до мелочей вникая в повседневную жизнь и нужды тех, кто был вверен его пастырскому попечению. 

Человек ошеломляющей эрудиции, в совершенстве знающий 7 языков, талантливый писатель и богослов, он отлично понимал необходимость преодоления языкового барьера. Выучив телеутский (лингва франка Алтая), он немедленно стал переводить Святое Писание, при этом как Новый, так и Ветхий Завет. Системно подойдя к делу проповеди, он не сомневался: крещение – это только начало работы миссионера. 

Алтайская миссия вскоре стала самой успешной – хотя массовых крещений (по 2000–3000 человек в месяц) там не фиксировалось. Архимандрит Макарий особое внимание обращал на установление бесперебойной работы, чтобы и в его отсутствие миссия жила и процветала. Он удивительно умел привлекать к делу нужных людей, сотрудничая с учителями, врачами, организуя школы, больницы, училища, препятствуя спаиванию и развращению населения, создав при этом настоящее миссионерское братство. Под конец служения о. Макария уважали даже староверы – случай беспрецедентный. Скончался он 18 мая 1847 г. на 55-м году жизни со словами: «Свет Христов просвещает всех». Миссия на Алтае работала и после его кончины – вплоть до 1919 года, с установлением Советской власти. Работает она и сейчас.

Русские миссионеры в Поднебесной

Начало китайской миссии православной церкви было положено ещё в XVII веке, когда 45 русских казаков было захвачено в плен в крепости Албазин на Амуре. Пленных перевели в Пекин – среди них был священник Максим, который окормлял своих единоверцев. Постепенно албазинцы были приняты императором на службу, оставаясь при этом православными и российскими гражданами в китайском плену. 

После смерти о. Максима из России был послан священник для продолжения служения в Пекине. По факту – это уже была миссия. Так как она не преследовала ни прозелитских, ни политических целей, оставаясь «домашней» церковью для албазинцев и членов их семей, поддерживая купцов, прибывающих в Пекин, и обучая всех желающих китайскому и манчжурскому языку, китайские императоры не обращали на нее особенного внимания. Постепенно русская миссия плавно превратилась в миссию не столько религиозную, сколько дипломатическую. Руководитель Девятой по счету миссии в Пекине Иакинф (Бичурин) стал одним из самых уважаемых русских синологов, его книги не утратили своего значения и по сей день. 

Литургия для албазинцев в Русской духовной миссии в Пекине

Неоценимой стала помощь миссии после Октябрьского переворота. Тысячи россиян, покинувших Россию или оставшихся в Китае, или работали для миссии, или другими способами получали поддержку и помощь в самое тяжёлое для них время. В склепе Русской духовной миссии в Пекине похоронили и алпаевских мучеников (членов царской семьи, казнённых в Алпаевске), которые были доставлены туда игуменом Серафимом. После революции в России и во время Второй мировой войны, несмотря на достаточно большое количество православных русских в Китае, миссия не вела какой-то заметной пропаганды православия, практически полностью сосредоточившись на материальной помощи русским. Закрыта миссия была уже после войны, когда к власти в Китае пришли коммунисты. 


Много настоящих героев и подвижников выдвинула из своей среды Русская православная церковь, множество пастырей «положили душу свою за овцы», проповедуя, просвещая, без остатка тратя свою жизнь на ниве миссионерства и просвещения Светом Христовым. Продолжается миссионерская деятельность и сейчас. Современные миссионеры ездят по всему миру, а многие работают и в России. Ведь по-прежнему актуальны слова Евангелия: «Жатвы много, а делателей – мало». И по-прежнему насущной остается молитва: «Пошли, Господи, делателей на жатву Свою».

Также по теме



Новые публикации

В программе освоения Дальнего Востока государство придаёт большое значение переезду семей старообрядцев из Южной Америки. Первые попытки сложились не слишком удачно. Но теперь власти на самом высоком уровне намерены сделать всё, чтобы возвращение староверов на свои исконные дальневосточные земли стало как можно более массовым.
История России и пути православия в России неотделимы от истории многочисленных ересей. Почему такое широкое распространение получали секты? Очевидно, людей не удовлетворяла та духовная жизнь, которую им предлагала официальная церковь. По своей простоте и неучёности или наоборот – из-за слишком высоких духовных запросов, но люди искали своего бога – и своих путей к нему. Иногда эти пути были нелепыми, иногда – чудовищными.
Изучать гаммы или бегать по поляне с сачком, слушая птиц, – что лучше для приобщения ребёнка к музыке? Эта проблема стала основной темой шестой сессии Научного совета, который собрался в музее-усадьбе Петра Ильича Чайковского в Воткинске (Удмуртия). Сессия собрала ведущих исследователей в области теории и преподавания музыки из более чем тридцати регионов России.  
Ни для кого не секрет, что в наши дни в вузах Италии в области преподавания русского языка как иностранного существует ряд трудностей: в группах очень много студентов, посещение занятий для них свободно, а количество аудиторных часов невелико. В таких условиях необходимо давать учебный материал в короткие сроки, в максимально концентрированном виде и в занимательной форме.
Очень часто приходится слышать то про одно, то про другое: не женское это дело. Тем не менее даже в патриархальной дореволюционной России жили женщины, которых не останавливало непонимание близких, неприятие общества, невозможность получить хорошее образование и нормально заниматься любимым делом.
Мы привыкли, что Аляска — это где-то далеко. Очень далеко, другой край света – и географически, и исторически. Без малого полтора столетия прошло с тех пор, как над Ново-Архангельском, впоследствии ставшим Ситкой, взвился флаг Северо-Американских Соединённых Штатов. Но есть люди, которые сохраняют добрую память о русском присутствии в Америке.
В Год экологии Московский зоопарк разработал необычный проект – экокультурный маршрут с посещением уникального в России Центра воспроизводства редких животных. Идея оказалась настолько востребованной, что на первый тестовый тур пришло почти триста заявок от желающих. Зачем зоопарку заниматься туризмом, рассказывает заместитель генерального директора Московского зоопарка Евгения Пономарёва.
История взаимоотношений Швейцарии с Россией исчисляется столетиями, и её поворотным моментом принято считать Венский конгресс 1814–1815 годов, на котором Александр I принял для России решение стать одним из государств – гарантов постоянного нейтралитета Швейцарии. Особенно важную главу в отношении двух стран составила история небольшого, но активного сообщества русских эмигрантов-марксистов.