EN
 / Главная / Публикации / «Российские полёты на Луну должны начаться лет через 10»

«Российские полёты на Луну должны начаться лет через 10»

Светлана Сметанина10.04.2021

Олег Блинов. Фото: Клинская детская библиотека А. П. Гайдара / Вконтакте###https://vk.com/photo-115149579_456240812

С 10 по 12 апреля на ВДНХ проходит международный фестиваль «Пора в космос!», приуроченный к 60-летию полёта первого космонавта Юрия Гагарина. Одним из участников фестиваля стал космонавт-испытатель Олег Блинов, который рассказывает студентам из разных стран, обучающимся в России, о своём опыте пребывания в отряде космонавтов.

– Вы входили в отряд космонавтов с 2012 по 2016 год. Насколько сегодняшние требования к кандидатам в космонавты отличаются от того, что было во времена Юрия Гагарина?

– Требования, которые предъявлялись к первым космонавтам, были немного другие. В то время отбор происходил только из числа лётчиков-истребителей. Это было обусловлено тем, что лётчики-истребители уже изначально имели очень хорошие показатели по здоровью, выносливости и стрессоустойчивости. И так как это была государственная задача, в большей степени привлекали на тот момент военных. А сейчас ситуация изменилась: долгие годы пилотируемой космонавтики показали, что в космосе при долговременных работах нужны не только лётчики, но и инженеры, учёные. За всю историю освоения космоса мы видели, что в отряд космонавтов были наборы по разным программам. Что касается медицинских требований, то, наверное, сейчас проверяют даже более досконально, учитывая, как продвинулись средства контроля и диагностики здоровья. Поэтому и говорят, что нет абсолютно здоровых, есть недообследованные. Сейчас очень трепетно относятся к состоянию здоровья будущих космонавтов и проводят глубокие медицинские и психологические обследования кандидатов.

Понятно, что тогда это было «время первых»: впервые полёт в космос, впервые стыковка космического корабля, впервые выход в открытый космос… А сейчас это в первую очередь работа – но сложная, тяжёлая и длительная. И она включает в себя не только испытательную, но ещё и научную составляющую.

– В то же время среди американских астронавтов была, например, женщина – учитель средней школы. Получается, там набирали в отряд всех желающих?

– Да, в Соединённых Штатах очень хорошо развита программа популяризации полётов в космос. Насколько я знаю, там проводился конкурс, главным призом в котором был полёт в космос. Эта учительница действительно стала призёром и таким образом попала в состав экипажа космического корабля.

У нас первый полёт женщины-космонавта состоялся в 1963 году. После этого всего четыре женщины в Советском Союзе сумели стать космонавтами и побывать в космосе. Почему так мало? Дело в том, что у нас подход к отбору космонавтов не учитывает гендерный критерий. То есть космонавт – это, в первую очередь, человек, к которому предъявляются определённые требования, довольно жёсткие.

По этой логике женщина должна соответствовать этим требованиям на том же уровне, что и мужчина. Не учитывая гендерные особенности, мы попросту требуем от женщины, чтобы она стала похожа на мужчину. Но при этом мы хотим видеть в женщине женщину, а не мужчину. Когда женщина не выполняет те требования, которые рассчитаны на мужчину, то считается, что это плохо, и она не подходит для космических полётов.

Американская сторона пошла немного по другому пути. В настоящий момент у них слетало в космос порядка 43 – 45 женщин-астронавтов. Но только две из них были командирами корабля. Остальные были в составе экипажей «Шаттлов» – как правило, по семь человек, – и выполняли задачи, связанные с наукой. То есть американцы пришли к выводу, что к женщинам не нужно предъявлять слишком жёсткие требования.

В результате женщины в космосе показали себя очень хорошо: это и проведение научных экспериментов, внимательность и терпение в работе, способность к рутинной длительной работе. В каких-то случаях у них это получается даже лучше, чем у мужчин. Сейчас в отряде астронавтов порядка половины – это женщины. Конструкторы в космической отрасли также учитывают женский фактор и работают над тем, чтобы женщинам было комфортно в космосе. Взять те же скафандры для выхода в открытый космос – они имеют несколько типов размеров. И если мы тоже хотим, чтобы наши женщины работали в космосе наравне с мужчинами, необходимо продумывать этот подход.

– Вы как космонавт-испытатель специализируетесь именно на испытаниях скафандров?

– После того, как я прошёл общекосмическую подготовку и сдал государственный экзамен, по результатам которого мне была присвоена квалификация «космонавт-испытатель». Скафандрами для выхода в открытый космос я занимался в части технического обеспечения работы тренажёра «Выход-2» и проводил теоретическую и практическую подготовку космонавтов по скафандру «Орлан» и комплексу средств шлюзования.

Два года тому назад мне предложили возглавить отделение по разработке и созданию комплексных тренажёров перспективных транспортных кораблей типа «Орёл». Для осуществления пилотируемых полётов в дальний космос разрабатываются новые космические аппараты, на их базе должны быть созданы тренажёры для подготовки космонавтов, которые в земных условиях способны моделировать различные участки полёта.

– Сегодня несколько упростились требования к вступлению в отряд космонавтов. А если человек обычной земной профессии – учитель, инженер, врач – захочет полететь в космос, он может подать заявление о вступлении в отряд?

– Да, конечно. В отборе в отряд космонавтов может участвовать молодой человек или девушка до 35 лет, имеющие высшее образование, российское гражданство, хорошее здоровье. По поводу специализации: запрета на то, чтобы принимать в отряд космонавтов учителей, журналистов, врачей, – такого нет. Правда, предпочтение отдаётся инженерному и лётному составу. Но учитывая то, что сейчас на Международной космической станции ведётся очень много научных программ, есть необходимость в космонавтах с научной специализацией. Вот когда начнутся полёты на Луну, наверняка, будут востребованы геологи.

– Полёты на Луну – это уже ближайшая перспектива?

– Полагаю, что российские полёты на Луну должны начаться лет через 10. Если говорить об освоении дальнего космоса, а Луна – это тоже для нас дальний космос, то к 2025 году – это пилотируемые полёты перспективного транспортного корабля со стыковкой на МКС. В 2030 – полёты в сторону Лунной орбиты, прилунение. Но это общие планы, которые могут сдвинуться. Дело в том, что всё, что связано с космонавтикой, должно иметь очень большую безопасность для экипажа и корабля, так как в это вкладываются очень большие деньги. Пока не будет уверенности, что это работает безотказно, никаких дальних полётов не будет.

– А то, что Илон Маск планирует чуть ли не в ближайшие несколько лет ракету к Марсу запустить – это пока всё-таки больше фантазии?

– У них интересная программа, хорошее финансирование. Крайние испытания головной части корабля SpaceX были неудачными. Пока они взорвали энное количество этих ракет – явно есть какая-то проблема. Если говорить о многоразовом космическом корабле Crew Dragon, который сейчас находится на орбите, то надо дождаться очень важного момента: тот экипаж, который там находится, должен спуститься. Тогда цикл пилотируемых испытаний будет считаться завершённым. Я нисколько не умаляю их заслуг и считаю, что нужно гордиться тем, что космическая отрасль – не важно, в России или за её пределами – имеет такие достижения.

– Вы довольно часто участвуете в проектах, которые связаны с детьми и молодёжью – выступаете и рассказываете о космических исследованиях. Одна из таких встреч состоится на фестивале «Пора в космос!» на ВДНХ. Почему вы решили заняться этой просветительской работой?

– Наверное, каждый специалист, который увлечён своим делом, со временем накапливает какой-то багаж знаний и умений. Если он живёт этим, у него всегда будет желание поделиться своими знаниями. Хорошо, что сейчас есть ребята, которые этим интересуются и которые с большой благодарностью принимают эту информацию. Я стараюсь доступным языком рассказать историю освоения космоса, его настоящее и ближайшее будущее. Ну а если у кого-то возникнет желание дальше более глубоко изучать эту тему, я никогда не отказываю в просьбе посодействовать им в выборе будущей специальности.

На предстоящем космическом фестивале на ВДНХ у меня также будет встреча со студентами из разных стран, обучающимися в российских вузах. Надеюсь, что у нас состоится интересная дискуссия о российских достижениях в космосе.

Также по теме

Новые публикации

Российский институт театрального искусства – ГИТИС совместно с Россотрудничеством запускают образовательный проект “STANISLAVSKY. METHOD”. Речь идёт о выездных школах театрального мастерства в странах СНГ (и не только), преподавание в которых будет вестись российскими театральными педагогами – разумеется, по системе Станиславского.
Многие дети соотечественников, проживающих за рубежом, получают образование в местных учебных заведениях, а параллельно ходят на занятия в русские школы. Все они нуждаются в методической поддержке. Специально для таких школьников был создан учебный авторепетитор «Мы сами». Мы поговорили с его автором доктором филологических наук Натальей Сафоновой.
Многие иностранные студенты уже получают образование в вузах РФ, а нацпроект «Наука и университеты» предполагает развитие этого направления и повышение привлекательности отечественного высшего образования. В августе пять российских университетов объединились в консорциум, чтобы предложить уникальную программу подготовки иностранцев к обучению на русском языке.
Как и чему сегодня нужно учить инженеров? Могут ли российские технические вузы конкурировать с зарубежными? Стоит ли опасаться роботов и искусственного интеллекта? На эти и другие вопросы отвечает и. о. ректора МГТУ СТАНКИН Владимир Серебренный.
В Международном союзе немецкой культуры представлена книга «Немецкие тайны» Александра Фитца. Это исследование о том, как немцы стали российскими, затем уехали в Германию, а теперь кто-то возвращается, а кто-то живёт на две страны.
Глава Комитета Госдумы по образованию и науке, председатель правления фонда «Русский мир» прокомментировал заявление Президента Украины Владимира Зеленского о возможной войне с Россией.  
Лето на Аляске короткое, зима заглядывает в глаза уже с ранней осени. Лучше многих об этом знает известный российский путешественник Сергей Синельник. Переход, который он с 2019 года совершает на точной копии средневековой поморской ладьи «Пилигрим», привёл его в самый северный американский штат.
В конце августа ФСБ рассекретила подлинник текста приговора Токийского международного военного трибунала 1946 – 1948 годов, в котором говорится о планах империалистической Японии захватить советские Дальний Восток и Сибирь. А накануне открылся международный форум, посвящённый Хабаровскому процессу1949 г., – суду над военнослужащими Квантунской армии, обвинёнными в разработке и применении бактериологического оружия.