EN

Оганесян Лолита. Николай Васильевич Гоголь. Его узкий круг «посвященных». Следы истории в Грузии

 / Главная / Фонд / Проекты / Международная акция "Год культуры Русского мира" / Сочинения / Оганесян Лолита. Николай Васильевич Гоголь. Его узкий круг «посвященных». Следы истории в Грузии

Оганесян Лолита. Николай Васильевич Гоголь. Его узкий круг «посвященных». Следы истории в Грузии

Н.В. Гоголь родился 20 марта (1 апреля) 1809 года в местечке Большие Сорочинцы Полтавской губернии. Родом он был из старинного дворянского двора.

«Его творчество разграничивается на два периода: первый, когда он служил прогрессивным стремлениям общества, и второй, когда он стал религиозно-консервативным», — писал русский литературовед А.Н Пыпин. Но, несмотря на это разделение, мы не можем сказать, что мотивы его произведений: «Ревизор», «Мертвые души», «Вий», «Вечера на хуторе близ Диканьки» и т. д — противоположны друг другу. Напротив, они представляют собой цепочку произведений, отображавших быт и проблемы русского общества, о чем сам Гоголь говорил: «У меня то и выходило, что взято было мной из действительности, из данных, мне известных». С ранних лет Гоголю было ненавистно ограниченное самодовольство, и, естественно, эта черта проявилась потом в его поздних произведениях, в которых он осуждал общественные язвы и испорченность, и эта черта перевоплотилась в глубокое понимание значения высокого искусства. Когда он учился в Нежинском лицее, одноклассники прозвали его «таинственный карла». Это прозвище было связано с тем, что, в отличие от его ровесников, у него был абсолютно другой образ мышления и взгляды на жизнь. Другой образ мышления выражается в том, что он очень боялся любой односторонности, боялся того, что его могли уличить в его суждениях. Николай Васильевияч был очень эмоциональной личностью, по его поведению было заметно, что его подспудно что-то тревожило. Но никто из современников не мог понять, что творится в душе гения.

Единственным человеком, которому удалось открыть завесу этой тайны,  была женщина. Кто же она? Кем была эта таинственная дама, прозванная за свой парадоксальный ум «Мадам де Севиньи», за непоседливость – «южная ласточка», за острый язычок – «Донна Соль», за удивительное сочетание, казалось бы, несочетаемого – «небесный дьяволёнок»….? Это –  приятельница Пушкина, Жуковского, Крылова, Растопчиной, Тургенева, Ал. Толстого, Щепкина, Глинки, Брюллова, Мицкевича, Листа, фрейлина двух императриц, хозяйка литературного салона, выдающаяся мемуаристка – Александра Осиповна Смирнова-Россет.

Николаю Васильевичу задолго до знакомства с Александрой пришлось пережить неудачный роман, вызваший глубокую депрессию в его жизни. После этого писатель уехал в Рим. А когда вернулся в Петербург, встретил главную женщину в своей жизни. Это и была Александра Смирнова-Россет. Грациозная, изящная, скромная, умная, образованная женщина, она прекрасно себя чувствовала при дворе, пользовалась большим уважением, и вскоре стала любимой фрейлиной императрицы Александры Фёдоровны. Её уважал император Николай Первый, с ней любил непринуждённо побеседовать Великий князь Михаил Павлович, послушать её интересные высказывания с блёстками тонкого остроумия. Гоголь был ею очарован. Но, несмотря на это, он не искал физической близости с ней. Их отношения были исключительно платоническими. Однажды Александре удалось заметить: «А, вы, кажется, в меня влюблены». В ответ на это Гоголь смутился и убежал. Но отсутствие физической близости не помешало ему включить Александру в узкий круг «посвящённых», с кем Николай Васильевич бывал откровенен. Между ними велась оживлённая переписка, в которой Гоголь делился с ней взглядами на литературу, религию. Гоголь читал Смирновой-Россет отрывки из незаконченных произведений, выслушивал её критику, принимал многое во внимание.

«Это перл всех лучших русских женщин, каких мне случалось знать, но вряд ли кто имеет в себе достаточной силы оценить её», – писал он об Александре Осиповне.

В Калуге Николай Васильевич начал работать над вторым томом «Мёртвых душ». В это время супруг Смирновой-Россет был назначен калужским губернатором. Семья Смирновых переезжает в Калугу, и приятели снова встречаются. Гоголь читает несколько глав незаконченного романа. Позже это событие называют «калужскими чтениями». Некоторые литературоведы предполагают, что причиной сожжения второго тома «Мёртвых душ» было одно из писем Смирновой Гоголю. Известно, что Александра рассказала ему, как видела сон, где он сжигает второй том. Смирнова назвала свой сон «преображением», однако Гоголь понял его по-своему. «Появление второго тома в том виде, в каком он был, мог принести вред, нежели пользу», – писал Николай Васильевич. На примере чисто дружеских отношений Смирновой-Россет и Гоголя, мы видим, какое огромное влияние оказала она на творчество великого русского писателя.

Невероятным счастьем для Грузии является то, что женщина, таившая в себе воспоминания о величайшей русской культуре и её деятелях, обосновалась в Грузии. Причудливые виражи фортуны связали Россет с семьёй армянских тбилисских меценатов, внесших неоценимый вклад в развитие грузинской культуры. В 1878г. Михаил Николаевич, сын Смирновой женился на Елизавете Михайловне Тамамшевой. В приданое ее родители дали дом на Гановской улице, ныне – Табидзе 20. Так, семья Смииронвых попала в Грузию. Сюда была перевезена обстановка петербургского салона. Двери дома Смировых всегда были распахнуты для гостей. Здесь любили собираться художники, писатели, композиторы, учёные. Захаживали Н. Николадзе, П. Меликишвили. Пётр Ильич Чайковский играл на фортепиано, которое по сей день хранится в ныне закрытом Музее. 

Переписка Александры Осиповны с Гоголем продолжалась и после её переселения в Грузию. Сам Николай Васильевич писал, что эта женщина, в жилах которой текла немецкая, итальянская и грузинская кровь, обращалась с ним как с братом:

«Без неё Бог весть, был бы ли я в силах перенести многое трудное в моей жизни».

Смирнова-Россет помогала часто страдающему от безденежья Гоголю, и, возможно, эта фраза, приведённая выше, связана с почти безрассудной добротой этой великой женщины. В советский период в течение долгих лет, вплоть до 2006 г., в доме, в котором жила Смирнова, был открыт Пушкинский мемориал Дома Смирновых. Тысячи посетителей ознакомились с уникальным семейным собранием, а через призму истории семьи, по-новому ощутили пересечения культурых, научных, человеческих связей России, Грузии и Армении. Здесь, отметим, что в семье Тамамшевых не раз гостил великий российский маринист армянского происхождения Айвазовский, подаривший на память о гостеприимстве Тамамшевых 4 картины, две из которых были также даны Елизавете в приданое и находились в салоне, принимавшем своих незаурядных гостей. 

В период правления М. Саакашвили в 2006 году, вследствие различных причин и юридических неурядиц, двери Музея были опечатаны. Нынешяя власть Грузии ведёт работу над приданием должного статуса Музею. 

Несмотря на то, что эскпонаты Музея были не раз описаны, хочется сделать оптимистическое предположение, что в случае открытия Музея, в недрах его архивов могут обнаружиться ещё письма, которые прольют свет на ранее неизученные пласты великого литературного наследия Николая Васильевича Гоголя. Существование Музея же, отображающего длительный период личностей, создававших великую историю русской, грузинской, армянской культуры и литературы, имеет серьёзный шанс стать очагом, островком дружбы этих трёх исторически дружественных народов. 

Список использованной литературы
1. Смирнова-Россет А.О «Записки, дневники, воспоминания, письма». 1929
2. «Пушкинский мемориал дома Смирновых», 1995. Автор и Составитель - А.Я. Сватиков.
3. «Биография Н.В. Гоголя», Наука, 1988
4. «Н.В.Гоголь в воспоминаниях современников», Госиздат, Художественная Литература, 1952
5. Колосова - «Н.П. Гоголь и Смирнова». Кавкасиони №3, Тбилиси, 1985.

Работа публикуется в авторской редакции

Новости