EN

Симонян Григорий. Маленький рассказ об А.Д. Сахарове

 / Главная / Фонд / Проекты / Международная акция "Год культуры Русского мира" / Сочинения / Симонян Григорий. Маленький рассказ об А.Д. Сахарове

Симонян Григорий. Маленький рассказ об А.Д. Сахарове

Меня очень привлекла тема этого сочинения.

В нашем Мире много городов. Каждый город имеет свою историю. Но история городов не мыслима без людей, которые живут в них сейчас, жили раньше или просто посещали их, следуя линии своей жизни или благодаря случайным обстоятельствам. Если же с городом связано имя того или иного известного человека, внесшего свой вклад в развитие мировой науки или культуры, то истории связывающие их с городами, где им довелось побывать – становятся частью культурного наследия этих городов.

Ашхабад – молодой город. Но и у него есть свои страницы истории – радостные и горькие, добрые и ироничные, а еще заставляющие нас задуматься над невидимой нитью времен, соединяющих города и судьбы людей, их посетивших. А если эти истории, хотя бы чуточку окутаны ореолом тайны, или если в ней есть какая-то недосказанность, то становится интересным вдвойне.

Одну из таких историй я хочу Вам рассказать. Так уж случилось, что она случайно попала в нашу семью в далекие времена начала 80-х прошлого века. Как именно – сказать не могу, подчеркну лишь слово «случайно», а я просто попробую ее пересказать, со слов своего отца.

Связана она с именем академика А.Д. Сахарова.

Был такой великий ученый, да и, пожалуй, не только ученый, но еще и выдающийся общественный деятель – академик Андрей Дмитриевич Сахаров. Выдающийся советский физик-теоретик, «отец» водородной бомбы. Его работы оказали решающее влияние в создании оборонного щита Советского Союза в 50-е, 60-е годы. У него были, также выдающиеся труды в области фундаментальных теоретических исследований в физике высоких энергий и даже астрофизике. Однако в какой-то момент своей жизни, он почувствовал необходимость заняться правозащитной деятельностью. Причем, понятно, что личности его масштаба занимаются этим, исходя совсем не из-за сиюминутных соображений, а отталкиваются от глубоких философских убеждений и чувства ответственности перед Миром и Людьми, вне зависимости от стран и политических режимов.  Очевидно, что руководители Советского государства, того времени, увидели в этом очевидную угрозу идеологическим нормам страны. И, несмотря на свои заслуги (а он к тому времени был дважды удостоин звания Героя Социалистического Труда – одна из самых высоких наград в то время) подвергся гонениям со стороны государства. Эмигрировать он не мог, поскольку это противоречило его убеждениям, да к тому же он обладал знаниями государственных секретов в области оборонного строительства и его, даже теоретически не могли выпустить за рубеж. В тюрьму его тоже посадить не могли, поскольку формально было не за что, да и к тому же за его судьбой пристально следило мировое сообщество, и подобный шаг неминуемо привел бы к огромному резонансу во всем мире. Вот и решили его отправить в ссылку, фактически посадив под домашний арест – в закрытом, в то время, городе – Горький (ныне Нижний Новгород). Понятно, что он находился там под неусыпным оком служб безопасности, чтобы не допускать его возможных контактов с иностранцами, а также, чтобы максимально затруднить его общественную деятельность.

И вдруг, однажды он исчез…

Как это могло произойти в ситуации, когда за ним «день и ночь» велось наблюдение органов госбезопасности, да еще и в городе, имеющим на тот момент статус «режимного» из-за большого количества оборонных предприятий – остается загадкой до сих пор… Причем, это сделал достаточно пожилой человек, в условиях, когда все знали его, как говорится – «в лицо». Но факт остается фактом, академик Сахаров – исчез. Понятно, что «Тревога» была объявлена по всему Советскому Союзу. Полетели «головы» многих начальников силовых ведомств… Работали разведчики и контрразведчики. Подозревали даже спец. операцию со стороны Соединенных Штатов, диверсию и много еще чего. Разнарядки и ориентировки полетели по всем уголкам огромной страны… Но Сахарова нигде не было… Через три-четыре дня о проблеме настороженно заговорили «вражеские» голоса западных радиостанций, мол возникла проблема, и как бы это не было «коварным замыслом Кремля» устранить неугодного общественного деятеля и разыграть весь этот спектакль с исчезновением… В органах госбезопасности царила атмосфера близкая к панике.

Я не знаю, в какое время года это произошло… Но, почему-то хочется в этом месте сказать фразу о том, что не поздним ноябрьским вечером, в линейное отделение милиции поселка Фирюза вошел пожилой человек… Почему-то в пальто… Не по погоде как-то… Поселок Фирюза, курортный пригород Ашхабада – в летнее время, наполненный голосами и горнами пионерских лагерей и детских здравниц, в это время года обычно пустеет… Не слышно даже музыки с танцплощадок. Заканчивается курортный сезон даже у летнего кинотеатра в центральном парке…. И только неторопливый шашлычник продолжает разводить огонь в мангале, возможно просто разговаривая о чем-то с ворохом желтых усталых листьев, которые в ноябре пересказывают осеннему ветру летние сплетни своего парка…. Но мы отвлеклись на том месте, когда в кабинет милиции зашел пожилой человек… «Вам кого?» – спросил дежурный капитан, средних лет с залысиной, переходящей в крупные, лоснящиеся щеки и с пчелиным животом. Он, до того – заваривал себе чай и разговаривал о жизни с собственной фуражкой, лежавшей рядом – на столе. «Я – Сахаров» – ответил посетитель.

– И что? А я Иванов, Сидоров, Дурдыев (ответ, конечно не дословный, но смыслу соответствует).

– Вы, наверное, не поняли – я академик Сахаров… Меня ищут… Позвоните, пожалуйста в Ашхабад в КГБ.

Тут до Иванова-Сидорова-Дурдыева стал, каким-то эхом, доходить смысл сказанного…. «Может сумасшедший» – подумал он…. «Но, тогда откуда он знает, что Сахарова ищут?»… и он потянулся к телефонной трубке огромного красного телефона с нелепыми желтыми боками, стоявшем на столе… «Алло… товарищ дежурный, докладывает дежурный уполномоченный и т.д. поселка Фирюза… тут это… Сахаров пришел… как куда – ко мне… сам говорит – Сахаров, просил Вам позвонить…. Есть! Есть! Слушаюсь! Есть дождаться никуда не уходить и не отпускать! Жду! Так точно! Болья (хорошо – туркм.)!!»

– Чай пить будешь товарищ Сахаров?

– Пожалуй… Наверное… Если угостите… Я – правда, голоден…

– Вот у меня и конфеты есть даже – Буренка… А может мёду? Нашего Фирюзинского….

Так ли это было доподлинно или не совсем так, теперь уже неизвестно. Важно, что было и, наверное – почти так…. А дальше понеслись на ночь глядя, служебные авто в ущелье, мимо вечных скал – из Ашхабада в Фирюзу… Были подняты с домашних диванов начальники…. В таком далеком от Москвы и Горького Ашхабаде…. В аккуратных плащах и костюмах поднимались безымяные офицеры в штатском по ночному трапу в самолет Москва-Ашхабад, который ежедневно летел через Красноводск… И у всех в голове был один простой вопрос: «Почему Ашхабад и Фирюза? Как это могло случиться?»

В протоколе допроса, который можно назвать объяснительной запиской – значилось примерно следующее: «Я соскучился…»

…. В годы Великой отечественной войны, Сахаров был студентом физфака МГУ и вместе с физфаком был эвакуирован в Ашхабад, где на базе Туркменского Государственного университета продолжал образование… Вот и вся разгадка… Он полюбил наш город… наш Ашхабад… Юность, она остается юностью в любую эпоху… пусть даже и война… И, наверняка, в тот период у Андрея Дмитриевича – случались поездки в местечко Фирюза… И была та заветная скамейка в парке, на которой ему, спустя годы, просто захотелось еще раз посидеть, чтобы соприкоснуться со своим прошлым… И поговорить с листьями из будущего о той девушке, которую возможно он помнил всю жизнь…. 

Скамейка, листья… осень в Фирюзе, возможно воспоминания о первом поцелуе – вот и все аргументы, которые в течении недели держали в напряжении спецслужбы двух великих государств… И когда в своей маленькой ссыльной квартире он встретился памятью с нашим удивительным городом, то не побоялся поставить на кон свою жизнь, чтобы увидеть его вновь…

Ашхабад-Фирюза-скамейка-листья… Он провел в Ашхабаде и Фирюзе – только один не полный день… Ведь почти все поезда прибывали тогда рано утром… А это был единственный транспорт в то время, где к документам относились снисходительно… Только один не полный день, чтобы увидеть и соприкоснуться с тем, что было дорого…

А в этом месте, рассказа моего отца, я почему-то представлял себе профессора Плейшнера из знаменитого кинофильма Семнадцать мгновений Весны, которого так здорово сыграл Евгений Евстигнеев… И замечательную музыку за кадром… Глаза и походка – в которых читались одновременно – и сила духа, и беззащитность перед обстоятельствами…

Вот такая Дорога Времён! Необыкновенный город в судьбе удивительного человека… А как иначе? Ведь Сахаров был человеком Мира. Мир – это Любовь. А Ашхабад переводится, как Город Влюбленных… 

Они встретились…

Работа публикуется в авторской редакции

Новости