EN
 / Главная / Публикации / «Двадцать восемь мгновений весны 1945-го». Мгновение 22

«Двадцать восемь мгновений весны 1945-го». Мгновение 22

Вячеслав Никонов03.05.2020

«Двадцать восемь мгновений весны 1945-го» – проект Вячеслава Никонова. Каждый день, начиная с 12 апреля 2020 года, вы будете узнавать, что произошло в этот же самый день весной 1945-го. «Каждый день войны был наполнен подвигом солдат и деяниями политиков. Начать повествование я мог бы с – любой её даты. Начну с 12 апреля 1945 года. Почему? Хотя бы потому, что события того дня во многом помогают найти ответ на важный вопрос: как заканчивалась Великая Отечественная война и начиналась война холодная?», – говорит В. Никонов о своём проекте.

Мгновение 22
3 мая. Четверг

Радость со слезами на глазах

Утром 3 мая маршал Жуков вместе с комендантом Берлина генерал-полковником Берзариным, членами Военного совета 1-го Белорусского фронта Боковым и Телегиным осмотрели рейхстаг и место боев в центре города. «Сопровождал нас и давал пояснения сын Вильгельма Пика Артур Пик, воевавший во время войны в качестве офицера Красной Армии, - рассказывал Жуков. - Он хорошо знал Берлин, и это облегчило изучение условий, в которых приходилось драться нашим войскам.

Каждый шаг, каждый кусок земли, каждый камень здесь яснее всяких слов свидетельствовал, что на подступах к имперской канцелярии и рейхстагу, в самих этих зданиях борьба шла не на жизнь, а на смерть…

Колонны при входе в рейхстаг и стены были испещрены надписями наших воинов. В лаконичных фразах, в простых росписях солдат, офицеров и генералов чувствовалась их гордость за советских людей, за Советские Вооруженные Силы, за Родину, за ленинскую партию, за то, что, преодолев неимоверные трудности, они пришли в логово фашизма – в Берлин и в трудных сражениях одержали победу.

Поставили и мы свои подписи, по которым присутствовавшие там солдаты узнали нас и окружили плотным кольцом. Пришлось задержаться на часок и поговорить по душам. Было задано много вопросов. Солдаты спрашивали, когда можно будет вернуться домой, останутся ли войска для оккупации Германии, будем ли воевать с Японией и так далее».

Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Георгий Константинович Жуков c группой офицеров у рейхстага, 3 мая 1945 г. Автор фото: Виктор Тёмин. Источник фото: http://waralbum.ru

Для победителей это была радость со слезами на глазах. Чувство безмерной радости, - что дошли, что выжили, что раздавили гадину, защитили Родину, - у многих солдат смешивалось с мыслями о разоренном доме, погибших близких, не доживших до этого дня боевых товарищах, неясном будущем. Молодой поэт Давид Самойлов записал в тот день в дневнике: «Сегодня говорят о полной капитуляции. Эти вести, будоражащие всех, не могут рассеять тяжелой тоски, охватившей меня. Кажется, можно свободно вздохнуть, кажется, скоро я буду независим, свободен делать все, что хочу.

Но и это не радует. Вся тоска этих дней, все опасности, ужасы, голод, подавленное самолюбие, вечное отречение от себя, от благ, от дела – все это выплыло из памяти и давит.

Где мои друзья и соратники? Где мои надежды? Мои стихи? Романы, трагедии? Прекрасные мысли? Ничего этого нет. В двадцать пять лет я начну жить сначала. И, видимо, трудно жить.

Много дней нет писем из дома. Что там?»

Заместитель главы НКВД Серов доставил в Берлин членов нового германского руководства. «С аэродрома в Берлине я отвез немцев в заранее подготовленное помещение, и будущие немецкие власти приступили к работе. Вместе с Ульбрихтом было еще 4 немецких руководителя и жена Ульбрихта… Жукову рассказал о разговоре и указаниях Сталина.

Нужно сказать, что я в последующие дни с ними замучился, так они были беспомощны и нерешительны. По любому мелкому поводу им нужно было помогать.

С прилетом немецких товарищей во главе с Ульбрихтом, а затем и В. Пиком жизнь у нас закипела».

Одна из задач, поставленных Сталиным перед Серовым, заключалась, как мы помним, в поиске нацистских преступников. И советские спецслужбы продолжали этим активно заниматься.

Во многих изданных документах, связанных со смертью Гитлера, приводилась телеграмма Сталину от Жукова и Телегина, отправленная вечером 3 мая. Но, оказывается, было еще одно письмо, более раннее, датированное тем же днем, которое только в апреле 2020 года было обнародовано Российским военно-историческим обществом. Жуков писал Сталину: «Докладываю, что органами "Смерш" 79 сп. 3 Ударной армии 2.5.45 г. на территории Германского рейхстага были задержаны личный повар Геббельса Ланге Вильгельм, работавший 10 лет в семье Геббельса, и начальник гаража Геббельса – Шнайдер, работавший при этой должности с 1937 года. Задержанные показали, что Гитлер застрелился 30 апреля, но место им не известно, а Геббельс и его жена покончили жизнь самоубийством 1 мая с/г в подземном убежище, где они проживали последнее время.

При спуске в подземелье Геббельса, у входа в рабочий кабинет его были обнаружены обгоревшие трупы мужчины и женщины, в которых Ланге и Шнайдер сразу же опознали Геббельса и его жену.

Дополнительно был вызван работавший 4 года в министерстве пропаганды "Генеральный секретарь Белорусского комитета" Барткевич, который так же опознал Геббельса и его жену. Никаких документов при трупах не обнаружено, но в кабинете Геббельса обнаружены папки с различными документами, которые опечатаны и взяты под охрану.

Для подтверждения полученных данных приказано утром 3.5.45 предъявить трупы пяти пленным генералам, задокументировать их показания, зафотографировать трупы, изучить дополнительно обстановку в убежище и установить причину обгорания трупов, после чего донесено Вам будет дополнительно.

Одновременно приняты меры к обнаружению места жительства в последнее время Гитлера и детального исследования всех сведений по самоубийству Гитлера».

Шифровальщик получил текст в 5.55 утра и отправил в 6.10 3 мая.

Уже позднее в тот день в одной из комнат бункера командир взвода отдела контрразведки «Смерш» 207-й стрелковой дивизии старший лейтенант Ильин «увидел как будто только что заснувших детей… К официальному опознанию трупов были привлечены военнопленный вице-адмирал Ганс-Эрих Фосс и вышеупомянутые Ланге и Шнейдер. Задержанные без колебаний признали в трупах семью Геббельсов». Акт опознания подписали начальник Управления контрразведки «Смерш» 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант А.А. Вадис, его заместитель генерал-майор Мельников.

Читать всю статью

Все материалы проекта

Также по теме

Новые публикации

Актёры, режиссёры, преподаватели театральных вузов из стран ближнего зарубежья с 1 июля учатся на бесплатных онлайн-курсах повышения квалификации в ГИТИСе. О проекте, который стал возможен благодаря сотрудничеству с фондом «Русский мир», рассказывает директор Центра непрерывного образования и повышения квалификации ГИТИСа Тамара Потапенко.
12 июля отмечается Всемирный день бортпроводника. У представителей этой увлекательной профессии есть свой язык общения, в котором немало интересного. Познакомимся с ним поближе.
В истории Голливуда немало знаменитостей отзывались на русские имена-отчества. Но звезда голливудской классики «Король и я» Юл Бриннер, казалось, всю жизнь старался забыть о том, что родился во Владивостоке Юлием Борисовичем Бринером, хотя, как свидетельствуют очевидцы, до самой смерти свободно говорил по-русски.
Конкурс посреди пандемии — это нелегко, но чего не сделаешь ради детей, которые учатся сразу на двух языках и живут в билингвальной среде. Директор лондонской русской школы «Вишнёвый сад»  Татьяна Хендерсон-Стюарт рассказала о конкурсе «Однажды мне приснилось...».
В День семьи, любви и верности поговорим о терминах родства в русском языке. Тема эта актуальна, поскольку сейчас, наверное, только старшее поколение понимает, чем шурин от деверя отличается, а золовка от ятровки.
Известный венгерский поэт Ласло Секей перевёл на венгерский все самые популярные и любимые русские песни знаменитого поэта-песенника Алексея Фатьянова. И благодаря  знакомству с его творчеством он увлёкся переводами других современных российских поэтов-песенников. А венгерская публика с удовольствием слушает эти песни в исполнении Ласло Секея.
Со времён Петра I русская морская терминология складывалась на основе голландской, сказалось на ней и мощное английское, немецкое и итальянское влияние. Благодаря расшифровке этих специфических терминов можно реконструировать события, связанные со славой русского флота, например, ход Чесменской битвы.