RUS
EN
 / Главная / Публикации / Советская детская книга в Амстердаме

Советская детская книга в Амстердаме

Елена Плетнёва04.02.2019

В первый день февраля в Международном институте социальной истории (Амстердам) состоялся вечер, посвящённый миру советской детской книги. Вечер вела славист из Амстердамского университета Эллен Рюттен. Учёные-историки, иллюстраторы и коллекционеры советской детской литературы, переводчики русской литературы рассказывали об истории детской книги, начиная с послереволюционных времён.

Советскую детскую литератору рассматривают в Нидерландах с разных аспектов: с точки зрения идеологии, развития рисунка и даже изучают по ним рабочее движение, в авангарде которого с 1917 года был Советский Союз. В двадцатые годы в СССР издавали книги о производственных процессах, например, «Как хлопок ситцем стал», «Как свёкла сахаром стала», «Хлебозавод», «Дерево», «На кирпичном заводе» – в детях нужно было воспитывать прежде всего добросовестного работника.

Исследователи и коллекционеры детской книги Альберт Лемменс и Серж Стоммелс представили оцифрованные книги с иллюстрациями Ольги Дейнеко. Известная советская художница, ученица Фаворского, принадлежала к Объединению революционного плаката, создавала серии на темы пионерской жизни и портреты. Прославилась она и как иллюстратор детской книги. Совместно с мужем Николаем Трошиным художница создала крупную серию детских книг на производственные темы, на которых выросло целое поколение советских граждан. Сотрудник Института социальной истории Хайс Кесслер рассказал, как по этим иллюстрациям он изучал производственные процессы в СССР двадцатых годов.

Альберт Лемменс описал изменения в стиле иллюстраций, от стиля русского ар-нуво конца XIX века, представленного Еленой Поленовой и Иваном Билибиным, к авангардному и даже абстрактному рисунку Казимира Малевича и Эля Лисицкого (к слову, не воспринимаемого детьми любых поколений), который, в свою очередь сменился провозглашённым Максимом Горьким на I съезде советских писателей (1934 год) соцреализмом.

Во второй половине тридцатых годов в СССР писали и выпускали в печать много детских книг, посвящённых обороне страны. В то время ярко проявил себя художник-иллюстратор Алексей Пахомов. Ученик В. В. Лебедева, возглавившего в конце двадцатых годов издательство «Детская литература», Пахомов начал создавать карандашные рисунки к детским книгам и быстро сформировался в одного из лучших художников детской книжной графики Ленинграда 1920 – 1940-х годов. Он успешно сотрудничал с такими популярными детскими журналами, как «Чиж» и «Ёж», номера которых также бережно хранятся в Институте социальной истории.

После смерти Сталина, начиная с 1953 года, стиль детской графики снова поменялся, стал более национальным. В то время прославился иллюстратор и художник-анималист Евгений Рачёв, работавший для издательств с тридцатых годов, а с 1960 ставший главным художником издательства «Детский мир» (с 1963 года – «Малыш»). Стремясь к психологической выразительности и социальной заострённости образов, художник использовал тонко подмеченные им природные качества, повадки и привычки животных. Изображая их как людей, он вводил в свои иллюстрации костюм, обстановку, предметы обихода.

В семидесятые годы рисунок детской книги становится импрессионистичным, художники часто иллюстрируют акварельными рисунками, таковы работы Ювеналия Коровина. Замечательный книжный иллюстратор детской литературы был необычайно известен благодаря иллюстрациям к «Почте» и «Хорошему дню» С. Я. Маршака, «Детям» В. В. Маяковского; «Дяде Стёпе» С. В. Михалкова, рисункам к русским народным сказкам: «Морозко», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка», «Терёшечка» и другим.

Переводчик Роберт-Ян Хенкес рассказал об иллюстрациях тридцатых годов к книге Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо» и прочитал голландский перевод к этому известному стихотворению поэта для детей.

Вечер завершился презентацией книги рассказов советского писателя Бориса Житкова, переведённой на нидерландский язык и адаптированной для голландских маленьких читателей. О книге «Том Почемучка» (в оригинальных рассказах Житкова главным героем является мальчик Алёша по прозвищу Почемучка) рассказал её переводчик и издатель Ари ван дер Энт.

На встречу пришли студенты-слависты, преподаватели, писатели, художники и журналисты. Чаще всего из зала звучали вопросы: «Откуда в Голландии так много детских книг?» и «Почему советская детская литература пользуется таким спросом и сейчас, в то время как СССР не существует с 1991 года?». Коллекционеры и исследователи рассказали, что советские книги появлялись в Голландии разными путями. Коллекции начали составляться давно, и многие книги были выкуплены у русских эмигрантов ещё первой волны во Франции. В период перестройки люди в России и в бывших советских республиках охотно продавали детские книги за валюту, а то и выбрасывали на помойки. Задача состояла в том, чтобы найти продавцов и желающих избавиться от тонких детских книжек.

«Советские детские книги Чуковского, Маршака, Михалкова Житкова в России, да и в мире всегда будут популярны, потому что это качественная детская литература», – так ответила на вопрос из зала Эллен Рюттен.

В фондах Института социальной истории хранятся около 550 бумажных детских книг советского периода, а самое полное собрание русской и советской детской книги в Нидерландах, да и, пожалуй, во всей Европе – от дореволюционного времени до сегодняшнего дня, – находится в музее Аббе в Эйдховене (Abbe museum), ведущем музее современного искусства. В хранилище этого музея насчитывается около тринадцати тысяч экземпляров детской книги, в настоящее время уже оцифрованных.

Также по теме

Новые публикации

За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.
Размеры шпиономании в странах Балтии начинают приобретать масштабы государственной системы. В Литве, как мы уже рассказывали, местные контрразведчики отрапортовали о выявлении целой сети российских агентов во главе с бывшим вице-мэром Вильнюса, оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом. Несколько человек уже четыре месяца находятся за решёткой. А в Латвии с октября 2018 года в тюрьме по «шпионской статье» томится и бывший офицер милиции и полиции Олег Бурак.
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.
Абделлатиф Мохамед Эльсайед Рефат – директор и преподаватель языкового центра «Восток» (Хургада), где изучается русский язык. Дипломированный преподаватель РКИ, выпускник московского вуза, сейчас он обучает жителей Хургады как русскому, так и арабскому языкам. Он рассказал корреспонденту «Русского мира» о возможностях обучения в Хургаде и об отношении простых египтян к нашей стране.
Почему современному политику не обойтись без багажа пословиц и поговорок и как русская фразеология стала международным брендом, в кильватере которого следует вся Европа и часть Америки? Об этом рассказывает профессор Санкт-Петербургского университета, автор «Большого словаря русских крылатых слов» и «Большого словаря русских пословиц и поговорок», почётный председатель Фразеологической комиссии при Международном комитете славистов Валерий Мокиенко.