RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Том Сойер Фест»: как помочь родному городу

«Том Сойер Фест»: как помочь родному городу

Сергей Виноградов12.09.2018

«Том Сойер Фест», существующий уже три года, в минувшем августе стал международным. На фестиваль восстановления исторической среды приехали поработать в Россию иностранцы из Франции, Финляндии, Италии, Тайваня и Малайзии. «Международное название помогло», считает идеолог фестиваля, историк, урбанист и журналист Андрей Кочетков.

За годы существования «Том Сойер Феста» его активисты и привлечённые волонтёры привели в порядок более шестидесяти исторических зданий в десятках городах России от Калуги до Магнитогорска. Том Сойер красил заборы в компании увлечённых друзей, а активисты фестиваля его имени очищают и штукатурят, меняют двери и окна, чинят крыши. И тут же, среди строительных лесов, устраивают концерты и поэтические вечера и обедают пирожками, принесёнными жителями ремонтируемых домов.

Фото: «Том Сойер Фест» / FacebookПроект начинался как порыв неравнодушной молодёжи Самары, а превратился в общественное движение со своим внутренним уставом, методикой и школами. По словам Андрея Кочеткова, при всей технологичности и медийности фестиваля самым действенным механизмом привлечения волонтёров и спонсоров к восстановлению исторической среды российских городов является пресловутое сарафанное радио.

Фестивальная школа и сарафанное радио

- Подведите итоги летнего сезона. В вашем проекте вообще существует разделение на сезон и не сезон?

- Подводить итоги лета пока рано, не все работы и не во всех городах окончены. Понятие «сезон» у нас существует, мы относим его к работам непосредственно на объектах. Но «Том Сойер Фест» не останавливается круглый год. Мы ищем новые здания, ведём переговоры со спонсорами и волонтёрами.

Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- В этом году количество городов, присоединившихся к фестивалю, увеличилось в два с половиной раза. Чем Вы это объясняете и ждёте ли, что эта динамика сохранится?

- Объясняю тем, что мы проводим образовательные формации. Прошли две школы «Том Сойер Фест» в Самаре, на которых мы передаём технологии командам из новых городов. И сарафанное радио работает достаточно хорошо – активисты из разных городов общаются между собой, ищут новые практики. Когда же они видят, что «Том Сойер Фест» работал сначала в трёх, а потом в одиннадцати городах, им хочется присоединиться к этому движению, количество «отчаянных голов» возрастает.

- В проекте участвуют только исторические города, или древний возраст не является единственным пропуском на фестиваль?

- Мы работаем с историческим наследием, и фестиваль направлен на восстановление исторической среды. Другое дело, что в некоторых городах исторической средой являются районы и архитектура сталинского времени. Но с пятиэтажкой, как Вы понимаете, волонтёрскими силами трудно сладить. Там много опасных высотных работ, которых мы не допускаем. Поэтому преимущественно работаем с объектами не выше двух этажей.

Кто с болгаркой, кто с фотоаппаратом

Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- Что Вы отвечаете скептикам, которые говорят – что, мол, они там восстановят со студентами? У волонтёров, может, и горят глаза, но у них нет ни реставрационного, ни строительного опыта. Ваши активисты, кстати говоря, не скрывают отсутствие знаний и опыта.

- Объясняю, что мы в первую очередь работаем не с официальными объектами культурного наследия, а с ценной исторической средовой застройкой. Но хочу Вам сказать, что многие объекты, не имеющие никакого исторического статуса, не уступают в своей ценности официально признанным памятникам. По нашему убеждению, они должны остаться на своём месте, подчёркивая главные жемчужины исторической застройки.

Теперь о волонтёрском опыте. Во всех командах есть консультанты – архитекторы и реставраторы. Разумеется, мы рады любым людям – с опытом и без. «Том Сойер Фест» проходит в тех городах, в которых координаторы научились давать работу по душе и умению любому человеку, который пришёл и хочет помочь. Кто-то любит и умеет работать болгаркой, кто-то кисточкой, кто-то с фотоаппаратом в руках, а у кого-то получаются замечательные пироги. И это всё работа.

Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- С чего начинался проект? Какой объект был первым?

- Первыми были три стоящие рядом дома в Самаре на улице Льва Толстого. Решение о восстановлении было принято от безысходности, потому что в Самаре очень медленно реставрировались исторические здания. Мы как журналисты много писали об этой проблеме и в какой то момент поняли, что ничего не меняется и нужно брать инициативу в свои руки.

- Что размещается в тех зданиях, которые прошли через фестиваль?

- То же, что и было. Мы, как правило, работаем с жилыми домами, в которых расположены обычные квартиры.

- Какова реакция жильцов на ваше участие? Случается, что появляются противники реставрации?

- Да, такое бывает, и мы за три последних года пришли к выводу, что берём те объекты, жители которых хотят в них жить, понимают их ценность и хотят помогать. Это не значит, что мы погоним 80-летнюю бабушку на строительные леса. Есть самые разные способы соучастия. Главное, чтобы они его проявляли.

- Нередко жители деревянных домов, понимая их историческую ценность, хотят переехать в высотку. Потому что у них постоянно течёт крышая, мёрзнут окна и так далее. С какими настроениями вы сталкиваетесь?

- Я бы не сказал, что все жители деревянных домов хотят съехать или даже большинство. Мы как раз ищем точки развития и обращаемся к тем объектам, где жильцы заботятся о своём доме и хотят в нём остаться. Но им не хватает средств и навыков, чтобы отремонтировать дом самим.

За «забором» Тома Сойера

- Общаетесь ли вы с зарубежными коллегами, которые спасают историческое наследие в своих странах?

- Когда мы появились, мы не знали о том, что подобное уже где-то существует. Поэтому ни у кого ничего не заимствовали. Сейчас мы в курсе тех же европейских и мировых тенденций в этой области.


В прошлом году я ездил смотреть, как работает французская ассоциация REMPART, которая действует с большим размахом. Было интересно познакомиться, но я увидел достаточно серьёзные различия в нашей работе. Во Франции волонтёры восстанавливают какие-то заброшенные замки и другие полуразрушенные объекты, а наша задача – поддержать жильцов исторических зданий, вернуть им понимание ценность их жилищ.


Фото: «Том Сойер Фест» / Facebook- По поводу названия «Том Сойер Фест». Знаю, что некоторые критикуют вас за него. Если вспомнить историю с литературным Томом Сойером и его забором, то, как мне кажется, вы намекаете в названии – если правильно упаковать и подать хорошее дело, то люди с радостью за него возьмутся. Это так?

- Эпизод из «Приключений Тома Сойера» – самая известная в мировой культуре история о покраске деревянной поверхности. И это работает, в том числе, на иностранцев. В этом году в наш лагерь в Самару приезжали волонтёры из разных стран и работали на наших объектах. Думаю, не последнюю роль в этом сыграло название фестиваля. Каждому понятно, про что это.


Мы планируем продолжать привлечение иностранных волонтеров к нашим проектам, поскольку увидели, что оно эффективно. И для нашего дела, и для популяризации нашего исторического наследия, в первую очередь, деревянного. Как выяснилось, многие люди ничего не знают об уникальном русском деревянном зодчестве. Я надеюсь, в том числе благодаря «Том Сойер Фесту», слава об этом зодчестве распространиться по всему миру. 


Также по теме

Новые публикации

21 февраля весь мир отмечает Международный день родного языка, провозглашённый ЮНЕСКО с целью содействия языковому и культурному разнообразию и многоязычию. С 2018 года Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина реализует научный проект «Параметрическое описание языков РФ». Участники проекта Антон Циммерлинг и Олег Беляев рассказывают о своих исследованиях.
Японка Юми выучила русский язык, переехала жить в Россию и объездила весь Урал, потому что в детстве её мама читала ей сказы русского писателя Павла Бажова по-японски. Очарование мира малахитовых мастеров, изумрудных ящерок и горных волшебниц не теряется при переводе на иероглифы или арабскую вязь. Ежегодно в дом-музей Павла Бажова, расположенный в Екатеринбурге, приезжают гости из многих стран мира. «Я лично знаю человек пять, которые переехали на Урал из-за Бажова и его сказов», – рассказала корреспонденту «Русского мира» директор музея Екатерина Кислова.
За последние 30 лет произошла коренная ломка речевого этикета деловой коммуникации: от привычной схемы «руководитель – подчинённый» она переходит на модель, когда нужно завоевать внимание и уважение своего адресата. О том, как иногда это непросто приживается, рассказывает доцент кафедры русского языка Института лингвистики РГГУ Наталья Гурьева.
Третья волна эмиграции из СССР, также как и вторая, проходила в условиях «холодной войны», что предопределило ее роль в формировании образа России за рубежом. При этом данная волна имела весьма существенную специфику, поскольку основной её поток состоял из национальной еврейской эмиграции, лишь дополнявшейся незначительной по численности, но значимой с точки зрения пропагандистского эффекта второй составляющей – т. н. «диссидентской», впрочем, также имевшей свою, и достаточно значительную, еврейскую составляющую.
Размеры шпиономании в странах Балтии начинают приобретать масштабы государственной системы. В Литве, как мы уже рассказывали, местные контрразведчики отрапортовали о выявлении целой сети российских агентов во главе с бывшим вице-мэром Вильнюса, оппозиционным политиком Альгирдасом Палецкисом. Несколько человек уже четыре месяца находятся за решёткой. А в Латвии с октября 2018 года в тюрьме по «шпионской статье» томится и бывший офицер милиции и полиции Олег Бурак.
15 февраля исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Время быстротечно, и немало воды утекло за эти годы в реке Амударья, по мосту через которую выводил войска на советскую территорию командующий 40-й армией генерал Борис Громов.
«Мудрые государственные деятели России всегда знают, как выбирать своих иностранных представителей», – так писала одна из американских газет в 1851 году о российском после в США Александре Бодиско. Он проработал на этом посту 17 лет – рекордный срок. Уважение к нему было столь велико, что в день его похорон американский конгресс на день прервал работу, что стало беспрецедентным событием.
Ивана Андреевича Крылова, 250-летие которого мы отмечаем, все знают как автора замечательных басен. Между тем современникам он не менее был известен как автор популярных пьес, но ещё больше – как один из главных русских чудаков.