EN
 / Главная / Публикации / «Отава Ё»: гусли и жалейки покоряют мир

«Отава Ё»: гусли и жалейки покоряют мир

Сергей Виноградов16.05.2018


Норвежка Дуся, китаянка Маруся… Если в скором времени в мире начнется бум на русские имена, винить в этом стоит фолк-группу из Санкт-Петербурга «Отава Ё». Их песня «Ой, Дуся, ой, Маруся» стала в прошлом году международным хитом, а клип на неё был назван лучшим музыкальным видео на кинофестивале в Нью-Йорке. 

На мировую сцену российские музыканты прорвались еще в 2015 году с песней и клипом «Сумецкая», который только на YouTube посмотрели свыше 14 миллионов раз. Это стало абсолютным рекордом среди российских фолк-видео. «Захотел выучить русский язык», – пишут в комментариях к видео на десятках языков. 

И говорят музыкантам лично. «Отава Ё» объехала с гастролями более 30 стран мира – от Португалии до Китая, собирая внушительную аудиторию, причём в основном из местных жителей. На лето у музыкантов большие планы – в июне выступят в Болгарии и Латвии, а также проедут с туром по Японии. В июле под Дусю и Марусю будут танцевать французы и финны, а также гости российского чемпионата мира по футболу. Перед жарким гастрольным летом лидер и один из основателей «Отавы Ё» Алексей Белкин рассказал корреспонденту «Русского мира», в каких странах более всего восприимчивы к русской народной песне и почему группа не исполняет «Калинку-малинку», хотя очень просят.

– Как вы стали музыкантом?

– Лет в 20 стал играть на гитаре. Один знакомый показал три аккорда, другой настроил гитару. И я на ней поигрывал недельку, пока не расстроилась. Потом был большой перерыв, после которого я решил заняться музыкой осознанно. Народные мотивы захотелось играть, когда услышал ирландские записи. Я в 90-е годы очень много кельтской музыки слушал. Да, ещё мне попалась версия песни «Ой ты, Порушка-Параня» в стиле панк, и мне очень понравилось.

 Ожидали, что «Сумецкая» так грянет, причем на весь мир? 

– Такой популярности не ждали, конечно. Она сразу выстрелила, цифры росли на глазах. Мы все клипы стараемся делать хорошо. Когда снимали видео на «Сумецкую», чувствовали, что получается здорово. Но тут многое сошлось. И музыка, и подача, и то, что привлекли в клип ребят из коллектива «Буза», которые там пляшут и выделывают разные удивительные штуки.  



– Читаете, что под видео люди пишут? Ваш клип стал для многих окном в подлинную Россию.

– Соглашусь, в клипе показан образ русского, непривычный иностранцу. Да и русскому непривычен. Что о России знают за рубежом: водка и медведи. А у нас ни водки, ни медведей, а всё-равно вставляет. Но не буду врать, мы не думали о том, что снимаем в «Сумецкой» Россию для иностранцев. Я бы вообще не стал разделять на наших и не наших. Есть люди, которых, как выясняется, трогают одни и те же вещи. Нет такого, что если ты француз, то тебя только жареными лягушками можно заинтересовать. Есть вещи, которые нас всех объединяют, хотя мы говорим на разных языках. Мы выступали в Иране, уж на что далёкая и закрытая страна. Познакомились с местным парнем, который говорит по-английски, – и нашли массу тем для беседы. Различий между людьми разных национальностей хватает, но большинство из них внешние, а внутри мы все очень похожи.

– В клипе на «Сумецкую» вы одеты в майки и шапки-ушанки. Это какая-то шутка для посвящённых?

– Это был момент, когда мы наигрались кельтской музыки и появилась идея петь народные русские песни с кельтской подачей. Известные, но мало кем исполняемые. Выпускали альбом и решили сделать снимок – фотограф нам предложил надеть килты, а также майки и ушанки. В итоге килты были заменены на брюки. Мы валяли дурака, хулиганили, это был кич. Разумеется, в таком виде на сцену мы не выходим. Выступаем в рубашках и штанах с этнографическими мотивами.   

– В своих песнях вы скрещиваете русский фольклор с мотивами других народов: в «Сумецкой» можно услышать шотландцев, а «Ой, Дуся, ой, Маруся» временами чуть не переходит в лезгинку. Хотите показать, что весь фольклор – из одного корня?

– Всё гораздо проще. Что есть под рукой, то и используем. У нас есть своё чувство, что в конкретной песне будет уместным, а что нет. Когда записывали «Ой, Дуся, ой, Маруся», нам показалось уместным соло на волынке, и мы его сыграли. Это не этнография, и мы вольны в своём творчестве. 


– Как к вам попали волынка и гусли?

– Волынка осталась после наших опытов с кельтской музыкой. А когда понял, что играть русские песни только на волынке не получается, стал присматриваться к гуслям. До этого ещё освоил жалейки и рожки. Отец моей жены играет на латышских гуслях, но учился у нашего новгородского музыканта. Я взял несколько уроков, увлёкся. Звучат они великолепно, не хуже балалайки.  

– Вы стали переводить слова песен на английский язык и размещать их вместе с видеоклипами. Некоторые фразы в переводе получаются забавными…

Вы удивитесь, но мы ни разу не играли перед эмигрантами. Наша публика – это местные люди. И в зале на 500 человек русских зрителей обычно человек 10 или чуть больше. Но, что интересно, никакого языкового барьера у нас с ними нет, хотя поем мы только на русском. Наши песни отлично понимают, и я не припомню такого, чтобы где то нас встречали гробовой тишиной. Энергетика, наша и русских песен, прёт со сцены, и люди это чувствуют

– Мы специально этим озаботились, когда прочитали комментарии зрителей. Пишут: «Ничего не понимаю, но круто». Решили дать возможность нашим иностранным зрителям узнать, о чём мы поем. Многие удивляются, такого они не ожидали. Например, то, что частушки «Сумецкой» исполнялись в деревнях перед кулачным боем стенка на стенку.  На заграничных гастролях подстрочников не даём и по-английски не поём, но перед каждой песней я что-то коротко рассказываю, ввожу в курс дела. Но так, чтобы не было похоже на лекцию.  

– За рубежом перед каким зрителем вы выступаете?

– Вы удивитесь, но мы ни разу не играли перед эмигрантами. Наша публика – это местные люди. И в зале на 500 человек русских зрителей обычно человек 10 или чуть больше. Но, что интересно, никакого языкового барьера у нас с ними нет, хотя поем мы только на русском. Наши песни отлично понимают, и я не припомню такого, чтобы где то нас встречали гробовой тишиной. Энергетика, наша и русских песен, прёт со сцены, и люди это чувствуют. Подпевают, танцуют, хлопают, визжат даже. Мы считаем концерт успешным, когда видим, что люди забыли, что они серьёзные взрослые дяди и тети, и отдаются драйву. Наверное, дело в том, что во многих западных странах не прерывалась культура фольклорного движения и люди приучены ходит на фолк-концерты, им интересно. За рубежом уже переиздали три наших альбома, сейчас ведутся переговоры о новых релизах. 

– На иностранных языках не поёте?

– Нет такой задачи. Хотя исполнили одну вещь по-французски и песню на латышском языке выпустили. Она вышла в местном издании, и произвела фурор – российская группа поет на латышском. Разучивать текст было нетрудно. У меня жена латышка, и я немного говорю на этом языке.  

– В каких странах люди наиболее восприимчивы к русским песням?

– Немцы классно заводятся, очень заводные голландцы – на наш недавний концерт в Амстердаме все билеты были проданы, многие не попали. А ещё мы в Голландии выступали на большом рок-фестивале под открытым небом. Одна из сцен была фолковой, и нам оказали такой прием, которого мы не могли ожидать. В Прибалтике нас очень любят, причем коренное население. Русские в большинстве своём нас не знают и, попав на наш концерт, очень удивляются: «Почему мы о вас ничего не знали?»    


– «Калинку-малинку» часто просят исполнить?

– Совсем скоро мы едем в Японию, и нам промоутеры прислали список из пяти песен, которые они хотели, чтобы прозвучали на концертах. Там «Калинка-малинка», «Коробейники», «Катюша» и ещё какие-то. Мы отказались, потому что эти песни не входят в наш репертуар и наши концерты – не стол заказов. У нас выработалась своя музыкальная концепция, в которую они не попадают. Не исключаю, что попадут, если мы найдём к этим песням свой подход. Я слышал казачью версию «Катюши» на три голоса, и это звучит фантастически.

– В своей бытовой жизни придерживаетесь народных традиций?

– В городе это непросто. Глиняная посуда у нас есть и очень нам нравится, но она не дружит с посудомоечной машиной (смеётся). Жена дома печёт хлеб иногда. Что ещё… Не употребляем алкоголь, не курим. Стараемся не ругаться, в группе мат запрещён. Без сомнения повлияло то, что мы занимаемся традиционной музыкой. Фольклор делает нас лучше.   
 

Рубрика:
Тема:

Также по теме

Новые публикации

Проблемы функционирования русского языка на постсоветском пространстве с каждым годом обретают всё большую остроту. Поиску решений целого ряда насущных вопросов в этой сфере посвящён Международный научный конгресс «Русский язык в глобальном научном и образовательном пространстве».
Первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по международным делам, председатель правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов заявил, что США проводят «антироссийский месячник», нагнетая обстановку на украинской границе и продвигая на этом фоне инфраструктуру НАТО ближе к России.
6 – 7 декабря Российская академия образования проводит первую большую международную конференцию по проблемам образования с международным участием. Речь, в частности, будет идти об образовании в период ковида. Накануне конференции экс-глава Минобрнауки РФ и новый президент РАО рассказала о деятельности Академии.
Белоруссия, как и Россия, почти полностью русскоязычное государство. Белорусский язык там встречается разве что на вывесках и указателях. Также его можно услышать от сельских жителей старшего возраста и небольшой части интеллигенции — идейных сторонников возрождения «мовы». Однако русский язык в республике имеет ряд особенностей.
На Youtube-канале «Русского мира» прошла первая презентация инновационных проектов по продвижению русского языка. Были представлены первые шесть проектов, отобранные из нескольких сотен, разработанные в период с 2017 по 2021 годы.
Есть такой диалект русского языка – аляскинский. Он начал формироваться во второй половине XVIII века, когда Аляска принадлежала России. Местным жителям надо было как-то общаться с русскими промышленниками и торговцами. В результате такого общения на свет появился особый диалект.
Организация курсов повышения квалификации для учителей из регионов Киргизии, обеспечение школьников качественными учебниками, предоставление выпускникам школ КР бюджетных мест в университетах и институтах РФ, высадка педагогического десанта на юг республики – лишь небольшая часть российских образовательных программ, которые сегодня успешно работают в республике. А впереди ещё новые совместные проекты.
Зинаида Митченко, доцент кафедры филологии, коммуникации и русского языка как иностранного Псковского госуниверситета, стала гостем очередного эфира ПАИ-live. Автор и ведущий проекта Александр Машкарин расспросил филолога о возможных изменениях в своде правил русского языка, о разрыве между письменной и устной речью и об особенностях обучения иностранных студентов в российском вузе.