RUS
EN
 / Главная / Публикации / Татьяна Млечко: Мы хотим, чтобы центростремительные силы в развитии русского языка были сильнее, чем центробежные

Татьяна Млечко: Мы хотим, чтобы центростремительные силы в развитии русского языка были сильнее, чем центробежные

Борис Серов02.02.2017

Татьяна Млечко – ректор Славянского университета в Кишинёве, единственного в Молдавии полностью русскоязычного вуза. По мнению филолога, русский язык на постсоветском пространстве подвергается мощному воздействию национальных государственных языков, и этот процесс нуждается в пристальном внимании и коррекции.

– Вы являетесь автором работы «Языковая личность русского зарубежья». В чём главные отличия «языковой личности» русскоязычного человека, живущего за рубежом, в Молдавии, и типичного россиянина?



– За прошедшие четверть века со времени начала нашего раздельного существования с Россией многое изменилось. Во-первых, замечательный молдавско-русский билингвизм сильно истончился. Русская языковая личность изменилась: если раньше все русскоязычные были монолингвами, то за это время они успели стать билингвами.

Когда человек начинает пользоваться ещё одним языком, немного меняется и его речь, и его речевое поведение. В общем-то, это естественно в любой иноязычной стране и в ситуации любого инокультурного окружения. 


Те процессы, которые естественно происходят в языке, не могут вызывать сопротивления. Так же как россиянам можно было тысячу раз сопротивляться заимствованиям из английского, особенно в компьютерной, технической сферах, всё равно с этим пришлось бы смириться. Со временем эти заимствования русифицировались, то есть адаптировались и стали частью своего языка. Точно так же в странах русскоязычного зарубежья адаптировалось то, что вошло в русский язык из национальных языков. 

Например, названия денежных единиц. Когда в Молдавии появились «лей» и «бан», эти слова стали склонять наподобие русских «юбилей» и «стакан», и это отличалось от того, как эти слова используют в  своей речи молдаване – носители румынского языка. Таких примеров много. Потому что у нас другие названия государственных учреждений, документов, должностных лиц – от этого никуда не денешься, и их пришлось заимствовать.

Но есть и другая сторона медали, когда изменения в языке навязываются документами. Например, все топонимические названия, которые используются в Молдове, мы обязаны использовать только в варианте государственного языка. Несмотря на длительное существование русского названия нашей столицы – Кишинёв, по закону мы обязаны писать и говорить «Кишинэу». Это не согласуется ни с фонетической, ни с грамматической нормой русского языка. Кроме того, все эти заимствованные слова не подлежат склонению, и язык теряет свою гибкость. 

Старшее поколение ещё помнит эти языковые параллели, но молодым людям сложнее. И если я говорю: Бельцкий государственный университет, то студент, который теперь учится в городе Бэлць (по-русски – Бельцы. – Ред.), скажет: Университет города Бэлць. Они уже не склоняют слова и не используют их в русифицированном виде. То же касается антропонимов: имя, фамилия, отчество – их предписано не изменять.

– Чему посвящён ваш проект?

– Мы в Молдавии всё-таки сохранили русскую часть образования. У нас каждый пятый ученик и каждое пятое учебное заведение работают на русском языке. В молдавских школах также есть уроки русского языка, хотя количество отводимых на его изучение часов невелико, кроме того, с 2018 года ученикам будет предоставлен выбор, и русский язык будет лишь одним из иностранных языков.

Чтобы сохранить полноценную языковую среду, чтобы русский язык в Молдове не превратился в молдавский вариант русского языка (а в Грузии – в грузинский вариант, в Узбекистане – в узбекский и т. д.), нужна привязка к российским учебникам русского языка. С другой стороны, при адаптации российских учебников мы должны постараться найти баланс между неизбежными заимствованиями и сохранением чистоты языка. Затем нам нужно будет обучить этому студентов-филологов, которые, в свою очередь, научат своих учеников.

– Эта работа уже ведется?

– И мы, и специалисты в других республиках сделали только первый шаг. Описана практика заимствований: сколько таких случаев, что именно и как заимствуется, как заимствования адаптируются. Но в учебники, в словари и комментарии для учителей это пока не попало. Задача нашего проекта как раз и состоит в том, чтобы собрать всех специалистов, которые ведут эти наблюдения, и вместе подумать, как провести эту работу.


– В других странах русского зарубежья русский язык похожим образом взаимодействует с местными языками?

– Конечно. Везде есть новая номенклатура документов, национальная антропонимика, названия национальных блюд, одежды, традиционных ритуалов и т. д. Мы все с этим живём и об этом говорим по-русски, в нашем случае – используя румынские слова. И мы должны это разумно прокомментировать – чтобы дети понимали, почему мы в Молдавии говорим так, а в России скажут иначе.

Например, в Молдове законодательно отменили отчества – у нас их теперь нет. Приезжая в Россию, молодые люди должны будут использовать отчество, потому что это необходимая составляющая часть имени и обращения к любому взрослому человеку. Такие вещи необходимо объяснять.

– Молодёжь в Молдавии говорит по-русски?

– Говорит. Хотя это, скорее, язык улицы, язык ситуативный – он не выучен должным образом в школе. Чаще всего молодёжь владеет устным языком, но если им предложить, скажем, заполнить анкету в гостинице, они могут не справиться с этим заданием – письменной речью они владеют слабо.

Но в целом в Молдавии все государственные документы выходят на двух языках. У нас сохранено телевидение на русском языке, есть и российские каналы. Даже молдавские передачи часто идут на русском языке. Выходят русскоязычные газеты, в Кишинёве есть два русскоязычных театра. То есть языковая среда сохранена.

– И на улицах говорят по-русски?

– Один мой венгерский коллега сказал: я впервые вижу страну, где все надписи сделаны на государственном языке, а слышит он русскую речь. Но это он преувеличил. У нас распространён так называемый рецептивный или диалогический билингвизм. Это когда, например, за прилавком стоит продавец, который не хочет терять работу и обязан говорить на государственном языке. Я с ним объясняюсь на русском, а он мне отвечает по-румынски, и мы друг друга понимаем.

 
 «Проблемные» зоны использования русского языка в Молдавии – это официальные обращения в административные инстанции (они не обязаны отвечать нам на русском языке), медицина и реклама. Это не значит, что, например, врач или продавец не будет с вами говорить на русском языке – будет. Но есть люди, которые принципиально не хотят или же им это сложно – особенно молодым людям.

– По-Вашему мнению, что произойдёт, если пустить всё на самотек? Если позволить русскому языку свободно изменяться под влиянием местных языков?

– Если эту стихию сейчас не упорядочить, появятся ничем не оправданные варианты русского языка с ненужными заимствованиями. Мы хотим, чтобы центростремительные силы в развитии русского языка были сильнее, чем центробежные. Нам не нужно тот язык, на котором мы говорим, позволять искусственно отрывать от российского русского языка. 

Также по теме

Новые публикации

В сентябре – октябре 2017 года в Папуа – Новой Гвинее, на Берегу Миклухо-Маклая, побывала российская экспедиция. Об этом уголке практически неизвестной россиянам земли и о встрече с потомками папуасов, 150 лет назад принимавших русского путешественника, нам рассказал его потомок –  Николай Миклухо-Маклай – младший.
В Российском университете дружбы народов прошла Всероссийская олимпиада для студентов по русскому языку как иностранному. Традиция проводить олимпиады для иностранных студентов зародилась ещё в советские годы, и вот – с перерывами – этот конкурс, собравший студентов со всей России, проводится уже в пятнадцатый раз.
22 ноября 1963 г.  мировые новостные агентства взорвала новость: в Далласе, штат Техас, убит президент США Джон Фицджеральд Кеннеди. А недавно президент Трамп одобрил обнародование большого массива ранее секретных материалов, касающихся расследования убийства 35-го президента Соединенных Штатов.
На одном из танцевальных фестивалей в бразильском городе Гуарани-дас-Мисоес выступала группа «Тройка».  Помню  ощущение гордости за своих соотечественников и за нашу общую культуру, которая бережно сохраняется на таком далёком южноамериканском континенте. Фестивали народных культур в Бразилии проводятся довольно часто. В этот раз без преувеличения наши танцоры были лучшими.
Девяносто лет исполнилось бы 18 ноября легендарному кинорежиссёру Эльдару Рязанову, который ушёл из жизни два года назад. Но и сегодня без его фильмов не обходится ни один телеканал. В чём секрет очарования рязановских картин? Остаются ли они актуальной классикой? Понятен ли и интересен Рязанов молодому зрителю? Эти вопросы мы задали кинокритику и продюсеру Вячеславу Шмырову, который был лично знаком с режиссёром.  
В Институте Европы РАН состоялась пленарная дискуссия «Современный мир и вызовы миграции», подготовленная и проведённая при поддержке и участии фонда «Русский мир». В ходе дискуссии эксперты предложили европейским институтам, занимающимся проблемами миграции, изучить опыт России – как большого многонационального и многоконфессионального государства.
В нынешнем году российско-австралийским отношениям исполняется 75 лет. Несмотря на продолжительную историю, они никогда не были простыми. О своём опыте работы с соотечественниками в Австралии, разногласиях и возможностях сотрудничества наших стран рассказал руководитель управления региональных программ фонда «Русский мир» Георгий Толорая, экс-генконсул России в Сиднее.
300 лет назад, 14 ноября 1717 года, в семье Петра Панкратьевича Сумарокова, дворянина и кавалера, родился мальчик, названный Александром. Судьба его будет нелегка – у него будет много врагов и не меньше поклонников. Современники назовут его гением. Потомки усомнятся в этом. Сам Сумароков до конца своих дней будет уверен, что он лучший российский поэт.