RUS
EN

Господа офицеры

 

Господа офицеры

Оксана ПРИЛЕПИНА

В России впервые за последние сто лет официально собрались потомки российских героев Отечественной войны 1812 года, съехавшиеся из разных уголков планеты.

На съезде выступили праправнучка Михаила Кутузова Кира Хитрово-Крамская (вторая слева) и потомок Александра I Павел Куликовский (седьмой слева) / Фото: АНДРЕЙ СЕМАШКО

В конференц-зале московской гостиницы «Бородино» 14 июня прошел Съезд потомков российских героев Отечественной войны 1812 года. Собралось 312 человек, из которых 47 приехали из США, Канады, Европы, с Украины.

«Господа! Давайте знакомиться! Если удобно, вставайте, – предложил с трибуны Виссарион Алявдин, председатель Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года. – Княгиня и княжна Оболенские! Москва. Господа Орловы! И московские, и сербские. Господа Ржевские из Соединенных Штатов! Воронцовы-Вельяминовы из Парижа и нескольких российских городов! Их у нас несколько. Графиня Милорадович из Канады!» Звучали исключительно громкие фамилии, известные с детства из учебников…

Потомки российских дворян собрались в Москве по случаю 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года. Необычное мероприятие организовало правительство Москвы. Участники съезда после официальной части посетили Музей-панораму «Бородинская битва» и Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник «Бородинское поле». В работе съезда участвовали чиновники, ученые-историки, деятели культуры, представители общественности, молодежных организаций, военно-исторических клубов. Звучали слова о реабилитации памяти героев, исторической справедливости, деятельности различных дворянских собраний. Овациями встретили слова Виссариона Алявдина: «Александр I отказался печатать на памятной медали 1812 года свой профиль, а предпочел Всевидящее око и надпись: «Не нам, не нам, а Имени Твоему». Я думаю, эти слова можно сделать и девизом нашего общества. Не в смысле причастности к Божественному провидению, а в том, что не мы заслуживаем каких-то особых привилегий, а наши предки, во имя которых мы стараемся сохранить память».

О личности Александра I сделал доклад Владимир Лавров, заместитель директора по науке Института российской истории РАН. К общему изумлению, в зале присутствовал потомок Александра I в седьмом поколении – Павел Куликовский. Он приехал из США и совсем не говорит по-русски. «Я праправнук великой княгини Ольги Александровны, которая была младшей сестрой императора Николая II, – сказал он. – Я счастлив сегодня быть в окружении потомков героев Отечественной войны 1812 года. Это была великая война».

Вселенная изумляется

Скучно не было. Алексей Аршинов, вице-президент Международной военно-исторической ассоциации, рассказал, что в этом году 2 сентября на Бородинском поле будет намного более масштабная реконструкция эпизода битвы. Заместитель министра культуры РФ Андрей Бусыгин сообщил, что осенью откроется Музей Отечественной войны 1812 года в центре Москвы – филиал Государственного Исторического музея. Руководитель департамента культурного наследия Москвы Александр Кибовский рассказал, что в соответствии с федеральной программой отремонтирована и обновлена экспозиция Музея-панорамы «Бородинская битва», восстановлен памятник Михаилу Кутузову, найдены и приведены в порядок могилы героев войны 1812 года, но главное – почти закончили сложную реставрацию Триумфальной арки. В числе подготовительных мероприятий представитель правительства Москвы упомянул и мемориальный памятник на Введенском кладбище. Чуть позже этот проект с возмущением критиковал писатель-краевед Игорь Сергеев, так как «в этот монумент перезахоронили не тех, кого нужно было». По словам Сергеева, при строительных работах на Кутузовском проспекте Москвы в земле обнаружили останки 94 человек. По неясным причинам их посчитали останками героев войны 1812 года, хотя археологи не нашли в могиле ни оружия, ни пряжек военных ремней или пуговиц, ни поврежденных в боях костей. И захоронили непонятные кости в братской могиле. «Археологи возмущены происшедшим, – сказал Игорь Сергеев. – Отчеты их исследований хранятся в Москомнаследии, управлении капитального строительства, торговли и агропрома. Почему-то на эти отчеты наложили гриф секретности и не дали их мне как представителю общественной организации. И еще меня возмущает, что перезахоронение прошло как-то по-тихому, без военных почестей».

Что может быть любопытнее в истории, чем судьбы людей и частные случаи? Ими пестрило выступление главного хранителя Музея-панорамы «Бородинская битва» Лидии Ивченко. В период Наполеоновских войн офицерский корпус состоял почти на 90 процентов из потомственных дворян. Но статистические данные отмечают, что большая часть «Детей Марса», как называли тогда военных, принадлежала к дворянским семьям скромного достатка. Офицерское жалованье являлось главным и часто единственным средством к существованию офицера. Лидия Ивченко рассказала: «Один из участников Бородинского сражения, Александр Зайцев, служивший в Ревельском полку, вспоминает: «Когда мне минуло 11 лет, а брату 13 лет, мать начала думать, куда бы нас определить. И однажды в Кремле на Царской площади мы увидели развод войск, и старший брат сказал мне: «Пойдем и мы служить, авось и мы будем носить знамя». Тому мальчику, которому было 13 лет, в 16 лет довелось уже принять участие в Бородинском сражении. Он погиб на Семеновских флешах». С армейскими офицерами из многодетных обедневших семей, чуть ли не с младенчества покидавших родительский кров, случались подчас невероятные истории, подобные тем, о которых рассказал егерский полковник Михаил Петров. С ним однажды произошел такой случай. «Ко мне подошел навстречу офицер в армейском сюртуке, – вспоминает он. – Пожав мне руку, сказал: «Ежели вы полковой адъютант Петров, то вы родной брат мне, поручику Алексею Петрову». Мы обнялись с ним с чувством кровной радости, и это свидание через девять лет разлуки принесло нам незабвенную поныне радость». Один из братьев Малиных так распорядился своими бесценными сокровищами в завещании: «Сюртук, который был на мне в Бородинском деле, а потом бывший на мне и в Лейпцигской битве, обагренный кровью и во многих местах простреленный, хранится у меня как святыня и должен достаться как святыня сыну моему Александру на память».

Или вот еще эпизод. Александр I во Франции во время последнего парада прощался с офицерами русской армии. Эта последняя встреча его с ветеранами запечатлена в дневнике известного историка Александра Михайловского-Данилевского. Он вспоминал: «Я не видел никогда почтеннее собрания. В нем заключалось могущество и слава России, коей офицеры были достойными представителями. Государь подходил почти к каждому из подвижников своих, благодарил их от искреннего сердца и в таких выражениях, которые каждому останутся незабвенны». Эту запись историк заканчивал словами: «Русские офицеры! Враги могли совершить то, чему вселенная изумляется. Гордитесь содеянным вами! А поздние ваши потомки будут повествовать».

Самобытный характер

Среди потомков на съезде присутствовала праправнучка Михаила Кутузова Кира Хитрово-Крамская. Ее родовая ветвь тянется от второй дочери Кутузова, Анны. В 1938 году ее отец, Михаил Николаевич, профессор музыки, окончивший Миланскую консерваторию, был расстрелян как враг народа. Кира Хитрово-Крамская рассказала, что всю жизнь скрывала свое происхождение, так как в советские годы можно было пострадать из-за этого. В ее доме нет ни одной памятной вещи Михаила Кутузова. Самую ценную вещь, кутузовское кресло, похитили авантюристы в 1962 году. «Я была в командировке, – говорит Кира Михайловна, – когда к нам домой пришли какие-то люди, представившиеся от музея-панорамы, и забрали у мамы с сестрой это кресло, не дав даже расписки. У нас семья такая, мы доверяем всем, не понимая, как это можно историю унести куда-то. Больше этих людей мы никогда не видели».

Иван Козловский, потомок многочисленной династии Козловских, участвовавших в Отечественной войне 1812 года / Фото: АНДРЕЙ СЕМАШКО

Прямой потомок Петра Багратиона в пятом поколении, Ирина Багратион-Мухранели, преподает русскую и зарубежную литературу. Сейчас она работает одновременно в Институте стран Азии и Африки МГУ им. Ломоносова, в Московском городском психолого-педагогическом университете, в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и в Институте практического востоковедения. Ее дочь занимается архитектурой. От «огромного клана Багратионов» – а у деда Ирины было 12 братьев и сестра – остался только один, остальных репрессировали в 30-е годы.

Был среди участников съезда и Андрей Мусин-Пушкин. Он родился и вырос во Франции, офицер французской армии. «В 1971 году я попал в первый раз в Россию и в Военной галерее Отечественной войны 1812 года безуспешно искал портреты предков. Ни одного не нашел, – отметил Андрей Мусин-Пушкин. – Вернулся очень озабоченным. Как же так?! Не может быть, чтобы Мусины-Пушкины не принимали участия в защите своей родины. Начал поиски по архивным материалам и вот что выяснил. У нас было три генерала, три штаб-офицера и два обер-офицера, участвовавших и в Отечественной войне 1812 года, и в походах русской армии в Западную Европу. В антинаполеоновских войнах участвовало в офицерских чинах 11 представителей рода, носящих фамилию Мусин-Пушкин, почти все они удостоились Золотой шпаги с надписью «За храбрость», многие получили ордена вплоть до Святой Анны 1-й степени и Георгиевские кресты 4-й степени. Самый крупный контингент крепостных в Ярославском ополчении был из крепостных Алексея Ивановича Мусина-Пушкина – а это было около 350 солдат».

Другой гость из Франции, протоиерей Николай Солдатенков, рассказал, как его предок Егор Солдатенков, купец первой московской гильдии, старообрядец, пожертвовал на нужды родины 20 тысяч рублей, которые пошли на снабжение ополчения. Николай Солдатенков, родившийся во Франции, недавно добился второго, российского гражданства, поскольку считает это для себя крайне важным.

Пенсионер Владимир Хованский из Саратова до последнего времени мало что знал о своих предках. Его предок Николай Хованский – участник сражений 1812 года. Сам Владимир всю жизнь служил в уголовно-исполнительной системе Саратова, его дочь, скульптор, не смогла приехать, так как готовится к свадьбе. «Я в Москве второй раз в жизни, – рассказал он. – Никогда ничего подобного не было в моей небогатой событиями жизни. Мой отец всю жизнь был солистом церковного хора, что, естественно, скрывал. Я, конечно, знал, что являюсь потомком князей, но дома на эту тему мы слышали: «Забудьте. Никаких князей Хованских не было». Боялись». Лишь в декабре 2011 года, после смерти отца, разбирая его личные вещи, Владимир нашел целый домашний архив: метрические выписки, паспортные книжки, владельцами которых были деды и прадеды.

Увлекательные истории о династии Кульневых рассказала ее представитель Галина Яроцкая из Санкт-Петербурга. У генерал-майора Якова Кульнева, героя 1812 года, детей не было. Продолжателем рода стал его брат Иван, чьим прямым потомком и является Галина Павловна. Документы и фотографии Якова Петровича изъяла советская власть, а кольцо «дивной ювелирной работы с рубином, осыпанное бриллиантами, подарок с царской руки» в 1947-м продали через Ювелирторг. Передовой отряд Кульнева в составе 23-го и 25-го егерских полков, четырех эскадронов Гродненского гусарского и трех сотен Донского полка при шести орудиях прикрывал отход русской армии в самом начале войны, сражаясь с превосходящими силами противника. «Он лично водил гусар в атаку, – рассказала Галина Яроцкая. – 20 июня 1812 года, умирая на поле боя, он произнес: «Друзья, спасайте Отечество! Не уступайте врагу ни шага родной земли! Победа вас ожидает». Генерал Кульнев не дожил пяти дней до своего 49-летия и погиб почти там же, где родился, – недалеко от деревни Клястицы Витебской губернии.

Среди чинного общества, собравшегося в гостинице, выделялся старенький, но бодрый дедушка в мундире морского офицера 1812 года. «Иван Козловский, командир Гвардейского морского экипажа! – лихо представился он. – Это элитная морская часть, которая насчитывала около 400 человек. Единственная морская часть, которая в 1812 году была направлена в состав сухопутной гвардии и вступила в бой с наполеоновскими войсками». Из многочисленных Козловских, участвовавших в Отечественной войне 1812 года, «наиболее интересный» предок Ивана – Владимир, участник Бородинского сражения в составе двух батальонов гвардии Егерского полка. Эти два батальона охраняли село Бородино. «Ночью они позволили себе пойти в баню, – говорит Иван Козловский. – А в это время французы атаковали. Солдаты отражали наступление в чем были. Дивизию, конечно, не сдержали. Отступили через мост и взорвали его. Владимир Николаевич Козловский остался жив и не был ранен». Сам Иван Козловский – личность яркая. Капитан второго ранга, инженер, кораблестроитель, 27 лет занимался в Институте Военно-морского флота проектированием и созданием торпедных и ракетных катеров, затем – противолодочных. Выйдя на пенсию, разрабатывал суда, добывающие в море нефть. В 60-е годы, «когда КПСС немножко ослабила слежение за потомками дворян», он в архивах восстановил свою родословную «до Рюрика» и вступил в Общество потомков участников Отечественной войны 1812 года. Более пятнадцати лет Иван Козловский занимается еще и реконструкцией военной формы, шьет ее в ателье. Впервые он появился в костюме петровского офицера на конференции, посвященной 300-летию флота. Было дело, как-то пытался на Бородинском поле в костюме офицера примкнуть к какому-нибудь штабу. «Но чтобы быть офицером на реконструкции, надо иметь свое подразделение, хотя бы 10 матросов, – смеется он. – А у меня конференции, доклады, поэтому я сделал себе мундир солдата-гренадера русской армии, и меня охотно приняли с распростертыми объятиями и даже поместили в чьей-то палатке». «Сколько вам лет?» – спросила я. «О-о! Эту страшную тайну я никому не раскрываю, – отрапортовал Иван Козловский. – А то меня больше не пустят на реконструкции или оштрафуют».

Не стыдно

История Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года, куда входят чуть ли не все участники конференции, началась в 1964 году. Тогда был создан кружок при недавно открытой Бородинской панораме в Москве, куда приходили потомки героев войны 1812 года. Идею поддержал директор музея Владимир Казачков. Устраивались тематические мероприятия, и появилась традиция в первое воскресенье сентября отправляться на Бородинское поле, праздновать победу в музее. Постепенно Общество росло, в нем появились реконструкторы, которые сначала выносили на поле первые русские знамена, взятые на киностудии. Затем – граждане других стран. Скоро Общество отметит 50-летие, за последние годы у него появились филиалы в Воронеже, Калининграде и Костроме. «Сообща мы сделаем больше, чем может отдельная семья или группа семей, – сказал Виссарион Алявдин. – Что говорить, историю умеют и любят переписывать, и чаще всего – со злым умыслом. И наш гражданский долг – постараться сохранить ее такой, какой она была. То есть историей великого государства и великого народа, который действовал очень часто великодушно. Могли ошибаться и вожди, и рядовые люди, но в целом мы знаем, что нам не стыдно за нашу историю и за наших предков».


Скачать (PDF, 10 Mb)

поиск В АРХИВЕ журнала

Год и месяц издания журнала:

Автор статьи:

Название статьи:

Показать все номера

КОНТАКТЫ

Редакция журнала “Русский мир.ru”
Тел.: (495) 981-56-80
Тел.: (495) 981-6670 (доб.109) - вопросы по подписке

Задать вопрос редактору журнала:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA

Задать вопрос по подписке на журнал:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA