RUS
EN

Море рядом

 

Море рядом

Любовь РУМЯНЦЕВА

Петербуржцы редко вспоминают, что живут на берегу моря, а Финский залив презрительно называют Маркизовой лужей. между тем море близко: волны, ветер, крики чаек, простор и свобода. Оно зовет к себе тех, кто сумеет его почувствовать.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВ…Две маленькие деревянные лодочки смело направляются к огромному бригу. На корабле – тревога: команда заряжает пушки, пытаясь потопить противников, но те все равно берут судно на абордаж. Схватка как в кино: солдаты фехтуют шпагами на палубе, кто-то лезет на мачту, его подстреливают, он падает в воду… Когда пушечный дым рассеивается, исход битвы уже известен – шведский бриг захвачен русскими моряками, в этой морской битве наши победили.

– Кто бы сомневался, что мы проиграем! Вот была бы битва не в Неве, а где-нибудь в районе Стокгольма, тогда все было бы иначе, – смеются «шведы» и, покрасовавшись немного в своих костюмах, идут переодеваться. В роли шведских захватчиков выступали участники петербургского клуба исторического и сценического фехтования «Силуэт».

Тельняшка на 14 человек

Инсценировка морской схватки времен Северной войны – это лишь сотая часть всех развлечений, которые выпали на долю Петербурга в последние выходные августа. В городе прошел первый Международный морской фестиваль. Власти города спохватились: про «культурную столицу» все знают, а вот о «морской столице» подзабыли не только гости Санкт-Петербурга, но и сами жители. Поэтому было решено срочно сделать «морскую прививку» всем желающим – устроить грандиозный трехдневный праздник. Фестиваль проходил сразу в трех местах – на набережной Лейтенанта Шмидта на Васильевском острове, в Кронштадте и в Ломоносове. Набережная Невы превратилась в пешеходную зону. На трех сценах выступали музыканты всех направлений, от рока до блюза, играли военно-морские оркестры, в палатках угощали рыбой, по набережной прошло карнавальное шествие с Нептунами, желтыми подводными лодками, русалками и осьминогами.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВ

Ажиотаж вызвали митьки – знаменитая неформальная группа питерских художников. Они где-то достали старую ржавую баржу, пришвартовали ее к набережной и окрестили эту посудину арт-баржей «Митёк». Все выходные баржа принимала гостей – на художественные мастер-классы и музыкальные выступления. Главный митек, Дмитрий Шагин, известный петербургский художник, ставший уже частью городской мифологии, убеждал всех, что митьки всегда хранили верность морю – не случайно же их «форменная» одежда – тельняшки. Специально для праздника они даже сшили тельняшку, в которую влезает 14 человек разом. Кстати, к празднику приурочили и празднование 140-летия тельняшки – оказывается, тельняшка стала символом флота 1 сентября 1874 года по предложению великого князя Константина Николаевича Романова.

– Генерал-адмирал увидел этот атрибут на моряках, ходивших в заграничное плавание в Средиземноморье, – рассказал хранитель музея «Морская Стрельна» Олег Вареник. – В южном море им было жарко в толстых и теплых нательных рубахах, и моряки закупили себе хлопчатобумажные, полосатые – на Мальте и во Франции. Тельняшки так понравились князю, что он повелел одеть в них весь флот. Правда, изначально полосы были неодинаковые – белые в четыре раза шире синих.

Неизлечимая яхтенная болезнь

Но все эти развлечения – тельняшки, мастер-классы, концерты – для тех, кто страдает морской болезнью и готов любоваться водными просторами лишь с берега. Те же, кто не боится бросить вызов стихии, получили возможность пройти школу юнг и прокатиться на настоящих яхтах. Нас взяла к себе на борт двухмачтовая шхуна «Гея». «Гея» вышла в акваторию Невы и, расправив паруса, пошла в сторону моста Лейтенанта Шмидта, чтобы сделать там разворот и направиться обратно к причалу, совершив, таким образом, небольшой «круиз». Если вы в детстве зачитывались Жюлем Верном и Дюма, то вам обязательно надо прокатиться на яхте! Ступив на борт, вы оказываетесь в царстве «грот-мачт», «стакселей», «фордевинда» и «швартовых». Капитан громовым голосом кричит: «Травить шкоты!», а команда сноровисто тянет за веревки и завязывает морские узлы. Но пока пассажиры вслушиваются в знакомые по приключенческим романам термины, команде не до шуток: узкая Нева не терпит промедления и ошибок, команды капитана нужно выполнять мгновенно. Впрочем, и для пассажиров получасовой «круиз» оказался нелегким испытанием – сидя на ветру без движения, начинаешь мерзнуть, ведь конец августа в этом году в Петербурге выдался достаточно прохладным.

– А вы встаньте на шкоты, сразу согреетесь! – предлагает капитан шхуны Кирилл Лысенко. – Вообще, конечно, у нас не Лазурное побережье… Ветра суровые, вода холодная. Бывало, и в штормы «Гея» попадала, яхту кренило на волнах, левый борт оказывался весь в воде. Но это хоть выглядит жутко, на самом деле не опасно, если уметь яхтой управлять. А один раз у нас случилась течь, тут уж приходилось соревноваться – кто быстрее, вода или мы.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВ

Вообще, оказавшись на яхте, быстро понимаешь, что это занятие совсем не так «гламурно», как это представляется, когда глядишь на картинки. Холод, теснота и духота маленьких кают, качка, жизнь поделена на вахты, личного пространства – минимум. В длительных переходах приходится экономить питьевую воду. Но парадокс: все, кто полюбил яхтинг, уже не могут от него отказаться. Яхтсмены в один голос утверждают, что яхтенный спорт – это болезнь.

– Причем неизлечимая! – смеется старпом «Геи». – Мне зимой так тесно в квартире! Яхта даже снится. Если есть возможность, уезжаем на недельку в теплые страны, арендуем судно и участвуем в международных регатах.

Морской фестиваль – праздник не только для горожан, но и для яхтсменов, ведь редко когда удается пришвартоваться прямо в центре города, как правило, частные яхты в акваторию Невы не допускают. Одна из стоящих на причале яхт привлекает внимание тем, что ее команда будто и не собирается выходить в море: ребята готовят прямо на палубе шашлыки. Оказывается, эти гурманы – знаменитый экипаж яхты «Петр I», которая установила мировой рекорд – совершила кругосветное путешествие вокруг Арктики.

– Конечно, мы шли не только под парусами, но и на моторе, – говорит капитан «Петра I» Даниил Гаврилов. – Но впервые без зимовок и ледоколов были пройдены Северо-Восточный и Северо-Западный морские проходы. Мы обогнали соперников на 12 часов. Путешествие заняло у нас время с июня по ноябрь 2010 года.

Еще одни «экстремалы» – те самые ребята, которые в деревянных лодочках участвовали во взятии на абордаж «шведского» брига. Оказывается, это гички – парусно-гребные лодки XVIII века. И экипажам гичек приходится вступать в бой не с бутафорским противником, а с реальной стихией.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВ

– Наши лодки – точные копии французской гички, которую в 1798 году выбросило на берег в Ирландии, – рассказывает рулевой Иван Жбанов. – Ирландцы ее в деревне у себя в каком-то сарае хранили полтора столетия, пока в 1944 году ее случайно не обнаружили. Сейчас она экспонируется в Дублинском морском музее. Потом появилось международное молодежное движение Atlantic Challenge, организаторы которого взяли эту старинную лодку за образец, наиболее подходящий для сплочения экипажа. Теперь молодежные команды (10 гребцов и рулевой) по всему миру соревнуются в мастерстве и скорости на деревянных гичках.

Сам Ваня впервые сел в гичку в 15 лет, и с тех пор каждое лето он отправляется в длинные походы и участвует в соревнованиях. Сложно представить, что эта маленькая открытая лодка может пройти сотни километров, но именно так и происходит.

– Мы участвовали в этом году в праздновании 200-летия Гангутского сражения, дошли до полуострова Ханко, – говорит Ваня. – Бывало, что и в волнение попадали, приходилось срочно приставать к берегу и вытаскивать лодки на сушу. Но самое тяжелое – это штиль. Когда мы шли на Гангут – а это почти 450 километров, – то ветра целый месяц практически не было. Приходилось идти на веслах по жаре.

Изначально гички выполняли представительскую функцию: когда судно стояло на рейде, адмирал на красивой шлюпке с лучшими гребцами в специальной парадной форме отправлялся на берег или на другой корабль.

– В память об этом на Atlantic Challenge есть специальные соревнования по искусству гребли, – говорит Ваня. – Тут важно не то, как быстро гичка добралась до нужной точки, а как слаженно и красиво работают гребцы, как изящно принимают на борт и высаживают на берег пассажиров.

Оранжевая гонка

Самое главное событие Международного морского фестиваля – это регата Orange Race. Гонка не случайно называется «оранжевой» – ведь стартует она на южном берегу Финского залива, в городе Ломоносове или, как его раньше называли, Ораниенбауме. Если в Петербурге морской фестиваль проходит впервые, то в маленьком Ломоносове праздник моря устраивают уже четвертый год подряд.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВ

– Четыре года назад отмечалось 300-летие города Ломоносова, – рассказывает организатор Ораниенбаумского морского фестиваля Евгений Захаров. – У нашего Ораниенбаума богатая морская история: здесь был учрежден второй яхт-клуб (первый – Императорский). Назывался он «Общество любителей яхтеннаго спорта». Ведь это было дачное место, здесь отдыхала петербургская аристократия, консулы и послы, а эти господа занимались яхтингом. К сожалению, это осталось в прошлом. Нас, жителей Ломоносова, сильно расстраивало то запустение, которое уже много лет царит на южном побережье Финского залива. Закрытые территории полузаброшенных военных баз, промзона, самозахваты, никакой инфраструктуры – и это при наличии красивейшего побережья! Чтобы напомнить людям о морской прелести наших мест, мы решили организовать небольшую регату – в первый год участников было чуть более 30. Яхт­смены – народ специфический. Их не заманишь калачом, деньгами, какими-то посулами. Если им что-то не понравится, то в следующий раз они не придут. Но, к счастью, наша скромная регата полюбилась морским волкам: в этом году у нас уже сотня парусов, не считая детские швертботы – их еще 60.

Действительно, когда около сотни больших и маленьких яхт и катамаранов выходит в акваторию Финского залива – это очень красиво. Хотя понять, кто вырывается вперед, а кто отстает, невозможно: у каждой яхты свое время старта и своя дистанция – в зависимости от ее категории. Зрители наблюдают за гонкой с Паромного причала, некоторым счастливчикам удается попасть на катер, снующий между яхтами.

– Как только яхта делает поворот и ветер становится попутным, поднимают спинакер – парус для попутного ветра, – объясняет водитель катера и опытный яхтсмен Алексей Гусев.

Яхты с поднятым спинакером – это грандиозное зрелище. Спинакер – это «лицо» яхты, и каждый украшает его по-своему. Кто-то сторонник классического белого, а чей-то спинакер пугает «пиратским» черным цветом. В гонке участвовали даже яхты с парусом цвета российского флага. Но случалось, что наполненный ветром красавец-парус вдруг безжизненно провисал.

– Потеряли ветер, – комментирует Алексей Гусев. – Надо срочно искать, а то теряется скорость. В этом году с погодой повезло, хотя и прохладно. А на прошлом фестивале вдруг во время гонки ветер стих, и начался дождь. Гонку пришлось даже переносить.

Старинная кинозвезда

«Лира», «Кайфун», «Лафа», «Спокойный», «Селенга» и даже «Кузя» – фантазии яхтсменов нет конца, когда они придумывают названия своим детищам. Но самое уникальное судно регаты не участвует в гонке – это судейское судно, двухмачтовый бриг «Триумф». «Триумф» выглядит как старинная яхта XIX века, с деревянными реями, канатами и пушками. Да и капитан у «Триумфа» под стать – седовласый и бородатый морской волк в белой парусиновой робе – Борис Сидоровский. Бриг он создал сам 27 лет назад – по старинным чертежам.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВФото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВ

– Я работал в Военно-Морском музее, был там начальником реставрационных мастерских, – рассказывает капитан «Триумфа». – Поэтому я был вхож во все фонды и видел подлинные чертежи старинных голландских и немецких прогулочных яхт. Я сконструировал этот бриг из старой рыболовецкой посудины, которую мне чудом удалось выкупить у рыбколхоза. Это не копия какого-то конкретного корабля, это собирательный образ старинной яхты. Строили мы его сами, вместе с друзьями. Надо мной иногда посмеиваются, мол, в адмиральской каюте в окнах обычное оргстекло вставлено! Но прошло тридцать лет, а оно даже не треснуло: я изучил строение яхт и создал такую геометрию корпуса, что при самом сильном шторме в окна долетают только брызги.

Бриг оказался уникальным – в 1987 году других таких старинных яхт в России не было. Не­удивительно, что им заинтересовались кинематографи­сты – «Триумф» наперебой при­глашали (да и до сих пор приглашают) ­сниматься в исторических картинах.

– Ездили на Черное море и участвовали в съемках «Узника замка Иф», – вспоминает Борис Сидоровский. – Должны были быть яхтой графа Монте-Кристо. Снимали много, но в итоге все вырезали, оставили только пару кадров идущего по волнам парусника. Наш бриг снялся в 27 картинах! Бывали и ляпы – однажды почему-то в ленту попал кадр, как «Триумф» идет по морю без парусов – сняли в тот момент, когда мы шли к месту съемки на моторе. Зато когда снимали фильм Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви», мне нужно было корабль посадить на мель. Каскадеры не знали, как это безопасно сделать, но я им пообещал, что все сделаю сам. Носом вылетел на берег, нос поднялся чуть ли не на метр. Я просто знал, в каком месте такая штука пройдет безнаказанно – я на этом корабле 27 лет хожу! Когда все засняли, я спокойно дал задний ход и сполз в воду.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРНЕЕВХотя «Триумф» давно стал «кинозвездой», жизнь у яхты и у его команды непростая – содержание такого судна требует больших затрат.

– В гонках мы почти не участвуем, потому что в России нам не с кем соревноваться, – говорит Михаил Сидоровский, помощник капитана и его сын. – Яхт такого класса в нашей стране нет. Обычно мы выступаем как судейское судно, как и на этой регате. Содержим «Триумф» с помощью туристов, хотя все не можем накопить на капитальный ремонт, который нашему старичку уже необходим. Наш «Триумф» стал для десятков молодых людей первым шагом в большое плавание: к нам часто приходят новички, помогают нам в подготовке судна к сезону, мы знакомим их с устройством яхты, берем с собой в походы. Многие из этих ребят так влюбляются в море, что идут учиться в Академию имени Макарова и становятся профессиональными моряками.

– Наверное, мы могли бы, как и наш знаменитый «Штандарт», жить припеваючи в Европе, там старинные яхты ценятся на вес золота, – говорит Борис Сидоровский. – Десять лет назад мы даже ходили через пол-Европы до Дании. Но я считаю – и команда меня в этом поддерживает, – что верна пословица: где родился, там и пригодился. Родина «Триумфа» – воды Финского залива.


Скачать (PDF, 10 Mb)

поиск В АРХИВЕ журнала

Год и месяц издания журнала:

Автор статьи:

Название статьи:

Показать все номера

КОНТАКТЫ

Редакция журнала “Русский мир.ru”
Тел.: (495) 981-56-80
Тел.: (495) 981-6670 (доб.109) - вопросы по подписке

Задать вопрос редактору журнала:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA

Задать вопрос по подписке на журнал:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA