RUS
EN
 / Главная / Публикации / Николай Петраков: Без стабилизации не может быть модернизации

Николай Петраков: Без стабилизации не может быть модернизации

01.06.2012

29 мая в Шуваловском корпусе МГУ имени М.В. Ломоносова открылась Х Международная конференция «Государственное управление в XXI веке: повестка дня российской власти». Организаторами выступили факультет государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова, фонд «Русский мир» и фонд «Политика». Конференция открылась панельной дискуссией на тему «Конкурентоспособность государства в современном мире».  Академик РАН, известный политолог и экономист Николай Петраков рассказал о стабилизации и модернизации российской экономики. 

Уважаемые коллеги!

Я благодарю руководство факультета за то, что меня пригласили участвовать в работе конференции. Проблема государства в экономике – очень важная проблема. Сейчас она заострилась в связи с проблемами модернизации и стабилизации. К сожалению, эти термины были в последнее время очень сильно политизированы, потому что один из руководителей нашего государства выступил с темой модернизации, и считалось, что это прорыв в высокие технологии, прорыв в мировую торговлю не только с сырьём, но и с высокими технологиями, что это высокие темпы роста. А вот стабилизация, о которой говорили другие руководители, – это как бы стагнация, это застой.

На самом деле без стабилизации не может быть никакой модернизации, потому что стабилизация – это, прежде всего, стабилизация экономических, социальных, экологических, политических моментов, и, по сути дела, если нет стабилизации, мы подвержены кризисам.

Ещё в 1996 году в журнале «Вопросы экономики» я опубликовал статью под названием «Россия – зона экономической катастрофы». Потому что узкие места, нерешённые проблемы, связанные со всем – от канализации до космоса, – приводили к тому, что вероятность срывов, катастроф –техногенных, экологических и иных – приближается к единице, то есть становится необходимым фактором для нашей экономики.

И, к сожалению, это нарастало в последние годы. Всё время говорили: нет денег. Нет денег для ЖКХ, нет денег для космоса, нет денег для авиационной промышленности. Теперь мы производим десять магистральных самолётов гражданской авиации в год, в то время как Boeing и Aerobus производит более 300 самолётов ежегодно.

Эта стабилизация просто необходима. Необходимо снижение рисков. Без этого невозможно никакой модернизации. И наоборот: модернизация должна основываться на экономической стабилизации, на создании системы национальной безопасности.

Для того чтобы ощутить модернизацию, нужно резко повысить норму накопления. Только при темпах роста в 7-8% можно говорить о том, что мы можем делать какие-то прорывы, какие-то действительно выходы на мировой рынок, действительно создавать какую-то конкурентную среду с корпорациями Западных стран.

К сожалению, у нас этого не выходит. Потому что у нас норма накопления составляет 19,5%. Скажем, в Индии норма накопления – 30,7%; в Китае, на который мы часто ссылаемся с точки зрения модернизации, –54,2%. Поэтому нам действительно нужно резко повышать норму накопления, чтобы выйти на 7-8% роста и чтобы действительно обеспечить технологический прорыв.

Возникает вопрос: откуда деньги? Деньги, как ни странно, из той же нефтегазовой трубы. Да, сырья у нас много, и это очень хорошо. Но дело в том, что выручку, которую мы получаем, мы направляем в офшорные зоны. Примерно 600 миллиардов долларов за последние годы вывезено в офшорные зоны. Но при этом, что очень важно, 200 миллиардов из них – это так называемый государственный вывоз, официальный вывоз доходов, так называемые резервные фонды. Раньше это был стабилизационный фонд. И эти деньги оседают в западных банках под очень низкие проценты. Они не могут использоваться для развития нашей экономики.

Кроме того, очень широко распространены вывоз капитала и уклонение от налогов. И сейчас разрабатывается предложение о деофшоризации нашей экономики, потому что мы видим, что на замечательную команду «Челси», выигравшую Лигу чемпионов, господин Абрамович потратил миллиард долларов. У нас есть своё «Челси» – «Зенит-Газпром», который выступает вне конкуренции. Можно считать, что есть чемпион России, который тратит более 50 миллионов долларов в год на своё содержание, и есть, соответственно, все остальные команды, которые могут бороться за второе место.

То есть проблема офшоров, в том числе и этого государственного, официального офшора, который провозгласил в своё время выдающийся профессионал, господин Кудрин, существует до сих пор. Только во время кризиса она несколько уменьшилась, а сейчас опять нарастает.

Поэтому проблема участия государств в распределении доходов и направлении их на технический прогресс очень важна. Ещё очень важным вопросом является проблема инфляции. Вот у нас говорят, что есть инфляция и есть ставка рефинансирования. Она у нас высокая – 8%. Когда инфляция будет низкая, всё будет хорошо. Тогда у нас и ставка рефинансирования уменьшится, и будут длинные деньги, потому что на большие проекты нужны не банковские коммерческие проценты, где деньги даются под 10, 15, 20%, а 3%, 5-6%. У нас этого нет. На самом деле ставка рефинансирования, вообще-то говоря, включается в цену товара. Если я не могу оплатить процент за кредит, взятый у банков, то я разоряюсь. Поэтому я увеличиваю цены и, соответственно, инфляция растёт. Значит, всё ставится с головы на ноги. Господа-либералы говорили о том, что мы будем лепить нашу экономику с американской модели. Там ставка рефинансирования 0–0,25%. И, соответственно, очень низкая инфляция. Наша инфляция, которая официально объявлена, в 4 раза выше, чем европейская. Там тоже ставка рефинансирования очень низкая. Но мы держим эту ставку и в результате имеем такую инфляцию.

У нас какая инфляция? У нас инфляция издержек, а не спроса. Но мы говорим: чем ниже денежная эмиссия, тем лучше. Денежная эмиссия уменьшается, поэтому цены должны падать. Ничего подобного не происходит. Мы на самом деле видим, что у нас сейчас низкая инфляция, но с 1 июля она снова вырастет, поскольку у нас инфляция издержек. Естественные монополии говорят о том, что нам нужно повышать цены. Почему нужно повышать цены? По одной причине. Чтобы наши внутренние цены приблизились к мировым. Это очередная ложь. Так сравнивать нельзя. Там доллар за литр, у нас доллар за литр. Посчитайте, сколько литров бензина можно купить на среднюю зарплату. В Москве примерно тонну, во Франции, в Германии – примерно 5-6 тонн. На среднюю ставку. Значит, у нас цены завышены по отношению к платежеспособному спросу населения.

Так что это ситуация, которая весьма и весьма странно выглядит, когда мы говорим о том, что нам нужно делать какой-то рывок. Это, кстати, тоже государственная политика. И очень жёсткая государственная политика, которая проводится уже не первый год и, по сути дела, губит наш технический прогресс.

Вообще говоря, модернизация – это не только прорыв к высоким технологиям. Это ещё и развитие транспорта, жилищное строительство, продовольственная безопасность, здравоохранение, образование, то, что мы называем человеческим капиталом. Об этом, к сожалению, очень мало говорят, и надо сказать, что говорят неправильно. Вот сейчас почему-то все сосредоточились на ипотеке. Кто-то кому-то сказал, что каждый гражданин страны должен иметь квартиру в собственности. Почему? Есть понятие долгосрочной аренды с правом выкупа. Сейчас мы с точки зрения ипотечного кредитования, с точки зрения рынка жилья, которого нет, поскольку в больших городах жильё всегда в дефиците, а значит, нет никакой конкуренции, зачёркиваем нашу мечту, десятилетиями вынашивавшуюся, о том, что каждая семья должна иметь отдельную квартиру. По сути дела, мы сейчас опять переходим к тиражированию коммунальных квартир, потому что молодёжи негде и не на что купить жильё. Ипотеку они не осилят никак, потому что, кроме себестоимости, о которой Владимир Владимирович говорил, что её надо на 20% снизить, так называемая рыночная, а на самом деле монопольная цена на жильё в 3-4 раза выше себестоимости. Мы сейчас должны в ипотеке оплачивать все эти многократные монопольные надбавки к цене и переходим опять к коммунальным квартирам.

То же самое в здравоохранении. Здравоохранение – это не дополнительные койки и ночные горшки. Здравоохранение – это диагностическое оборудование, фармацевтика, огромные возможности технологического прорыва. У нас сейчас нет российского диагностического оборудования вообще. Практически нет российских лекарств. Мы полностью сейчас зависимы от внешнего рынка.

Что касается решения проблем продовольствия, то, вообще говоря, проблема продовольствия – это проблема экологической безопасности. Сейчас наше продовольствие в значительной мере генномодифицированное. И это считается достижением, хотя вызывает большие сомнения.

Сама по себе проблема модернизации – это крупная национальная проблема, и действительно, стратегическое управление – это главное, что может вытянуть нашу страну из кризиса и поставить её на уровень великих, развитых стран мира.

Благодарю за внимание.

Николай Петраков

 

Также по теме



Новые публикации

Как сообщал «Русский мир», латвийский Сейм не поддержал предложение президента Латвии об автоматическом  предоставлении гражданства детям неграждан, родившимся после 1 июня 2018 г. Напомним, президент Раймонд Вейонис заявил, что родившиеся в Латвии дети неграждан должны становиться гражданами Латвии уже в момент рождения.
Американский искусствовед Уильям Брумфилд по заданию Библиотеки Конгресса США ещё в середине 80-х подготовил первую выставку фотографий пионера цветной фотографии Сергея Прокудина-Горского. Сейчас он работает над книгой, в которой снимки дореволюционной глубинки авторства Прокудина-Горского будут соседствовать с фотографиями тех же мест самого Брумфилда.
Людмила Ростиславовна Селинская (США) – член Конгресса русских американцев, Русского Дворянского собрания в Америке и Совета директоров культурно-просветительского и благотворительного общества «Отрада». Она рассказала о том, как сложилась судьба нескольких поколений её предков после отъезда из России и о своём участии в сохранении русского культурного наследия.
Почему именно сейчас началась столь рьяная борьба за снос памятников конфедератам в Америке? Дело в президенте Дональде Трампе, приступившем к исполнению своих обязанностей только в этом году или же «война с памятниками», «война с историей» рано или поздно вспыхнула была бы и при любом другом президенте США?
Не берусь оценить шансы сборной Бразилии на предстоящем чемпионате мира по футболу, но, очевидно, бразильские болельщики верят только в победу. Многие из них собираются в Россию и уже активно учат русские слова. Между тем и без футбола желающих изучать русский язык в Бразилии предостаточно.
17 сентября группа из 24 сирийских школьников вернулась домой из международного детского лагеря «Артек». Здесь, в Крыму, ребята провели почти три недели, и это их первое знакомство с Россией. Но, скорее всего, не последнее: ведь все они – победители олимпиады, которую провели власти Сирии среди учеников, изучающих русский язык.
Российский политик Вячеслав Никонов высмеял американское разведывательное сообщество, которое, по его словам, «прозевало, что Россия избрала президента Соединённых Штатов», сообщает USA Today. По мнению Никонова, США «перенапряглись на пути глобального доминирования» и на протяжении последних двух десятилетий «проседают» по всем параметрам.
15 сентября в Париже при поддержке фонда «Русский мир» пройдёт расширенное заседание президиума МАПРЯЛ, приуроченное к 50-летнему юбилею организации. О том, какие сегодня задачи стоят перед русистами и как в Казахстане готовятся принять конгресс Международной ассоциации русистов в 2019 году, рассказывает президент КазПРЯЛ, вице-президент МАПРЯЛ Элеонора Сулейменова.