RUS
EN
 / Главная / Публикации / Мария Жесткова: «Жить на Родине по завету отцов»

Мария Жесткова: «Жить на Родине по завету отцов»

Юлия Горячева06.10.2017

Мария Жесткова  родилась в 1941 году  в Ницце, но всегда мечтала вернуться на родину предков – в Россию. В 2003 году её мечта осуществилась, и сейчас она живёт в Москве. В интервью «Русскому миру» Мария Владимировна рассказала о своих корнях, жизни в русской общине во Франции и своей общественной деятельности. 
 
– Мария Владимировна, в 2017 году Вы получили гражданство России. Позвольте Вас поздравить.

– Спасибо. В Россию, на мою историческую Родину, мечтала переехать с 1992 года, когда с отцом впервые побывала здесь на конгрессе соотечественников. Но отложила планы на переезд до 2003 года. Родители умерли, я с верой в помощь московских друзей и в то, что как многолетний профессиональный переводчик-русист смогу найти фрилансерские проекты в Москве, собрала в машину всё необходимое и отправилась в российскую столицу.

Члены ОРЮР (звено «Черепаха»), 1957 г. М. В. Жесткова – третья слева. Фото из архива М. В. Жестковой

Здесь я ощущаю себя рыбкой в воде: православной среди православных и русской среди русских. А во Франции – православной среди католиков и русской среди французов… Будучи французской гражданкой, живя во Франции,   себя француженкой не считала. Считала русской. Дома мы говорили только по-русски. Родители учили нас читать и писать по советским азбукам и книгам. Отец регулярно ходил в Globe, знаменитый  советский книжный магазин, и приобретал там книги. К примеру, в 1946 году, когда мне было пять лет, отец, вырезав портреты Ленина и Сталина из купленной азбуки, научил меня читать по этой книге, которая, как я сейчас понимаю, во всех других отношениях была прекрасным изданием.

Здесь я ощущаю себя рыбкой в воде: православной среди православных и русской среди русских. А во Франции – православной среди католиков и русской среди французов… Будучи французской гражданкой, живя во Франции, себя француженкой не считала. Считала русской. Дома мы говорили только по-русски

К чести моих родителей, они всегда стремились воспитать нас в приверженности русскости. Пусть даже и в иноязычной среде. И им это удалось. Все четверо – два мальчика и две девочки – православные. Все активно с детства были включены в жизнь русской общины. Николай, мой младший брат, последние десять лет жизни (он умер в прошлом году) был председателем ассоциации любителей Бунина в городе Грасс. Сама я как скаутмастер вовлечена в деятельность местного отделения Организации российских юных разведчиков (ОРЮР) – неполитической общественной скаутской организации. Уставная цель ОРЮР – общественное воспитание российских детей и молодёжи в национальном, патриотическом и религиозном православном духе.


 – Слышала, что Вы из Рюриковичей…

– Да, я тридцать пятое поколение от Рюрика. У меня полная родословная есть. Сергей Сергеевич Татищев, брат моего прадеда, составил родословную к 500-летию появления фамилии. Много лет над этим работал, ездил по поместьям, приходам и издал в 1900 году книгу «Род Татищевых». У меня копия с библиотечной есть. Смотрите! Для внуков (у меня их трое – 15, 14 и 5 лет) сделала краткое изложение – от Рюрика и до них. Показав, что среди наших предков прямых – святая Ольга, святой Владимир, Владимир Мономах!

Меня и в местное Дворянское собрание не раз звали вступить, но я не вижу в этом особого смысла. Мне важней сейчас работать с детьми, чем вариться в соку воспоминаний.

– А как ваши родители оказались во Франции?

– Начнём с матери. Мать, Марьяна Всеволодовна, урождённая Брянская, её отец – Всеволод Викторович Брянский, а мать – Мария Владимировна Татищева. Мой прадед по материнской линии – граф Владимир Сергеевич Татищев – до мая 1917 года был председателем правления Соединенного банка России. Он, кстати, ещё был председателем правления завода «Богатырь». Того, что при советской власти звался «Красным богатырём». Другой дед моей матери – по отцовской линии – был родом из тульской губернии, где он был предводителем дворянства некоторое время, а потом стал заместителя мэра Москвы. А когда мэр Москвы ушёл, он три года был исполняющим обязанности городского главы. Прадед Татищев уехал из Москвы в Орёл, где у него было имение, и когда пришли красные, то его же крестьяне одели всю семью в крестьянскую одежду и вывезли за линии красных. 

Прадед приехал в Крым, там он взял с собой родственников и ту прислугу, которая хотела с ним выехать, и в 1919 году прибыл непосредственно во Францию. Так как Соединенный банк был с французским участием, то у графа Татищева были неплохие связи в финансовых кругах, что существенно помогло семье в обустройстве и адаптации во Франции. Когда после революции маму вывезли из России, ей было полтора года.

Папа мой, Владимир Иванович Жестков, из московских купцов. В отличии от Татищевых, приехавших сразу во Францию, Жестковы прошли невероятный путь: Константинополь – София – Прага и только в 1926 году прибыли во Францию. Родители – оба москвичи, а встретились в Ницце! Моя мать окончила курсы секретарей, но всю жизнь фактически не работала. 

Отец – инженер-электромеханик, 1902 года рождения. Вышел на пенсию в 1969-м. Как раз тогда в России запускались огромные инженерно-технические проекты с использованием оборудования и технологий западных стран, в том числе Франции. Так как отец был инженером, то французские фирмы, набирая технических переводчиков, попросили его создать группу. Работы было много, в том числе касающейся развития автомобильной, металлургической и химической промышленности. Всё это в той или иной степени шло через отца. Можно сказать, что он работал на благо России, на самостоятельное развитие российской промышленности. 

Последние 10 лет он, правда, больше семейными архивами занимался. А я тоже пошла по его стопам. Окончив Институт восточных языков в Париже, значительную часть жизни занималась техническими переводами, участвуя во французско-российском промышленном сотрудничестве. К примеру, работала над проектом строительства Рублёвской водопроводной станции в девяностых годах. А пятнадцать лет назад участвовала в проектировании Лефортовского тоннеля. Но сейчас отошла от технических переводов. Больше богословскими занимаюсь. И репетиторством.

– Каково Ваше ощущении от жизни в России? Ведь до недавнего времени России настоящей Вы, вероятно, не знали. Что Вам нравится, а что не нравится?

– Первый раз я в Россию (тогда ещё СССР) попала в 1985 году в делегации французского Министерства окружающей среды. Я была докладчиком на тему «обработка бытовых отходов». Cразу себя почувствовала дома. Мы посетили Москву, Киев и Харьков. Затем, в 1992 году, была участником II конгресса соотечественников, в 1993 году – молодёжного лагеря скаутов ОРЮР под Нижним Новгородом. В 2000 году с отцом мы были в Самаре, Тольятти и Москве. Так как мы читали русские газеты и журналы («Юность», «Новый Мир», «Москва»), меня по большому счету мало что удивляло. Что-то нравилось, что-то нет. Главное – это было «своё». 

– Расскажите, пожалуйста, о воспитании в русских традициях в иноязычной среде…

Наша семья всегда жила «лицом к России». Мы сопереживали всему, что происходило на Родине. И стремились поехать жить в Россию. Я не одна такая. И мне бы очень хотелось, чтобы к нам, соотечественникам, стремящимся по завету отцов жить на Родине, относились с большим пониманием

– Родители считали, что для гармоничного воспитания кроме русского языка и традиций дома нужны церковь, приходская школа и ещё патриотично-ориентированная молодёжная организация. Как только ОРЮР появилась во Франции – в 1954 году – родители отдали нас туда. И это скаутское товарищество во многом предопределило мою судьбу. Воспитание моих родителей и скаутская организация – вот почему я сейчас в России. Счастлива, что с 1992 года ОРЮР действует в России и я могу здесь быть полезной. Моим девизом по-прежнему остаётся пословица «скаут однажды – скаут навсегда».


 М. В. Жесткова – скаутмастер. Фото: orur.ru

– Как давно Вы являетесь скаутмастером?

– Года три. Во Франции я была скаут-инструктором, что рангом ниже.

– Какова роль скаутмастера?

– Координация жизни скаутов определённого района или отделения. Сейчас я – скаутмастер в Московско-Богородском отделе. Это – Ногинск… Но мы не пожелали называть своё подразделение фамилией  неприемлемого для нас человека. Поэтому взяли старинное название. Помогаю чем и сколько могу. Летом – иногда участием в жизни лагерей. В течение года – на разных мероприятиях. Главным образом провожу беседы о наших традициях, о замечательных людях, которых я встречала, передаю старые песни. Мы хотим воспитать достойных граждан страны. У нас «развлекаловки» нет. Игры, конечно, бывают. Шутки, танцы и так далее. Но основа педагогики – прежде всего, воспитание лидеров, патриотов России, верных служению Богу и Родине, помощи ближним, привитию трудолюбия, уважения к людям и природе. ОРЮР не ставит своей целью быть массовой организацией. Всё зависит от того, насколько родители хотят, чтобы дети были в нашей организации.

–У Вас на визитке написано Ваше лесное имя – Лань… Расскажите об этой и других традициях российских скаутов.

– Надо, чтобы имя хорошо звучало. Чтобы оно либо по характеру, либо по физическому облику подходило подростку. Даётся после второго разряда примерно в четырнадцать лет, когда подросток как бы доказал, что он способен жить в природе, в лесу. 

Каждый год ОРЮР устраивает День памяти верных. Мы в Московско-Богородском отделе организуем эту акцию в середине мая на Бутовском полигоне. Зажигаем возле креста факелы и читаем свои скаутские законы. Потом идёт перекличка присутствующих, вслед за которой читается список ушедших от нас скаутов, павших за Россию. Начиная от святого цесаревича Алексея, (который был записан в скауты Николаем II) и святого Василия Кинешемского (В миру – Вениамин Сергеевич Преображенский. Известен в том числе как автор двух книг «Бой-скауты», признанных лучшими на первом съезде скаутов в 1915 году, который постановил ознакомить с трудами все школы, гимназии и лицеи России. В книге 1917 года В. С. Преображенский адаптировал систему «скаутинга» для православной России. – Ю. Г.). После церемонии Памяти верных устраивается  костёр, проводятся  беседы.  В прошлом году я рассказывала об очень важном событии и о героях, которые здесь до недавнего времени были забыты. Это солдаты Русского экспедиционного корпуса, самоотверженно воевавшего в годы Первой мировой войны в составе союзнических армий. Приводила слова одного из героев и легендарных полководцев этой Великой войны, маршала Фердинанда Фоша: «Если Франция и не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря мужеству и стойкости русских солдат».

– В ознаменование этого подвига в 2011 году в Париже при участии президента России Владимира Путина и премьер-министра Франции Франсуа Фийона состоялось открытие Мемориала солдатам и офицерам Русского экспедиционного корпуса…

– Сегодня во Франции в разных местах есть уже 5 памятников РЭК. На военное кладбище в Мурмелоне на католическую Троицу приходят потомки эмигрантов и привлекаются все русские молодёжные организации. Сначала утром литургия в православном храме, построенном вблизи кладбища по проекту знаменитого архитектора Бенуа, затем панихида по всем убиенным на самом кладбище, а после этого во второй половине дня, чтобы отдать дань памяти, приходят французские военные и гражданские лица. Для нас важно, чтобы о русских героях Первой мировой помнили во Франции и в России. О них должна знать молодёжь.  А для орюровцев – это ещё и повод, чтобы встретиться с представителями других русских организаций, попеть наши песни, пообщаться с православными товарищами.

День памяти верных на Бутовском полигоне, 2014 г. Фото: orur.ru

В этом году собравшимся у костра тридцати скаутам рассказывала про архиепископа Нафанаила (в миру – Василий Львов), ставшего скаутом ещё в России в 1918 году. А впоследствии – епископом Русской православной церкви заграницей, архиепископом Венским и Австрийским. Он много где служил. И в Харбине (окончил там в 1934 году Высшие богословские курсы), и в Индии, и на Цейлоне. Когда он служил в Германии, посещал наши летние лагеря, совместно проводимые с орюровцами соседних стран. Общим языком общения, конечно же, был русский.

– Не секрет, что сегодня в Москве проживает много потомков старой эмиграции, наказавшей в своё время детям вернуться в Россию… Общаетесь ли Вы с ними?

– Да, конечно. Два раза в год на блины и на пельмени нас собирает Ростик, Ростислав Вадимович Ордовский-Танаевский Бланко, наш скаут из ОРЮР, выходец из Венесуэлы, добившийся в России больших успехов в ресторанном бизнесе. Обмениваемся новостями, принимаем участие в дискуссиях, поём русские и скаутские песни.


– У Вас ведь тоже немалый опыт проведения подобных мероприятий….

– Да, мы 25 лет назад начали проводить в Бельгии съезды русской молодёжи, снимали помещение для творческих встреч, заслушивания докладов, занятий танцами. Культурные мероприятия помогали знакомству старшей молодёжи и часто сопровождались созданием новых семей. Объединение русской молодёжи «Витязи» продолжает наше дело, устраивая в Брюсселе знаменитый русский бал. Мы так же с моим братом и рядом руководителей ОРЮР устраивали встречи в Париже на Масленицу для членов всех пяти русских молодёжных организаций Франции – ОРЮР, «Витязи», «Соколы», Национальная организация русских скаутов разведчиков (НОРС), Русское студенческое христианское движение (РСХД). Всеми средствами стремились в них воспитать уважение к русским традициям. 

Наша семья всегда жила «лицом к России». Мы сопереживали всему, что происходило на Родине. И стремились поехать жить в Россию. Я не одна такая. И мне бы очень хотелось, чтобы к нам, соотечественникам, стремящимся по завету отцов жить на Родине, относились с большим пониманием.

Также по теме

Новые публикации

24 октября на сцене королевского театра «Каре» в Амстердаме Государственный академический театр классического балета Касаткиной и Василёва покажет «Ромео Джульетту». Об этой постановке и о русской балетной традиции мы беседуем с художественным руководителем театра Наталией Касаткиной и критиком голландской газеты «Хет Парол» Фрицем де Йонгом.
В ноябре текущего года увидит свет новая книга доктора исторических наук, председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслава Никонова «Октябрь 1917». Депутат рассказал о причинах Октябрьской революции и её последствиях, а также о своей работе.
Ровно сто лет назад произошло событие, которое во многом повлияло на ход дальнейшей истории. 7(20) октября 1917 года в России была создана полноценная воинская организация, поставившая своей целью борьбу с леворадикальными революционерами – большевиками и их союзниками.
«Молодёжный диалог» – под таким названием в Мюнхене состоялся Российско-баварский молодёжный форум, посвящённый вкладу молодых деятелей культуры в развитие двустороннего сотрудничества в сфере культуры и гуманитарных контактов.
Международный творческий конкурс «Всемирный Пушкин», учреждённый фондом «Русский мир» и музеем-заповедником А. С. Пушкина «Болдино», подводит первые итоги. Объявлен шорт-лист, куда вошли 16 финалистов. Все они приедут в Болдино и станут гостями XI Ассамблеи Русского мира. Об итогах конкурса рассказывает директор музея «Болдино», председатель жюри Нина Жиркова.
150 лет назад, 18 октября 1867 г., состоялась церемония передачи Аляски под юрисдикцию Соединенных Штатов. Это стало возможным благодаря подписанному Россией и Северо-Американскими  Соединёнными Штатами договору.
Работа фестиваля в самом разгаре. Но первый рекорд уже есть – по количеству участников нынешний фестиваль – самый представительный: более 25 тысяч гостей из 180 стран. При этом желающих попасть было как минимум в два раза больше. Участники уверены, что фестиваль в Сочи станет историческим  событием.
«Русский язык в международном образовательном пространстве» – тема одной из сессий проходящего в Сочи IV Международного педагогического форума «Текст культуры и культура текста». Преподаватели русского языка обсудили состояние и существующие тенденции в преподавании русского языка в их странах.