RUS
EN
 / Главная / Публикации / Время менять интонацию?

Время менять интонацию?

Сергей Ильченко07.07.2017

Фото: Newsae.ru

В апреле нынешнего года в Петербурге состоялся учредительный съезд Ассоциации деятелей русских театров зарубежья. Возглавивший новое объединение Николай Свентицкий, директор Тбилисского академического русского драматического театра имени Грибоедова, рассказал о роли русских театров на постсоветском пространстве.

– Как Вы оцениваете создание ассоциации?

– Как абсолютно революционный прорыв. Хотя два дня, что проходил наш учредительный съезд, меня постоянно не покидала мысль: «А зачем это театру-фестивалю "Балтийский дом"? Зачем это всем нам?»

– И каков ответ?

– Вспоминаю великого русского актёра Павла Луспекаева, начинавшего свою карьеру в Тбилиси. Вспоминаю слова его знаменитого героя: «За державу обидно». Людям надо дать в руки дело, дать возможность работать, чтобы державой можно было гордиться. Ведь в России существуют организации, которые отвечают за международное сотрудничество в сфере культуры. Именно они должны работать так, чтобы к русской культуре тянулись люди и коллективы из сопредельных стран. Можно, конечно, организовать конференции и семинары на тему «Как организовывать сотрудничество» или «Как продвигать русский язык и русскую культуру»...

– Вы считаете такие формы неэффективными?

– Наш Русский театр имени Грибоедова, его актёры каждый вечер этим занимаются, выходя на сцену и играя спектакли на русском языке. Сегодня заставить кого-то учить русский язык практически невозможно. А сделать его привлекательным вполне нам по силам. Ассоциация может помочь решению данного вопроса. 98 процентов репертуара нашего театра – это русская классика. Грузинскому студенту любопытно услышать текст Достоевского в оригинале. Или узнать, как звучит язык Пушкина.

– В Грузии хорошо знают русский язык?

– К сожалению, преимущественно знают зрители более старшего возраста. Но если грузинские дети не понимают русского языка, то в ход идёт сила театра как искусства, и через какие-то формы происходит его познание русской классики на сцене. Например, посмотрели в театре «Сказку о царе Салтане». Может быть, и не всё поняли. А потом, когда придут домой, то откроют книжку и попросят бабушку почитать сказку. Так волей-неволей происходит прикосновение к русскому языку и русской культуре. Это и есть начало интереса. Мне кажется, что созданная нами ассоциация за счет авторитета тех деятелей, которые в неё входят, как раз и способна выработать те рекомендации организационного и творческого порядка, которые помогут приобщить юную публику к театру. Например, можно вспомнить забытую практику абонементов.

– А культурным институциям по силам вырабатывать эффективные рекомендации?

– Мы видим это на примерах работы подобных организаций Германии, Франции, Великобритании, Испании. Они осуществляют миссию культурного представительства в иных странах. К сожалению, российские организации подобного типа используют доверенные им деньги налогоплательщиков не очень эффективно.

– В чём сложность работы таких российских организаций в Грузии?

– Между нашими странами официально нет дипломатических отношений. Нет посольства – нет сотрудничества и обмена. К сожалению, в нашей стране происходит большой отток русского населения и той части грузинского, которая ещё владеет русским языком. Мне кажется, что нужна смена интонации. Надо использовать ту ментальность любви, которая сегодня ещё есть у нашего поколения, живущего в Грузии. Память-то жива. А четверть века прошли совершенно незаметно для отношений Грузии и России в смысле культурного общения. Плюс к этому прибавились и политические проблемы. И сейчас некоторые преподаватели русского языка считают, что жизнь заставит грузин учить русский язык.

– Вы так не считаете?

– Нельзя об этом ТАК думать. Жизнь может заставить спровоцировать войну, но добрые отношения с такой интонацией тяжело установить.

– Каков выход?

– Надо искать привлекательные формы общения и взаимодействия. Для изучения языка нужна мотивация. А какая мотивация может быть у грузинской молодёжи, если в Россию она может попасть только по визам, получаемым в посольстве третьей страны? Поэтому за четверть века в Грузии русский язык сдал свои позиции. Его заменил английский.

– А тяга у молодёжи к России существует?

– У нас очень много молодёжи, которая хочет приехать в Россию, и более конкретно – в Петербург. Вот он, стимул!

– Спасибо Вам за то, что привозите к нам на фестиваль своих студентов.

– Моя задача проста: привезти их в Петербург, чтобы они увидели город своими глазами, чтобы влюбились в этот великий город. Важно было ощутить дыхание города, его величие. В конце концов, понять ту самую русскую ментальность любви.

– Как складываются ваши отношения со знаменитыми столичными коллективами Тбилиси – Театром имени Руставели и Театром имени Марджанишвили?

– Это мощные коллективы со своими традициями, и мы находимся с ними в творческой конкуренции. Однако по итогам 2016 года наш Русский театр имени Грибоедова занял первое место в Грузии по посещаемости. Мы самый гастролирующий театр в стране.

– А сколько всего в Грузии театров?

– Только в Тбилиси их 23.

– Политический фактор влияет на деятельность Вашего коллектива?

– Могу с чистым сердцем сказать: нет. Слава богу, не влияет!

Также по теме



Новые публикации

14 июля 2017 года в небольшом городке Версале, что в 17 км от Парижа, тихо скончалась одна весьма пожилая женщина. Она буквально совсем чуть-чуть не дожила до 96 лет. Всю жизнь она писала романы. Её заслуги никогда бы не отметили ни Нобелевкой, ни даже Букером, и тем не менее её смерть опечалила множество людей, и в самых разных странах её помянули добрым словом. Имя дамы – Симона Шанжё, но весь мир знал её как Анн Голон.
У нас уже шла речь о вздорных мифах, связанных с нашей страной, — мифах, глубоко укоренившихся не только в сознании иностранцев, но и проникших в отечественную картину мира. На этот раз мы оспорим общепринятое утверждение: захолустная Россия до Петра I не играла сколько-нибудь заметной роли в мировых делах.
Двойные дипломы (российский и болгарский) – новость не только для Болгарии, но и Европы. Частная средняя школа «Юрий Гагарин» в санаторно-оздоровительном комплексе «Камчия» недавно получила лицензию Рособрнадзора. Теперь её ученики будут получать не только болгарский, но и российский сертификаты. Правда, свидетельство о российском образовании пока касается лишь учеников 1– 4 классов, но, как утверждают в школе, это только начало.
Один из призёров прошлогодней Международной олимпиады по русскому языку «Грамотей» Филип Калаш, студент Экономического университета в Братиславе, получил право на бесплатное обучение в языковой школе Чувашского государственного университета. Недавно он опубликовал в одном из словацких журналов воспоминания о своём пребывании в Чувашии:
В советское время феномен долгожителей Абхазии был известен не только в СССР, но и по всему миру. В том числе благодаря ансамблю «Нартаа», участникам которого было от 70 до 100 лет. Исследователь и археолог Наталья Милованова, много лет живущая в Абхазии, собрала более пятисот архивных фотографий долгожителей. На её взгляд, их история, отношение к жизни и к людям дают наглядный пример не просто долгой жизни, а активного долголетия.
17 июля 1998 года был тёплый, не по-петербургски яркий день. На домах  Московского проспекта развевались шёлковые трёхцветные флаги – приспущенные и с траурными лентами. Светофоры мигали жёлтым. Проспект, обычно оживлённый и запруженный машинами, был пуст, милиционеры в белых перчатках стояли в парадном карауле через каждые 50 метров. «Что случилось?» – спрашивали удивлённые петербуржцы. «Императора ждём, – отвечали постовые. – Николая Романова».
На площадке МИД Германии, расположенной в центре Восточного Берлина, 13 июля  состоялась торжественная церемония закрытия Года российско-германских  молодёжных  обменов 2016/2017. Он проходил под патронатом министерств иностранных дел двух стран и при поддержке канцлера Ангелы Меркель и президента В. В. Путина.
В этом году знаменитый нью-йоркский «Новый Журнал», созданный по инициативе Ивана Бунина, отмечает 75-летие. За десятилетия издание превратилось в настоящий культурный феномен Русского зарубежья. О том, чем живёт журнал сегодня, мы побеседовали с его главным редактором – Мариной Михайловной Адамович.