RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Спасибо вам за то, что вы доносите до нас неведомое русское искусство»

«Спасибо вам за то, что вы доносите до нас неведомое русское искусство»

Елена Плетнёва20.03.2017



Пятнадцать лет Ирэна Филиппова играет русскую музыку в Нидерландах. Профессиональный музыкант, автор музыки и текстов, она исполняет свои песни на русском и нидерландском языках. Поёт она о России, о русских и о голландцах…

Вместе с мужем и продюсером Хансом Фишером Ирэна выступает с моноспектаклями, в которые включает произведения русских и советских композиторов, поэтов, отрывки из отечественных художественных фильмов и др. Её программы всегда ведутся на двух языках: русском и нидерландском. На представления  приходит самая разная публика всех возрастов: голландцы, русские, представители других национальностей, и каждый раз она собирает полные и неистово аплодирующие  залы.

Корреспондент «Русского мира» встретилась с артисткой из Утрехта после концерта.

– Как Вам удается держать публику, да ещё и нерусскую, в таком драйве?

– Точно ответить на этот вопрос не могу, думаю, что я просто увлечена своим делом.  Вот посмотрите, что мне недавно написала на Фейсбуке наша с вами соотечественница Иоланта де Круа о недавнем концерте «Доктор Живаго», посвящённом творчеству Бориса Пастернака:

«Мурашки, подавляемые слёзы, размах любви и столько близкого тебе... родного!
Аккордеона звуки как бальзам для эмигрантской порванной души, и голос гипнотический проникнет сквозь безмолвные преграды.
Спасибо за такие яркие моменты. 
Как будто снова я проснулась и снова готова обнять весь мир!» 

После таких слов хочется жить и творить на радость людям. Иоланта – русская, а ведь после концертов ко мне подходят голландцы и благодарят. Говорят примерно следующее: «Спасибо вам за то, что вы доносите до нас неведомое русское искусство. Мы и знать не знали об этом богатстве, оно ошеломительно!» 

Голландцы – нация путешественников, многие проехали всю Россию на Транссибирском экспрессе и говорят с энтузиазмом, что узнавали в видеоряде места, где они побывали. Я заметила, что пришедшие на один концерт нерусские слушатели находят потом мои афиши и приходят снова – послушать новые программы. 


– А что удивляет голландцев, впервые пришедших на концерт?

– «Новеньких» поражает прежде всего мелодичность русской популярной музыки. Их трогает глубина наших текстов, которые они находят  философскими. Голландцы говорят мне: «Ты поёшь душой, и мы, не зная русского языка, понимаем, о чем ты поёшь». А размашистость и задорность русских песен, таких как «Дорогой длинною», заставляет даже самых серьёзных пускаться в пляс.

– Вы закончили факультет народных инструментов консерватории в Ростове-на-Дону, как появилась в Вашей судьбе Голландия?

– В 1998 году меня с сокурсницей  послали от Ростовской консерватории выступить на конкурс аккордеонистов в Германию, в город Клингенталь – этот саксонский город и есть  родина немецкого аккордеона. Мы с подругой  играли дуэтом и были отмечены. Вскоре получила приглашение из Гаагской консерватории в аспирантуру по классу аккордеона. Училась у замечательного преподавателя Йохана де Вита два года, получила и здесь диплом музыканта-исполнителя. 


Еще во время учёбы на меня вышел театральный продюсер  Ханс Фишер, который впоследствии стал моим другом и мужем. Он тогда  искал русских исполнителей для создаваемой им же программы: «С любовью из России». Вместе с вокалисткой Натальей Рязанцевой мы пришли на прослушивание. Наташа пела русские песни, романсы,  а я аккомпанировала. Помню, когда я сама спела песню Талькова «Летний дождь», Ханс пришёл в восторг и спросил: «Что это?» Не секрет, что голландцы воспитываются в западноевропейской проамериканской культуре, а наши песни и кино знают слабо. Я объяснила, что это популярная музыка…потом эта песня и ещё «Чистые пруды» вошли во многие мои программы. Так я осталась в Нидерландах.

– Трудно было заговорить и запеть на голландском?

– Нет ничего невозможного в жизни (улыбается). Наверное, в говорении и пении сыграло роль то, что в детстве я жила под Берлином, а в школе учила немецкий язык. Выговор местный, конечно, нам всем нелегко дается, а мне для сцены нужно внятное произношение. Ну что…ходила к логопеду, прилежно занималась, артикулировала звуки.

– Да уж, мы, русские, говорим совершенно другими мышцами рта. Стоит поехать в Россию, расслабиться – и по возвращении голландцы первое время перестают тебя понимать…

– Я себе такого позволить не могу. Надо хорошо и внятно петь и рассказывать на обоих языках.  Тогда Вы слышали, как я пою: куплет на голландском, куплет на русском  языках, либо одну песню на русском, а следующую – на голландском. 

– Как бы Вы определили жанр, в котором работаете? На мой взгляд, это что-то необычное и трудноопределимое: Вы с аккордеоном, два голландских музыканта – гитарист и ударник, видеоряд за вашими спинами…

– Я бы назвала это мини-спектаклями. Если хотите, мультимедийными  программами.  Рассказами со сцены, перемежающиеся песнями, музыкой, отрывками из фильмов. Здесь, в Западной Европе, я рассказываю о своей родине, России, которая до сих пор представляется местным жителям «терра инкогнита». Хотя голландцы довольно любопытный народ, ездят в Россию, снимают фильмы, но всё это как бы на злобу дня, сделано на политической подкладке. Я же занимаюсь культурным просветительством. Ханс знать не знал о Владимире Высоцком, пока не услышал его песни в моём исполнении, загорелся, и мы сделали целую театральную программу о Высоцком. 

Или, например, мы сделали программу об истории  Эрмитажа. А это, по сути, рассказ о нашей с вами стране, с момента возникновения самого Эрмитажа. Известно, что Пётр I жил в Голландии и ему очень полюбился Амстердам. Город своего имени, новую столицу империи, он задумал сделать вторым Амстердамом, только крупнее, с российским размахом. Многие голландцы из числа тех, кто посещает филиал питерского Эрмитажа («Эрмитаж на Амстеле» в Амстердаме. – ед.), это знают, и эта тема им близка. 


Я рассказываю о Петре Первом, о Елизавете, дочери  Петра, о Екатерине Второй. Рассказы сопровождает инструментальная музыка. Рассказываю о революции 1917 года, о штурме Зимнего дворца, и в программе начинает звучать  «Танец с саблями» Хачатуряна. Рассказываю про войну, про то, сколько претерпел наш народ, пою от имени солдат, что дошли до Берлина. Звучат песни наших дедов: «Журавли» и «Майский вальс» («Вальс русский на площади Вены спасённой солдат на гармони играл. Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай …»)

– В своих программах Вы говорите и о русских эмигрантах?

– У меня есть программа «Русская ищет мужчину». В Нидерланды за последние десятилетия приехали русские женщины – жёны, часто выбранные по каталогам брачных сайтов. Об этом здесь больше всего известно. Но есть и девушки-студентки или женщины, познакомившиеся с их будущими голландскими мужьями в России или в другой стране. Устав отвечать на вопрос, часто задаваемый  мне: «А как вы сюда попали? По объявлению?», решила написать юмористическую программу о русской женщине и нидерландском мужчине. 

Рассказала об эмигрантской жизни, о ностальгии, о трудностях изучения языка. А сюжет такой: русская эмигрантка, ошалев от одиночества, подаёт объявление о знакомстве в газету. И встречается с мужчинами. Приходят разные «экземпляры»: кто-то с цветком, кто-то без, кто-то оказывается обманщиком, и эмигрантка ловит его на лжи, кто-то вообще женат. Попался один идеальный – и дом в порядке, и свободен, и рисует, и за садом ухаживает, и отличный собеседник, но…голубой. В этом спектакле я пою свою песню «Голландский мужчина». Голландский мужчина положителен, он и бельё погладит, и поесть приготовит, в нём много хорошего, но…нет романтики. Я пою о том, как голландец и русская оказываются в Париже, у Эйфелевой башни. Он нежно обнимает её за талию, улыбается и… спрашивает: «А ты прихватила с собой бутерброды»?

– А песня о русской женщине есть?

– А как же! Называется «Быть женщиной непросто», посвящается всем русским женщинам-эмигранткам. Звучит в том же спектакле.

– Как бы Вы описали самые большие трудности в адаптации русских женщин в Голландии, если не считать языка?

– Я думаю, что проблема многих русских женщин – чувственная адаптация в новой среде. Разумом, трудом, волевыми качествами мы довольно быстро привыкаем к другой стране, но душа просит своего, родного. У нас другой менталитет. Русская женщина знает и чувствует сердцем. Русские женщины эмоциональны, чувствительны и открыты, импульсивны и добры. Им трудно сдерживать себя в рамках голландской расчётливости. Русские женщины эмансипированы, но, в отличие от западных женщин, в приятной для мужчин манере. 

Устав от излишне самостоятельных европеек, голландский мужчина ищет теплоту у русской (славянской) женщины, способной дать ему снова почувствовать себя настоящим мужчиной. Я безумно люблю и уважаю русских женщин. Они сильные и волевые, и в то же время ценящие теплоту и ласку. 

Также по теме



Новые публикации

В Латвии в самом разгаре Дни русской культуры – праздник, который был возрождён в 2011 году по инициативе местной русской интеллигенции при поддержке российского посольства, Дома Москвы и Рижской думы. В программе весеннего цикла  более 170 различных мероприятий культуры, которые проходят в Риге, Даугавпилсе, Елгаве, Екабпилсе, Юрмале, Резекне, Прейли…
История любой современной нации подобна шкуре зебры — тёмные полосы чередуются со светлыми, почти у всех тёмного в сумме набирается больше. Темная полоса для «начальства» не всегда такова же для народа и наоборот, хотя зачастую они нераздельны. Тёмная полоса в истории одного народа может хронологически совпадать со светлой в истории соседнего. Выжившие нации — итог достаточно безжалостного дарвиновского отбора.
Два года назад в Каирском университете открылась кафедра русского языка и литературы. Организовать всё с «нуля» пригласили профессора русской литературы, доктора филологии Макарем аль Гамри, в чьём послужном списке высокие должности в старейшей египетской «кузнице» русистов-филологов университете Аин Шамс и «арабская Нобелевская премия» по литературе. Чья профессия уже нечто большее – полвека служения русской и арабской литературе.
Эксперт по брендингу городов Василий Дубейковский так и поступил три года назад и не жалеет. В Урюпинске есть то, чего точно нет во многих других российских городах – например, горнолыжный склон в степи, цветомузыкальный фонтан, а скоро там откроется филиал московского вуза. Неудивительно, что делегации из других областей приезжают сюда перенимать опыт, как налаживать жизнь в малых городах России.
12–14 мая в Полтавской области  прошли мероприятия в рамках культурно-гуманитарного проекта «Наш Гоголь». Проект был организован общественной организацией «Объединение соотечественников "Мирные инициативы – развитие"» при поддержке фонда «Русский мир».
В наших СМИ все чаще всплывает тема староверов. Семьи староверов из Боливии, США, Уругвая и Австралии возвращаются в Россию – люди вступают в программу переселенцев, репатриируются, государство выделяет им землю на Дальнем Востоке и надеется, что трудолюбивые и любящие Россию староверы окажутся той самой «закваской», «прививкой настоящего русского крестьянства», которая спасёт страну от развала и превратит её в рай на земле.
Сергей Садовников, историк-архивист по образованию и редактор журнала «Военная археология», с 1989 года занимается поиском пропавших без вести солдат Великой Отечественной. По его мнению, поисковое движение – самое массовое и действенное общественное движение в России. Мы поговорили о работе поисковиков, о том, что в ней главное, и о движении в целом.