RUS
EN
 / Главная / Публикации / Александр Бурганов: Идеалы красоты являются общечеловеческим достоянием

Александр Бурганов: Идеалы красоты являются общечеловеческим достоянием

Анна Генова15.03.2017



Скульптора Александра Бурганова нет необходимости представлять особо. Его скульптуры – золотая Турандот рядом с театром им. Вахтангова, памятник Некрасову на Гоголевском бульваре, который обожают дети, памятник Булату Окуджаве на Арбате... Разговаривать с ним трудно, он, как настоящий скульптор, гнёт только свою линию и «отсекает всё лишнее» по заветам Микеланджело. 
 
– Александр Николаевич, сегодня, хотя во многих постсоветских республиках делается акцент на национальное своеобразие, тем не менее создаётся ощущение что те страны, которые когда-то входили в СССР, до сих пор находятся под влиянием русской культуры.

– Самое интересное в том, что тут есть определенный парадокс. Когда распалась наша страна, то политические образования тоже распались, а художественное культурное поле осталось наряду с русским языком, который продолжает связывать народы, некогда  входившие в СССР. Здесь, в России, учились представители всех стран содружества (СНГ. – Ред.). Эти знания и связи переходят из поколения в поколение. Ведь именно культурное поле является надёжной платформой, фундаментом нашего общения. И мы продолжаем эту тему.

Фонтан «Принцесса Турандот»

– «Дом Бурганова» регулярно проводит выставки серии «Молодые художники стран СНГ», даже музей, посвящённый этой теме, хотели создать?

– В настоящий момент существует постоянно действующая экспозиция произведений, которые были созданы за годы работы симпозиумов. Это галерея портретов участников и композиции. За каждым образом стоит своя история: знакомство, создание, творческий поиск. В наши дни академическая школа решает трудную задачу – соединение классических традиций с современностью. Поиском форм с ориентиром на «новый реализм» занимается и моя «Летняя академия» при музее Классического и современного искусства «Бурганов-центр». 
 
– Ваш музей каждый год организует симпозиум для студентов-скульпторов творческих вузов стран СНГ. Что нового происходило на последнем VIII симпозиуме студентов творческих вузов в сентябре 2016?

– Я бы перефразировал: что происходило старого? Да, было много старого, и эти традиции нашей единой художественной культуры продолжают повторяться и утверждаться. Международный симпозиум по скульптуре для студентов творческих вузов стал уже традиционным проектом. Произошёл некий диалог культур, который в свою очередь можно рассматривать как проекцию основной концепции симпозиума – преемственность поколений, сохранение классической школы и взаимодействие опыта различных народов. Творческая часть симпозиума включала три этапа: создание скульптурного портрета, композицию и рисунок. В качестве портретируемого было предложено изобразить любого из участников. Но при этом важно не ограничиться только визуальными характеристиками модели. Задание подразумевает более глубокую идейно-художественную интерпретацию.
 
– Какие ещё проекты, связанные со странами СНГ, у Вас в планах? 

– Мы готовимся к следующему IX симпозиуму и, конечно, поддерживаем отношения с нашими студентами, уже участвовавшими в проекте. Приезжая в Москву, они всегда заходят в музей и делятся своими новыми успехами. Мы счастливы, что этот проект находит отклик в сердцах его участников, для этого он и создавался. 
 
– Действительно ли художественное образование в мире стремительно теряет престиж? Об этом сейчас спорят  представители многих ведущих художественных вузов.
 
– Это естественно. Сейчас другие ориентиры. Если раньше главными были идеология и культура, то сейчас – деньги и бизнес. Люди идут туда, где выгодно. Если раньше культура была стержнем идеологии, то сейчас – это форма обслуживания населения. Разница есть, и большая.  

Памятник Булату Окуджаве

– А идеология разве не была раньше стержнем культуры?

Да, была, и она привлекала культуру как основной инструмент. Сейчас наоборот – свобода. Делай что хочешь! Ты никем не поддерживаешься, всё зависит от твоего желания и обаяния. Хочешь – делай так или иначе…   Быть художником – это счастье и великая ответственность. 

– Ну а как же новые направления? Ведь арт-рынок подталкивает художников к новым открытиям...

– Идея ноу-хау в искусстве бессмысленна. Это всё равно как предложить изобрести новую таблицу умножения для создания нового предмета техники. Если ты не выучил ноты, то не напишешь симфонию. Если ты не знаешь таблицу умножения, то вряд ли изобретёшь новый самолёт или даже велосипед.
 
– Александр Николаевич, иногда приходится слышать жалобы, что в российских художественных вузах образование устарело, недостаточно охвачены новые технологии, например. 

– Обучение не может устареть, потому что азбука у нас одна и менять её не стоит. Классическое образование получили Пикассо и Матисс, наши Кандинский и Шагал. 
Разговор о новых техниках всегда присутствует, но фундамент в жизни остаётся незыблемым. Да, студенты уходят, потому что сегодня скульптура – это непрестижное занятие. Творческая работа должна быть престижной, она должна выполнять государственное задание. Послушайте, что говорят в СМИ: «Сегодня мы поздравляем юбиляров – менеджера такого-то, главу банка такого-то», а потом со скрипом: «...и народного художника…» Раньше в этой обойме государственных героев художники занимали почётное место. А, наоборот, административные деятели занимали тоже немаловажное место, но с точки зрения мифологии и престижа их место было значительно ниже.

Культура – это государственная проблема, особенно в таком государстве, как наше. Культура движется, опираясь на то, что её окружает. Хотя на Западе говорят: «У нас свобода», у них есть свои принципы управления общественным сознанием. Прямого хаоса и свободы, о которой болтают, нет. То, что государство полностью передоверило культуру сфере обслуживания – это не очень хорошо, об этом я могу сказать как человек, который жизнь прошёл. Когда я получал государственную награду из рук Путина, то сказал ему: «Владимир Владимирович, культура – это не товар, а то, что объединяет людей, цементирует и делает государство сильнее. Поэтому я думаю, что Ваше внимание к вопросам культуры – очень важное дело».

«Рождение Пегаса»

– В чём преимущество русской художественной школы сегодня?

– Я начну немного издалека. Сегодня мир оказался расколот, так как существуют две совершенно разных художественных школы – Америки и России. Раньше мы безусловно ориентировались на Запад. Однако ныне там растеряли основы; там разрушено классическое образование, которое, как азбука, не может меняться. Благодаря лозунгу «каждый делает всё, что хочет».
 
В основе классического образования было рисование с натуры. Эту картину впоследствии «поправило» абстрактное искусство ХХ века, но школа как таковая сохранялась. То же самое относится и к русской школе, несмотря на её вклад в авангардную культуру. К сожалению, впоследствии на Западе отбросили классическое образование, которое, кстати, отнюдь не мешало создавать авангардные работы, почти все наши авангардисты были людьми высокообразованными

Раньше, до революции, была схема такая: Академия художеств посылала учеников на практику в Италию, где находятся подлинники классического искусства, и потом они возвращались на родину. В основе классического образования было рисование с натуры. Эту картину впоследствии «поправило» абстрактное искусство ХХ века, но школа, как таковая, сохранялась. 

То же самое относится и к русской школе, несмотря на её вклад в авангардную культуру. К сожалению, впоследствии на Западе отбросили классическое образование, которое, кстати, отнюдь не мешало создавать авангардные работы, почти все наши авангардисты были людьми высокообразованными. Сегодня в американской художественной школе уже не рисуют. Там опираются на компьютер – ставят модель, переводят на компьютер – и оттуда срисовывают.
 
– То есть фактически рисуют двухмерную модель?

– Да. Именно поэтому ребята, которые к нам приезжают из других стран, получают, как глоток свежего воздуха, всё то необходимое, что они не могут получить в своей стране. В Китае Русская художественная школа также является большим авторитетом – они идут к нам учиться с большим энтузиазмом. Среди наших студентов есть и бельгийцы – один студент уже второй раз приезжает после окончания учёбы в Королевской академии изящных искусств Брюсселя. Мне радостно, что наша молодёжь не растеряла тот потенциал и оптимизм, которые в конце концов помогут им пробиться в жизни. 

Музей «Дом Бурганова»
 
– Вы  сформировал особое направление в отечественном монументальном искусстве, у Вас появились последователи. Искусствоведы уже обозначили  «бургановскую школу композиции». Скажите, чем для Вас было понятие красоты 60 лет назад и сейчас?  

– Идеалы красоты являются общечеловеческим достоянием. Периодически она немного меняется – чуть похудее или  потолще, но принципы остаются. Новое время –новая форма эмоции и общения, агрессивности, глубины художественной игры, образных составляющих. Принципиально всегда в центре остается человек. 
 
– Одна Ваша студентка на VIII симпозиуме студентов творческих вузов очень точно заметила, что за Вас говорят Ваши скульптуры.

– Безусловно, это так. Я хочу, чтобы зрители сами придумывали название и могли осознать, что я сделал. Неважно, как я эту вещь назвал, важно только то, что вы чувствуете. Вот, например, пришла ко мне в музей одна дама. Она встала у одной скульптуры и заплакала… выяснилось, что у человека случилась огромная беда – погиб сын, жизнь потеряла смысл. Моё произведение вызвало у неё ассоциации с трагедией. Я ей сказал: «Я эту скульптуру делал не для этого, но я просто счастлив, что она вызвала у вас такие глубокие чувства»

Для меня важно, когда люди приходят в музей не для того, чтобы узнать какие-то новости. Самое ценное, когда они «соединяют» увиденное со своим художественным опытом, равно как и со своей биографией.
 

Также по теме



Новые публикации

Один из самых любимых и красочных летних праздников – Яблочный Спас. Так уж повелось на Руси, что три летних праздника, связанных с жизнью Христа, народ наш запомнил, как Медовый, Яблочный и Хлебный (Ореховый) Спасы. Из них из всех наибольший – Яблочный, он же – Преображение Господне. В ясный и тихий августовский день под перезвон колоколов в церквях с пением святят корзины с яблоками и грушами.
Фотограф Александр Химушин родился в Якутии, а живёт в Австралии. Его фотопроект «Мир в лицах» (The World In Faces) стал по-настоящему глобальным, охватив десятки народов, в том числе живущих в самых удалённых уголках планеты на разных континентах.  
Не Гарри Поттером единым. Современные российские детские писатели уходят от страшилок и сказок про инопланетян, возвращаясь к школьным повестям и рассказам о детстве. Эту тенденцию зафиксировала литературный критик, член экспертного совета книжного детского конкурса «Книгуру» Мария Порядина. В интервью «Русскому миру» она рассказала, о чём пишут современные авторы и почему дети не перестают читать книги.  
Неординарным выдался летний субботний вечер в Русском общественном центре Брисбена. Двести человек стали не только гостями и зрителями, но участниками долгожданного концерта мужского хора DustyEsky. Хор состоит по преимуществу из коренных австралийцев, но исполняет русские песни.
Чтобы лучше понимать причины сегодняшнего, зачастую негативного отношения к России со стороны Запада, необходимо обратиться к истории. Руководитель поддержанного фондом «Русский мир» проекта по созданию просветительского ресурса «Национальные мифы о России» Светлана Королёва объясняет, как получилось, что миф, сформированный ещё летописцами Средневековья, процветает и в эпоху Интернета.
В минувшие выходные Тотьма  – город небольшой даже по меркам Вологодской области – отметила 880-летие и провела традиционный День русской Америки. Город прославили солеварение и купцы-мореходы, торговавшие в Сибири и Америке. Именно уроженец Тотьмы Иван Кусков основал Форт-Росс в Калифорнии, и сегодня сюда приезжают официальные делегации из США и представители коренных американцев – индейцев.
Коучинг, вейпер, биткоин, опен эйр, лоукостер – что это всё такое? Почему наш «великий, могучий, правдивый и свободный» язык оказался настолько замусорен чужеродными вкраплениями? Почему депутаты пытаются бороться с засильем иностранных слов на законодательном уровне? И почему более спокойны филологи, которым, казалось бы, и полагается первыми бить тревогу?
80 лет назад, 12 августа 1937 года, с подмосковного аэродрома в Щёлково стартовал знаменитый перелет в Америку экипажа Сигизмунда Леваневского. Это была уже вторая попытка лётчика совершить беспосадочный перелёт через Северный полюс – первый потерпел неудачу из-за поломки самолёта. Как и другие арктические экспедиции советских лётчиков, стремившихся расширить границы возможного, тот перелёт до сих пор хранит свои тайны.