RUS
EN
 / Главная / Публикации / Путешествие по Транссибу: как британцы становились немножко русскими

Путешествие по Транссибу: как британцы становились немножко русскими

Светлана Сметанина06.03.2017

Одним из ключевых мероприятий Года языка и литературы Великобритании и России стало путешествие российских и британских писателей по Транссибирской магистрали. Больше всего англичан поразили русские проводницы, сибирские поклонницы шекспироведов и сам факт того, что Сибирь, оказывается, вовсе не пустынная территория, а край с городами-миллионниками. 14–16 марта они расскажут об этом на Лондонской книжной ярмарке. 

Что может быть лучше для знакомства с Россией, чем путешествие на поезде через всю страну? В Британском совете решили так же и пригласили шескпироведа Эндрю Диксона, писателей Алису Ганиеву и Джо Данторна, литературного критика и журналиста Константина Мильчина, лидера рок-группы Super Furry Animals Грифа Риза, медиахудожницу Франческу Панетта, фотографа Максима Авдеева и кинооператора Арсения Хачатуряна прокатиться по Транссибирской магистрали. Изначально планировалось, что участники проекта «ТрансЛит» доедут до Владивостока. Но потом решили всё-таки завершить маршрут в Красноярске. Впрочем, и этих впечатлений оказалось больше чем достаточно.


Участники проекта «ТрансЛит» за работой. Фото: Максим Авдеев

Британские участники подготовились к поездке основательно. «Британцы приехали со стопками книг, ожидая, что мы действительно очень много времени будем проводить именно в поезде, уединяясь, читая, общаясь между собой. Но читать было некогда – промежутки между нашими станциями были достаточно короткими», – рассказала «Русскому миру» Алиса Ганиева. Читать (а тем более – скучать) оказалось некогда – путешественники то и дело выходили на промежуточных станциях, а самым длинным перегоном в пути оказались сутки от Екатеринбурга до Новосибирска.

И тем не менее жизнь в поезде оказалась довольно увлекательной. Во-первых, британцев поразили русские проводницы. «В вагоне-ресторане была крупная добродушная женщина, она настаивала, чтобы мы обязательно съели на завтрак кашу – прямо как мама. Все отказывались, не хотели, но она всё-таки настояла. А когда кто-то кашу не доел, она стояла над ним и говорила – пока не доедите кашу, никто отсюда не уйдёт. Это было как в нашем детском саду и очень забавляло британцев», – рассказывает Алиса Ганиева.

Второе открытие – оказывается, в российских поездах очень тепло. Вообще натопленные помещения стали для британских участников серьёзным испытанием – им везде было чересчур жарко. Особенно их утомляло то, что постоянно приходится раздеваться и одеваться, когда заходишь в дом или выходишь на улицу. «Как вы тут живёте?» – удивлялись они. В поезде британцы то и дело выбегали в тамбур между вагонами, где трясёт и страшно холодно. По их словам, для них это было как выход в космос – такой вот экстрим по-русски. Или по-британски.


Гриф Рис, лидер валлийской группы Super Furry Animals. Фото: Максим Авдеев

В каждом из четырёх городов, где побывали участники проекта «ТрансЛит», им старались показать что-то интересное и необычное. Например, в Екатеринбурге повели на местное кладбище, где похоронены уральские криминальные авторитеты и стоят роскошные памятники на могилах. А в Новосибирске посетили Академгородок – опытную биостанцию, где выращивают особую породу лис, у которых от поколения к поколению должно вырабатываться отсутствие страха к человеку. Правда, лисёнок, которого показали гостям, почему-то им вовсе не обрадовался, а наоборот, закричал от страха и забился в угол клетки. На Джо Данторна это произвело такое сильное впечатление, что он даже посвятил лисёнку стихотворение.

«Вообще в первую очередь британцев удивило – это как много на нашем пути встречалось огромных городов-миллионников. Им казалось, что Сибирь – это пустое пространство, совершенно покинутое. А тут мы выходим и видим большие культурные центры. На наши мероприятия приходит достаточно много людей, они задают интересные вопросы», – рассказывает Алиса Ганиева. 

В Екатеринбурге их выступление проходило в местном винном погребе – хипстерском местечке. Среди слушателей оказался ещё один иностранец из Европы, который рассказал, что он тоже путешествует по Транссибирской магистрали, но не в СВ, а в плацкарте с народом, чтобы лучше понять Россию и русских. На этих словах местная публика разразилась аплодисментами. А британцам объяснили, почему для того чтобы окунуться в российскую действительность, нужно ехать именно в плацкартном вагоне. И что такое дорожная исповедь, когда путешественник распахивает душу совершенно незнакомому человеку. Британцам такая русская традиция оказалась совершенно неизвестной и непонятной.


Литературное кабаре «ТрансЛит» в Казани. Фото: Денис Волков

По словам Алисы, на встречах было много молодёжи, особенно девушек. И британские молодые люди неожиданно ощутили себя почти поп-звёздами, с которыми все хотят сфотографироваться и взять автограф. У Джо Данторна, одна из книг которого переводилась на русский язык, нашлось немало поклонников, специально приходивших на встречи, чтобы обняться с любимым автором. Огромная очередь из девушек выстраивалась и к Эндрю Диксону, который читал лекции о Шекспире. По его словам, ни в Англии, ни в какой другой европейской стране он не встречал ничего подобного. 

А ещё британских гостей удивило обилие наших ягодных настоек. По словам Алисы, было просто невозможно толком перевести на английский весь этот спектр названий. То ли благодаря настойкам, то ли просто обстановка располагала, но британские участники смогли по-настоящему расслабиться и говорить то, что они думают. По словам Ганиевой, «в разговоре то и дело мелькали такие фразы – ну, дома бы я такое не сказал: они как будто переключали свой мозг на другой регистр и становились немножко русскими»

Кстати, насчёт языка. Путешественники в дороге даром времени не теряли и учили русский под руководством преподавателя. Так что к концу поездки им вполне удавалось произнести по-русски что-то более-менее складное.

Вернувшись из поездки, Эндрю Диксон написал несколько эссе для разных сайтов, а Джо Данторн сочинил несколько стихотворений о том, что их больше всего поразило в России. «Когда ты смотришь на карту, ты понимаешь размер страны. Но когда едешь, это воспринимается совсем по-другому. Один Красноярский край – огромный, как целая страна, и есть места, куда можно добраться только на вертолёте. Осознание огромной страны с разными временными поясами было одним из таких открытий», – считает Алиса Ганиева. 


 По Транссибирской магистрали – от Москвы до Красноярска. Фото: Максим Авдеев

По её наблюдениям, иностранцы всё больше и больше хотят побывать именно в тех местах, которые они называют настоящей Россией, окунуться во что-то подлинное: «Я в прошлом году выступала в Кингс-колледже в Лондоне. Там студенты группой из 20 человек собирались летом проехаться по Транссибу».

С 14 по 16 марта на Лондонской книжной ярмарке Алиса Ганиева вновь встретится со своими британскими коллегами по поездке. Алиса будет там представлять свою переведённую на английский язык книгу «Праздничная гора». По её словам, несмотря на удалённость её родного Дагестана от Великобритании, общих проблем немало. Это и исламизация, и попытка сохранить национальную идентичность в процессе глобализации. А раз есть общие проблемы, то несложно найти и общий язык. Причём в буквальном смысле. Оказывается, в аварском, родном для Алисы, и валлийском, языке музыканта Грифа Риза, есть общие грамматические структуры.

А ощутить захватывающий дух путешествия по бескрайним российским просторам можно на сайте мультимедийного проекта The Storytellers, созданного по итогам путешествия по Транссибирской магистрали.

Также по теме

Новые публикации

Русская эмиграция после Революции широкой волной растеклась по всему миру. И всё же несколько стран стали настоящим новым домом для русских белоэмигрантов. На первом месте среди них, конечно же, Франция. Но и русские дали многое своей новой родине, поставив на службу ей свои силы и таланты. Мы начинаем рассказ о русских эмигрантах, прославивших Францию, её культуру.
«Большая игра» или «Война теней» – так называют развернувшееся во второй половине XIX века соперничество России и Британии за влияние в Южной и Центральной Азии. Это было геостратегическое и политическое противостояние. А ещё – поединок разведок двух мощнейших империй, изобилующий интереснейшими поворотами.
С каждым годом в России становится всё больше людей, которые не просто хотят жить в гармонии с природой, но и сохранить её для будущих поколений. Благодаря движению ЭКА к решению экологических проблем активно подключаются школьники и студенты всех российских регионов. Об эко-просвещении в России в Год экологии рассказывает исполнительный директор зелёного движения ЭКА Елена Горохова.    
Пятнадцать лет Ирэна Филиппова играет русскую музыку в Нидерландах. Профессиональный музыкант, автор музыки и текстов, она исполняет свои песни на русском и нидерландском языках. Поёт она о России, о русских и о голландцах…
Семьеведение как наука оформилось не так уж давно – в XIX веке. Тем не менее труды по исследованию семьи выходят с завидной регулярностью. Тут нет ничего удивительного: из семей и складывается общество. Изучая историю отдельной семьи, невольно знакомишься с историей поколения. Что же представляла собой типичная русская семья до начала модернизации XX столетия?
В РГГУ началась конференция, посвящённая российско-немецкому культурному обмену, в частности – интересу россиян к немецкой литературе, а немцев – к русской. Однако сами организаторы мероприятия ставят более глобальные цели, полагая, что именно изучение литературы и культурный обмен способны нормализовать политические отношения между нашими странами.
2 марта в итальянском городе Вероне в рамках Международной фотовыставки «Русские "гарибальдийцы" в итальянском Сопротивлении» подписано соглашение между Италией и Россией, между Общероссийским общественным движением «Бессмертный полк России» и движением «Бессмертный полк в Италии».
Скульптора Александра Бурганова нет необходимости представлять особо. Его скульптуры – золотая Турандот рядом с театром им. Вахтангова, памятник Некрасову на Гоголевском бульваре, который обожают дети, памятник Булату Окуджаве на Арбате... Разговаривать с ним трудно, он, как настоящий скульптор, гнёт только свою линию и «отсекает всё лишнее» по заветам Микеланджело.