RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Дети всё смогут»

«Дети всё смогут»

Наталья Наумова06.03.2017

Австралия, какой мы её знаем, всегда была страной эмигрантов. Очень по-разному складываются судьбы наших соотечественников, переезжающих в Австралию. К счастью, велико число тех, кому удаётся найти возможности для реализации собственного потенциала. Есть и те, кто вносит свой вклад в сохранение и продвижение русской культуры и русского языка. Одна из них – педагог и художник, завуч Свято-Серафимовской русской школы в Брисбене Светлана Трефилова – рассказала нам о своей работе и жизни в Австралии. 

Школа

За тридевять земель

Когда мы с мужем на общей волне отъезда прибыли в Брисбен в 1997 году, для меня было потрясающим открытием, что в Австралии, за тридевять земель от России, есть русская школа.  Её создали отец Пётр и матушка Екатерина Семовских, сами выходцы из Китая, возможно, никогда не бывавшие на исторической родине, но бережно хранившие русский язык и культуру. Они очень поддерживали многие вновь приехавшие семьи, и нашу семью в том числе, за что им низкий поклон. 



Матушка Екатерина, узнав о моём педагогическом дипломе, каждый раз при встрече спрашивала, не хотела бы я пойти преподавать детям в Свято-Серафимовскую школу. Я отказывалась, ссылаясь на занятость. Когда моя младшая дочь пошла в детский сад,  я как-то постепенно вовлеклась в учебный процесс. И за 18 лет работы в школе мне довелось поработать учителем во всех классах, начиная с детского сада и заканчивая ОР (11–12) классом. 

Дети всё смогут

В нашей школе прекрасный педагогический состав, который не меняется уже многие годы. Это настоящие профессионалы с большой буквы, с педагогическим образованием и большим опытом работы. Я была на конференции учителей русских школ в Сиднее в 2014 году, и я не встретила ни одной школы, которая учила бы детей класс в класс согласно российской школьной программе. Мы же, например, учим пятиклассников по тем же учебникам для 5 класса, что и школы в России. Конечно, мы идём на некоторую адаптацию учебников, которую проводят учителя согласно уровню знаний каждого класса, так как дети в классах отличаются друг от друга и у них разная скорость усваивания материала. 

Опасение учителей и родителей, что дети не смогут осилить академический подход к изучению русского языка, в корне не оправдано. Дети всё смогут. Если чуть-чуть под них подстроиться, если слегка упростить методику обучения, они всё смогут.  Я не говорю сейчас о детях, которые поначалу совсем не говорят по-русски. Но и они, если упорно идут из класса в класс, к окончанию школы получают твёрдые знания русского языка, литературы и истории России.
 
В Канберре, например, существует школа-театр, у них там совершенно уникальная в своём роде игровая методика, что тоже интересно. Но наша Свято-Серафимовская школа – академическая, мы выпускаем детей со знанием полноценного русского языка, чтобы они смогли успешно сдать невероятно сложный государственный ОР (overall position) экзамен по русскому языку. Этот экзамен они выбрали сами в своих австралийских школах и официально изучают русский язык как предмет школьной программы. Хорошая оценка по русскому языку очень сильно поднимает средний балл их школьного аттестата. Экзамен курируется Queensland Teachers Board, и наша школа должна отвечать серьёзным требованиям со стороны этой организации.

Учить детей русскому языку как второму – очень большой труд как для учителей, так и для родителей. Часто бывает, что родители быстро сдаются. Они не хотят тратить время, приезжая в школу каждую субботу и ещё занимаясь с ребёнком языком в течение недели, накапливается усталость, да и просто не хочется перенапрягать ребёнка. Но тенденция такова, что те, кто прошёл детский сад, 1 и 2 класс нашей школы, идут до конца, и неважно, какой уровень владения языком был у детей изначально. Слабые ребята обычно тянутся за сильными, постепенно класс выравнивается и дети становятся одинакового, достаточно высокого, уровня. 

Переделывать школу под слабейшего ученика – большая ошибка. Слабейший бросит её в любом случае. Так что необязательно упрощать программу. Ещё раз: дети всё смогут.

Все наши ученики пишут «по-письменному» уже с 1 класса, откуда они выходят читающими и пишущими. Они готовы писать диктанты, они усваивают  материал с доски, написанный письменными буквами.

Игра игрой, а грамматика по расписанию

Эта школа не просто нужна кому-то, она необходима Брисбену и Австралии. И представляет собой образец того, какой русская школа может быть, если не бояться усложнять её. Почему, спросите вы, многие другие русские школы, которые существовали в Брисбене, не выжили? Потому что они были нацелены на игру, в том числе и как на метод обучения. И я не против этого метода, но это годится для 1 и 2 классов, игры быстро заканчиваются и иссякают, так же, как и силы учителя и родителей. Игровыми методами можно выучить буквы, слоги, научиться читать. Но что делать дальше? Именно поэтому требуется цельная система, которая бы шла от детского сада до выпускного класса. И такая система есть у нас в школе.

Наша школа церковно-приходская. В школе, кроме основных предметов, ведётся Закон Божий. Я сама человек церковный и глубоко убеждена, что урок Закона Божьего раз в неделю ничего, кроме добра, любви, понимания жизни, уважения к старшим, кроме положительных морально-этических норм ребенку не принесёт. 

Не медвежья услуга

Быть двуязычным ребенком – это вовсе не недостаток, а преимущество. Мозги у билингвов работают гораздо эффективнее, чем у моноязычных детей. Готовя детей к «Русскому Медвежонку» , мы сомневались, что задания подобной сложности будут под силу нашим детям. Но каков результат! Из 100 максимальных баллов некоторые из наших детей набрали больше 90! Средний балл находится в районе 50, что просто великолепно, учитывая, что и в российских школах общий средний балл находится в пределах 40–60. У нас потрясающие дети!

Творчество

Я с детства интересовалась различного вида творчеством и рукоделием. Переехав в Австралию с семьей, я занялась живописью как хобби, впоследствии это стало серьёзным увлечением, а сейчас – моей профессией и темой моих исследований в университете.
Я экспериментирую, разрабатываю свою технику, преподаю в Brisbane Institute of Art и пишу диссертацию, в которой объединила искусство и науку. Я изучаю под микроскопом клеточные структуры австралийских растений и использую их форму как основу для своих абстракций.

Налив – моя личная техника. Я развожу акриловые краски до разной консистенции, лью их на заранее подготовленный холст или бумагу и смотрю, как краски взаимодействуют между собой, играют. Такая игра создаёт рисунок, который я как бы вытаскиваю на поверхность, делаю видимым со стороны. В моей диссертации в основе теоретической части лежит постмодернистская теория двух французских философов, Жиля Делеза и Феликса Гуаттари – теория ризомы, в которой ризома рассматривается как модель мира, модель знаний, модель личности. Я пытаюсь визуально изобразить ризому на холсте, используя свою технику рисования.

Личное

Культурная ризома

Человек не может быть кем-то одним. Он состоит из многих составляющих, из своего опыта, знаний, культурного наследия. Например, я состою из нескольких профессий: биолог-химик, учитель, художник; из четырёх национальностей: родилась в Киргизии, у меня четверть русской крови, три четверти украинской, а живу я в Австралии. У меня есть автопортрет, где я написала половинки своего лица в перевёрнутом виде, одна половина – русская, а вторая – австралийская. 

Кто я? Дома я говорю по-русски, на работе и в университете – на английском, в школе – на русском, да и круг друзей у меня преимущественно русскоговорящий, хотя много и друзей-австралийцев. Иногда, если я говорю по-английски, мне надо какое-то время, чтобы включиться в язык, а вот после того, как я поговорю на английском, мне не надо включаться, чтобы говорить по-русски.

Это значит, что внутри я, как ни крути, всё-таки русская, несмотря на 20 лет жизни в Австралии.

Также по теме

Новые публикации

24 октября на сцене королевского театра «Каре» в Амстердаме Государственный академический театр классического балета Касаткиной и Василёва покажет «Ромео Джульетту». Об этой постановке и о русской балетной традиции мы беседуем с художественным руководителем театра Наталией Касаткиной и критиком голландской газеты «Хет Парол» Фрицем де Йонгом.
В ноябре текущего года увидит свет новая книга доктора исторических наук, председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Вячеслава Никонова «Октябрь 1917». Депутат рассказал о причинах Октябрьской революции и её последствиях, а также о своей работе.
Ровно сто лет назад произошло событие, которое во многом повлияло на ход дальнейшей истории. 7(20) октября 1917 года в России была создана полноценная воинская организация, поставившая своей целью борьбу с леворадикальными революционерами – большевиками и их союзниками.
«Молодёжный диалог» – под таким названием в Мюнхене состоялся Российско-баварский молодёжный форум, посвящённый вкладу молодых деятелей культуры в развитие двустороннего сотрудничества в сфере культуры и гуманитарных контактов.
Международный творческий конкурс «Всемирный Пушкин», учреждённый фондом «Русский мир» и музеем-заповедником А. С. Пушкина «Болдино», подводит первые итоги. Объявлен шорт-лист, куда вошли 16 финалистов. Все они приедут в Болдино и станут гостями XI Ассамблеи Русского мира. Об итогах конкурса рассказывает директор музея «Болдино», председатель жюри Нина Жиркова.
150 лет назад, 18 октября 1867 г., состоялась церемония передачи Аляски под юрисдикцию Соединенных Штатов. Это стало возможным благодаря подписанному Россией и Северо-Американскими  Соединёнными Штатами договору.
Работа фестиваля в самом разгаре. Но первый рекорд уже есть – по количеству участников нынешний фестиваль – самый представительный: более 25 тысяч гостей из 180 стран. При этом желающих попасть было как минимум в два раза больше. Участники уверены, что фестиваль в Сочи станет историческим  событием.
«Русский язык в международном образовательном пространстве» – тема одной из сессий проходящего в Сочи IV Международного педагогического форума «Текст культуры и культура текста». Преподаватели русского языка обсудили состояние и существующие тенденции в преподавании русского языка в их странах.