RUS
EN
 / Главная / Публикации / Российские колумбы: дальние походы русских моряков

Российские колумбы: дальние походы русских моряков

Марина Богданова28.02.2017



Когда Россия вышла в море, обрела свой собственный флот и заморские колонии – Русскую Америку – ей оставалось только идти вперёд. Трудно было поверить, что ещё совсем недавно русского флота, созданного волей Петра I, не существовало вовсе. И вот возникает мысль о кругосветном путешествии, которое было бы совершено под русским военно-морским флагом. 

Предшественники

Под фразой знаменитого дипломата и путешественника Н. П. Резанова «Да будет судьба России крылата парусами!» подписалось бы множество людей – и командоров, и простых моряков, и тех, кто, сам не выходя в море, делал всё возможное для того, чтоб осуществить такие экспедиции. О дальних морских путешествиях мечтал и сам великий Преобразователь, в планах Петра был поход в Вест-Индию, пересечение экватора и установление торговых отношений с «великими моголами». 

Этим замыслам не суждено было осуществиться. Тем не менее в 1725–1726 годах состоялась Русская океанская экспедиция в Испанию под началом капитана И. Кошелева, который позднее предлагал и идею кругосветного похода из Санкт-Петербурга. 

В 1776 году Екатерина II подписала указ об отправке из Балтийского моря судов в первую русскую кругосветную экспедицию. Руководить походом должен был молодой капитан Г. И. Муловский,  опытный и умелый моряк. Экспедиция должна была решить сразу несколько задач: доставить крепостные орудия в Петропавловскую гавань, установить торговые отношения с Японией, отвезти скот и посевное зерно, а также прочие необходимые товары поселенцам в Русской Америке, а кроме того – открывать новые земли и упрочивать престиж России. 


Подготовка к масштабной экспедиции разворачивалась полным ходом, на заводах уже были отлиты чугунные гербы и медали с изображениями Екатерины, которые надлежало устанавливать на новооткрытых территориях. Но началась Русско-турецкая война, и все припасы было велено распределить на корабли, отправляющиеся в Средиземное море. Сам Муловский погиб в морском сражении. В царствование Екатерины русское кругосветное плавание так и не осуществилось, но идея уже прочно завладела умами.

Первая русская кругосветная экспедиция

Иногда жизнь складывается так странно, что в любой книге подобный сюжет смотрелся бы натяжкой. На корабле «Мстислав» оказался совсем юный мичман, вчерашний гардемарин. Ивану Крузенштерну было всего 17 лет, когда он поступил под начало капитана Муловского. Трудно сказать, говорили ли они о несостоявшейся экспедиции, но именно Крузенштерну предстояло совершить то, в чём судьба отказала его отважному предшественнику. 

 И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский

Иван Фёдорович Крузенштерн и его собрат по Морскому корпусу Юрий Фёдорович Лисянский как молодые моряки, показывавшие значительные успехи, были отправлены на стажировку в английский флот. Крузенштерн чрезвычайно заинтересовался торговлей с Китаем, посещал китайские порты – и по возвращении в Россию подробно, с цифрами и выкладками, изложил своё мнение, что организация морского сообщения русских колоний с Китаем – дело чрезвычайно выгодное и полезное для России. Разумеется, мнением молодого лейтенанта пренебрегли – предложение было слишком смелым. Но внезапно Крузенштерна поддержали видные и авторитетные вельможи – государственный канцлер Румянцев и адмирал Мордвинов, а вскоре с похожим предложением выступила Российско-Американская компания (РАК), – и так решилась судьба первой русской кругосветной экспедиции. 

Щедрая спонсорская помощь РАК позволила не ждать, пока будут построены суда, способные выдержать тяготы пути. Два подходящих судна были закуплены в Англии, усовершенствованы, названы «Надежда» и «Нева». РАК была достаточно влиятельной и богатой организацией, чтобы экспедиция была снабжена всем самым лучшим в рекордно быстрые сроки. 

В далекое и опасное путешествие набирали только добровольцев – тем не менее их было столько, что впору было бы комплектовать три экспедиции. В команду были включены учёные, художники (чтобы зарисовывать ландшафты, неизвестные науке растения и животных), астроном. Целью было доставить нашим русским поселениям в Америке необходимые товары, забрать у них пушнину, осуществить продажу или промен товаров в китайских портах, доказать выгоду морского пути в Русскую Америку по сравнению с сухопутным – через Сибирь. А кроме того – доставить к берегам Японии посольство под руководством камергера Н. П. Резанова. 

Несмотря на «торговый» характер экспедиции, суда выходили под военно-морским флагом. Камергер Резанов был далеко не последний человек в РАК, как-никак зять главы и основателя компании, Г. Шелихова, наследник капиталов «российского колумба». Предполагалось, что он отвечает за научно-хозяйственную часть, а Крузенштерн – за морскую. В  августе 1803 года «Нева» и «Надежда» отплыли из Кронштадта.  После Гавайских островов корабли, как и было условлено, разошлись. «Нева» под руководством Лисянского отправилась на север, к островам Кадьяк и Ситка в Аляскинском заливе, с грузом товаров для РАК, чтобы встретиться с «Надеждой» в Макао в сентябре 1805 года. «Надежда» отправилась к Камчатке – а далее – в Японию для выполнения дипломатической миссии Резанова. По дороге «Надежда» попала в жесточайший шторм – и, как потом выяснилось, в зону цунами. 

Увы, миссия оказалась проваленной – после почти полугодового ожидания в Нагасаки, русские получили отказ. Японский император вернул подарки (огромные зеркала в рамах), отказался принять посольство и велел немедленно покинуть Японию, впрочем, снабдил корабль водой, едой и дровами. В Макао капитаны встретились, выгодно обменяли меха на чай, фарфор и прочие редкие и ликвидные в Европе товары и отправились в Россию. После шторма, потеряв друг друга из виду, «Надежда» и «Нева» благополучно вернулись в Россию, сперва «Нева», потом, через пару недель, – «Надежда».

Плавание протекало не так безмятежно, как бы хотелось. Проблемы начались практически сразу после отплытия. У камергера Резанова имелся рескрипт, подписанный Александром I, согласно которому он, Резанов, был назначен главой экспедиции, но с оговоркой, чтобы все решения принимать совместно с капитаном Крузенштерном. 

Ради размещения на сравнительно небольшой «Надежде» свиты Резанова пришлось отказать ряду действительно нужных в плавании людей. Кроме того, в свиту Резанова входил, например, граф Фёдор Толстой, впоследствии прозванный Американец, – человек абсолютно неуправляемый, жестокий манипулятор и интриган. Он умудрился перессорить всю команду, не раз досаждал своими выходками лично Крузенштерну – и в конце концов был принудительно высажен на острове Ситка. 

Н. П. Резанов

На военном корабле, согласно уставу, мог быть лишь один руководитель, распоряжения которого выполняются беспрекословно. Резанов, как человек невоенный, совершенно не принимал дисциплины, и постепенно отношения между ним и Крузенштерном накалились до предела. Вынужденные на протяжении пары лет делить одну крохотную каюту, Резанов и Крузенштерн общались посредством записок. 


Резанов пытался заставить Крузенштерна изменить маршрут экспедиции с тем, чтобы сразу же отправиться на Камчатку – по факту, прервав кругосветное путешествие. Наконец, Резанов позволил себе грубость по отношению к капитану в присутствии команды – и это, с точки зрения устава, было совершенно непростительно. После громкого скандала, убедившись, что на его стороне нет никого, обиженный Резанов практически не выходил из каюты, пока «Надежда» не достигла Петропавловска. 

К счастью, опытный и хладнокровный комендант П. Кошелев разобрал дело, невзирая на лица, стремясь,  чтобы ссора двух частных лиц не смогла помешать выполнению государственного долга.  С этим же был полностью согласен Крузенштерн, и Резанову пришлось пойти на попятный. По окончании японской миссии Резанов покинул «Надежду» – и больше они с Крузенштерном не встречались, ко взаимному удовольствию. 

Дальнейшая история Н. П. Резанова, отправившегося в Калифорнию и встретившего там 14-летнюю красавицу Марию Концепсьон Аргуэльо, дочь коменданта Сан-Франциско, известна как одна из самых романтических страниц не только русской, но и, наверное, мировой истории. В знаменитой рок-опере «Юнона и Авось» повествуется именно об их трагической любви, но это уже другая, хотя и очень интересная, история.

Путешествия Коцебу

Среди добровольцев, отправившихся с Крузенштерном на «Надежде», был 15-летний юнга, немец Отто Коцебу. Мачехой мальчика была родная сестра капитана-лейтенанта – Кристина Крузенштерн.  Когда «Надежда» вернулась в порт, Коцебу был произведён в мичманы, а ещё через год – в лейтенанты, и хотя он не был выпускником морского училища, Отто Евстафьевич получил самую лучшую из морских школ – школу кругосветного плавания, и с тех пор уже не мыслил жизни без моря и служения Отечеству. 

 Бриг «Рюрик» на марке Маршалловых островов

По окончании кругосветного плавания Крузенштерн неустанно работал над результатами экспедиции, подготавливал отчёты, выпускал и комментировал карты и «Атлас южных морей», и в частности вместе с графом Румянцевым разрабатывал новую кругосветную экспедицию. Перед ней была поставлена задача: отыскать Северо-Восточный морской проход из Тихого в Атлантический океан. Экспедиция должна была отправиться на бриге «Рюрик». Командование бригом, по рекомендации Крузенштерна, было предложено Коцебу. 

Эта экспедиция вернулась через 3 года, потеряв всего одного человека и обогатив географию массой открытий. На карту были нанесены и подробно описаны малоизученные или вообще неизвестные острова, архипелаги и побережья Тихого океана. Метеорологические наблюдения, исследования морских течений, глубины океана, температуры, солёности и прозрачности воды, земного магнетизма и различных живых организмов были бесценным вкладом в науку – и имели немалую практическую пользу. 

В плавании на «Рюрике», между прочим, в качестве естествоиспытателя принимал участие немецкий учёный и поэт-романтик А. фон Шамиссо – переводчик Пушкина на немецкий язык. Его роман «Путешествие вокруг света»  в Германии стал классикой приключенческой литературы, издавался он и в России. 

Третье кругосветное путешествие О. Е. Коцебу совершил в 1823–1826 гг. До того он год охранял от пиратов и контрабандистов берега Русской Америки со своим 24-пушечным шлюпом «Предприятие». Научные результаты экспедиции на «Предприятии» были едва ли не более весомы, чем результаты плавания на «Рюрике». Физик Э. Ленц, будущий академик, который отправился с Коцебу, сконструировал вместе с коллегой, профессором Парротом, прибор, названный батометром, для взятия водных проб с различной глубины, и прибор для измерения глубин. Ленц исследовал вертикальное распределение солёности, скрупулёзно отмечал температуру тихоокеанских вод и суточные изменения температуры воздуха на различных широтах.
 
К 20-м годам XIX века кругосветные путешествия перестал быть чем-то непредставимым и из ряда вон выходящим. Целый ряд славных русских капитанов обогнул Земной шар, выйдя из Кронштадта и направляясь в сторону горизонта.

Василий Головнин – неудержимый и неустрашимый

Василий Михайлович Головнин, капитан и превосходный писатель-маринист, даже среди своих коллег капитанов считался человеком, видавшим виды. Приключений на его долю выпало более, чем достаточно. В четырнадцать лет, гардемарином, он участвовал в морских сражениях – и был награждён медалью, а после вернулся доучиваться, так как был ещё слишком мал, чтобы стать офицером. 

Первое своё самостоятельное кругосветное плавание он совершил, будучи всего лишь лейтенантом. Адмиралтейство изменило собственным правилам и передало шлюп «Диана» под начало лейтенанта, потому что все понимали, что это за человек – лейтенант Головнин. И действительно, их ожидания оправдались – отличный капитан, Головнин в полной мере обладал и спокойствием, и мужеством, и несгибаемым характером. Когда из-за начавшейся войны русские моряки были задержаны англичанами в Южной Африке, Головнин сумел ускользнуть из плена и все-таки выполнил возложенную на экспедицию миссию. Кругосветное путешествие на шлюпе «Диана» в 1808–1809 гг. завершилось успешно.

«Джентльменский» плен у англичан не был слишком тягостен для наших моряков, а вот заключение во время второго путешествия оказалось совсем не шуточным. На этот раз Головнин и ряд его товарищей угодили в самую настоящую тюрьму – к японцам. Тем не понравилось, что русский корабль проводил картографическую съемку Курильских островов – в 1811 году Головнину было поручено описать Курильские, Шантарские острова и берег Татарского пролива. Япония решила, что дерзкие картографы нарушают принцип изоляции их государства – и раз так, то место преступникам в тюрьме. Плен продолжался два года, из-за этого инцидента Россия и Япония балансировали на опасной грани – война между ними была вполне возможна. 

Японский свиток, изображающий пленение Головнина

Для спасения Головнина и его людей были предприняты титанические усилия. Но лишь благодаря действиям друга Головнина офицера П. И. Рикорда и помощи влиятельного японского купца господина Такатая Кахея, с которым Рикорд сумел установить чисто человеческий контакт, удалось совершить почти невероятное – вернуть русских моряков из японской тюрьмы. На территории природного парка «Налычево» на Камчатке есть так называемые «вершины русско-японской дружбы» - скала Кахея, гора Рикорда и гора Головнина. Ныне «инцидент Головнина» входит в число хрестоматийных случаев из истории мировой дипломатии.

Записки Головнина о его приключениях были переведены на много языков, а в России стали бестселлером. Вернувшись домой, Василий Головнин продолжал неустанно трудиться на пользу российского мореплавания, его знания, опыт, энергия были неоценимы, а книгами Головнина о дальних странствиях зачитывались множество юношей, впоследствии выбравших для себя карьеру морского офицера.

Барон Врангель – начальник Аляски

В 1816 году гардемарин Фердинанд Врангель, проходивший службу в Ревеле, подал прошение об участии в экспедиции капитана Головнина на шлюпе «Камчатка». Юнцу отказали. Тогда он, сказавшись перед начальством больным, добрался до Петербурга и практически пал в ноги Головнину, прося взять его с собой. Тот строго заметил, что самовольное бегство с корабля есть дезертирство и достойно суда. Гардемарин согласился, но просил отдать его под суд после плавания, на котором готов был стать хоть простым матросом. Головнин махнул рукой и сдался. 

Это было первое кругосветное путешествие Фердинанда Петровича Врангеля, в честь которого позднее назвали известный ныне заповедник – остров Врангеля. На борту «Камчатки» отчаянный юноша прошёл не только морскую школу, но и усердно восполнял пробелы в своём образовании, а также обрёл верных друзей – будущих исследователей и неутомимых путешественников Фёдора Литке и вчерашнего лицеиста, друга Пушкина Фёдора Матюшкина. 

Путешествие на «Камчатке» оказалось бесценной кузницей кадров для русского флота. Вернулся из плавания Врангель отличным моряком – и учёным исследователем. Именно Врангелю с Матюшкиным было велено отправиться в экспедицию по исследованию северо-восточного побережья Сибири. 

Карта, на которой показаны маршруты путешествий Врангеля


Мало кто отдал столько сил и энергии изучению Аляски и Камчатки, как Фердинанд Петрович Врангель. Он исследовал Северо-Восточную Сибирь с моря и с суши, ходил в кругосветное плавание, командуя военным транспортом «Кроткий», был награждён орденами, а в 1829 году назначен главным управляющим Русской Америки, и, между прочим, построил на Аляске магнитно-метеорологическую обсерваторию. Под его начальством Русская Америка процветала, создавались новые поселения.  Его именем назван остров, его труды на благо России были высоко оценены государством и историей. Прошло менее пятидесяти лет с окончания первого кругосветного путешествия Крузенштерна и Лисянского, и российский флот бурно расцвёл и развился – столько энтузиастов, по настоящему преданных своему делу, насчитывалось в его рядах.

Земля неведомая

«Я обошёл океан Южного полушария на высоких широтах и сделал это таким образом, что неоспоримо отверг возможность существования материка, который если и может быть обнаружен, то лишь близ полюса, в местах, недоступных для плавания... Риск, связанный с плаванием в этих необследованных и покрытых льдами морях в поисках южного материка, настолько велик, что я смело могу сказать, что ни один человек никогда не решится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне», – эти слова Джеймса Кука, звезды мореплавания XVIII века, закрыли Антарктические исследования почти на 50 лет. Просто не находилось желающих финансировать проекты, заведомо обречённые на неуспех, а в случае удачи – всё равно коммерчески провальные. 
 
Именно русские пошли наперекор здравому смыслу и житейской логике. Крузенштерн, Коцебу и капитан-полярник Г. Сарычев разработали экспедицию и представили её императору Александру. Тот неожиданно согласился. 

Основная задача экспедиции была определена как чисто научная: «открытия в возможной близости Антарктического полюса» с целью «приобретения полнейших познаний о нашем Земном шаре».  Экспедиции вменялось в обязанности и предписывалось инструкцией отмечать и изучать всё, заслуживающее внимание, «не только относящегося к морскому искусству, но и вообще служащего к распространению познаний человеческих во всех частях»

В. Волков. Открытие Антарктиды шлюпами «Восток» и «Мирный», 2008 г.

Летом того же года в сторону Южного полюса вышел шлюп «Мирный» и транспорт, переделанный в шлюп, – «Восток». Ими руководили два капитана, считавшихся одними из лучших в российском флоте, – командир экспедиции Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен, участник кругосветного путешествия Крузенштерна и Лисянского, и  Михаил Петрович Лазарев – молодой, но очень многообещающий капитан. Впоследствии Лазарев совершит три кругосветки, но эти подвиги не затмят его славу полярного исследователя. 

Плавание продолжалось 751 день, из них — 535 дней в Южном полушарии, при этом 100 дней – во льдах. Шесть раз моряки заходили за Южный полярный круг. Никто не приближался к загадочной Антарктиде так близко и так надолго. В феврале 1820 г. Беллинсгаузен писал: «Здесь за ледяными полями мелкого льда и островами виден материк льда, коего края отломаны перпендикулярно, и который продолжался по мере нашего зрения, возвышаясь к югу, подобно берегу. Плоские ледяные острова, близ сего материка находящиеся, ясно показывают, что они суть отломки сего материка, ибо имеют края и верхнюю поверхность, подобную материку». Впервые в истории человечества люди видели Антарктиду. И этими людьми были наши, русские моряки. 

Также по теме

Новые публикации

Ровно сто лет назад произошло событие, которое во многом повлияло на ход дальнейшей истории. 7(20) октября 1917 года в России была создана полноценная воинская организация, поставившая своей целью борьбу с леворадикальными революционерами – большевиками и их союзниками.
«Молодёжный диалог» – под таким названием в Мюнхене состоялся Российско-баварский молодёжный форум, посвящённый вкладу молодых деятелей культуры в развитие двустороннего сотрудничества в сфере культуры и гуманитарных контактов.
Международный творческий конкурс «Всемирный Пушкин», учреждённый фондом «Русский мир» и музеем-заповедником А. С. Пушкина «Болдино», подводит первые итоги. Объявлен шорт-лист, куда вошли 16 финалистов. Все они приедут в Болдино и станут гостями XI Ассамблеи Русского мира. Об итогах конкурса рассказывает директор музея «Болдино», председатель жюри Нина Жиркова.
150 лет назад, 18 октября 1867 г., состоялась церемония передачи Аляски под юрисдикцию Соединенных Штатов. Это стало возможным благодаря подписанному Россией и Северо-Американскими  Соединёнными Штатами договору.
Работа фестиваля в самом разгаре. Но первый рекорд уже есть – по количеству участников нынешний фестиваль – самый представительный: более 25 тысяч гостей из 180 стран. При этом желающих попасть было как минимум в два раза больше. Участники уверены, что фестиваль в Сочи станет историческим  событием.
«Русский язык в международном образовательном пространстве» – тема одной из сессий проходящего в Сочи IV Международного педагогического форума «Текст культуры и культура текста». Преподаватели русского языка обсудили состояние и существующие тенденции в преподавании русского языка в их странах.
«Жизнь за границей  до сих пор представляется для многих россиян чем-то вроде желанной страны за морем-океаном, от которой никто добровольно не отказывается. Поэтому рассказ моих детей  о намерении вернуться после заграничной командировки на родину вызывал у знакомых недоумение, и им всё время  приходилось подбирать слова как бы в оправдание».
14 октября в Любляне (Словения) прошла региональная конференция по поддержке и сохранению русского языка вне России. В ней приняли участие преподаватели и издатели из России, Австрии, Венгрии, Италии, Словении и Хорватии.  Они обсудили языковую ситуацию в отдельных странах  региона, особенности обучения двуязычных детей вне языковой среды и другие вопросы.