RUS
EN
 / Главная / Публикации / Книга памяти – 80 тысяч имён, пять лет работы

Книга памяти – 80 тысяч имён, пять лет работы

Светлана Сметанина16.02.2017

Каждую неделю на электронный адрес волонтёров из Австрии  приходят два – три запроса с просьбой помочь отыскать информацию о погибших в Австрии в годы Второй мировой войны советских гражданах. Об этом рассказывает наша соотечественница Юлия Эггер.  

– Два года назад вышла Книга памяти «Советские граждане, погибшие в Австрии в годы Второй мировой войны, и места их захоронения», над которой Вы работали более пяти лет. Теперь эта работа закончена?

Фото А. Бурого
Фото А. Бурого

– Эту работу начал больше почти 40 лет назад австриец Петер Сиксль. В 2010 году вышла первая книга памяти. Мы вместе с моей соотечественницей Александрой Кольб присоединились к Петеру пять лет назад. При нашем участии в 2015 году, к 70-летию Победы, вышло второе, исправленное и дополненное издание Книги. В ней 80 тысяч имён советских граждан – бойцов, пленных, угнанных на принудительные работы,  погибших и захороненных на территории Австрии. 

Поиск был для нас вначале чем-то вроде романтического хобби, а со временем стал полноценной работой, если иметь в виду количество затраченного времени и результаты, которых нам удалось добиться. Этой работой мы занимаемся каждый день. 

Петеру Сикслю 70 лет, он не владеет русским языком. Мы с Александрой говорим по-русски и также хорошо знаем немецкий. И это даёт нам возможность работать в австрийских архивах – искать и работать с документами. За два года после выхода второй книги обнаружено очень много новой информации. Впору писать третью книгу. Мы работаем над созданием электронной Книги памяти – интернет-порталом, где родные смогут увидеть могилу близкого человека, узнать о месте, где он похоронен.  Мы покажем человеку кусочек истории его семьи. Это будет живой портал, где, кроме информации о погибших, будут размещаться статьи о советско-австрийской истории, рассказы о людях, которые здесь воевали, информация о памятных мероприятиях, касающихся тематики портала.  

– Сегодня известны уже все имена советских солдат и военнопленных, захороненных в Австрии?

– Нет, конечно. Последний пример – это ещё 184 имени, только несколько из них были в Книге. Мы нашли их имена в австрийских архивах. Они похоронены на самом знаменитом кладбище Вены, но не на советском воинском захоронении этого кладбища, а в дальней части некрополя.  До последнего времени об этом захоронении было неизвестно. Оно сровнялось с землёй, и там нет никаких памятных знаков.

Почему так произошло – отдельная история. Всем известно, что слишком долго тема военнопленных советских граждан была абсолютным табу. Сейчас важно, что мы их нашли. Нашлись и родственники погибших. Это три семьи, которые до сих пор не знали, где лежат их родные. Поиски родственников продолжаются. Вместе с российским военно-историческим обществом, МИД России (российским посольством в Австрии) и Министерством внутренних дел Австрии мы устанавливаем там обелиск в память об этих погибших. 

Помимо поиска новых имен есть ещё и другая часть работы. Есть «белые пятна» – рядом с именами многих павших не указано место захоронения. У нас есть примерно две сотни запросов от родственников погибших, на которые мы пока ответить не можем – недостаточно документов. И когда появится информации, мы сказать не можем. Это может случиться завтра, а может – и никогда. Если бы это была наша постоянная работа, ясности по этому вопросу было бы больше. Но я являюсь главным редактором русскоязычной австрийской газеты «Давай!», преподаю в школе, Александра тоже работает, Петер уже немолод, у нас есть семьи. Так что поиском в архивах, встречами с коренными жителями населённых пунктов и всем остальным, что необходимо для того чтобы найти недостающую информацию: имена, перезахоронения, неучтённые советским командованием могилы, мы занимаемся лишь в свободное от основной работы время.

Зачем это всё нужно? Это нужно не нам. Дело в том, что ещё живы жёны тех, кто погиб и похоронен в Австрии. Разумеется, у них есть дети и внуки – и все они до сих пор ищут сведения о погибшем муже, отце, брате, деде и прадеде. Каждую неделю к нам приходят два – три запроса с просьбой помочь найти место захоронения. Обращаются не только частные лица, но и австрийская организация по увековечиванию памяти вернувшихся с мировых войн «Чёрный крест», «Красный крест» – австрийский, российский, белорусский. И не вина тех, кто шлёт эти вопросы нам, а не ищет сам – они не имеют возможности этого делать. Они могут зайти на открытые сайты с документами Министерства обороны, но этих документов недостаточно. 

На парламентских слушаниях в Госдуме, посвящённых патриотическому воспитанию, где я также присутствовала, много говорилось о том, что к поискам необходимо привлекать молодёжь. Это, безусловно, необходимо. Но только совместно с экспертами. Вообще-то на архивистов учат. Я сама не архивист, но в силу своей журналистской профессии и опыта знаю, как работать с архивными документами, в том числе иностранными. 

В разных странах уже вышло 800 книг памяти, посвящённых погибшим в годы Второй Мировой войны. Понятно, что зачастую качество этих книг не очень высокое, главное – что они вообще вышли. Но я не считаю, что сейчас мы можем позволять себе делать такие книги, что называется, «на коленке». 

По моему мнению, этим должны заниматься не волонтёры, которые, по большому счёту, не несут ответственности за информацию. Австрийские исторические организации не могут искать информацию о русских захоронениях хотя бы потому, что не владеют русским языком. Это на самом деле узкоприкладная работа, долгая, непростая работа. Нужен финансовый стимул, чтобы соотечественники, прежде занимавшиеся волонтерской поисковой работой, могли заниматься только этим. От этого зависят её качество, скорость и результаты. 

– К вам наверняка приходят спонсоры, предлагающие помощь?

– Частных лиц, желающих помочь нам финансами, нет. Если таковые найдутся – будем рады. Расходы на нашу работу мы оплачиваем сами. Но случаются и другие ситуации. Например, люди предлагают продать базу данных, предварительно отсортировав её по тем или иным категориям, к примеру, по национальности. Каковы истинные цели таких благотворителей – нам неизвестно: мы не торгуем памятью. Сегодня история стала инструментом манипуляции. И подобного рода предложения будут появляться всё чаще. Вот эту ситуацию нужно упредить. И сделать это должна именно Россия. 

– Кто и как ухаживает за советскими захоронениями в Австрии? 

– Есть два закона, в которых описана зона ответственности. Есть австрийский федеральный закон, по которому ответственность за состояние захоронений и памятных мест армий-союзников несёт Австрия. Эта же ответственность прописана в межгосударственном документе – Государственном договоре 1955 года, который был подписан Австрией, СССР, США, Великобританией и Францией. 

Могил армии США в стране не осталось, если не считать братские захоронения пленных, – американцы увезли тела всех своих погибших на родину. У них есть такое правило: солдат не должен лежать в земле врага. Советские, британские, французские  захоронения остались. Я надеюсь, что никто и никогда не станет нарушать память мёртвых и оставит все как есть. 

За советским могилами, кроме МВД и «Черного креста», ухаживают и наши соотечественники, и местные жители. Есть немало удивительных примеров того, как наши сограждане сохраняют память о жертвах войны. Одна из русских женщин живёт недалеко от бывшего филиала концлагеря Маутхаузен – в населённом пункте Гузен. Её дом стоит рядом с тем местом, где во время войны находился барак русских пленных. Вместе со своим австрийским мужем она построила там часовню. В городе Линц наша соотечественница часто бывает на могилах. 

Но в то же время есть ещё много забытых советских могил в отдалённых от столичных городов местах, куда постсоветские граждане заглядывают редко. Мы рассказываем им об этом, причем не только в преддверии праздника Победы. 

– Уже не за горами День Победы. Вы что-то готовите к этому празднику?

– В этом году мы планируем на День Победы к маршу «Бессмертный полк» изготовить портреты тех, кто погиб и похоронен на территории Австрии. Возможно, сделаем видеомост с их родственниками из России. Может быть, детям из Австрии о погибшем родственнике расскажет из сверстник из России. Хотим устроить своего рода флэшмоб в социальных сетях, чтобы те, кто в эти дни будет на могилах павших воинов, рассказали об этом на нашей странице. 

Также по теме



Новые публикации

Один из самых любимых и красочных летних праздников – Яблочный Спас. Так уж повелось на Руси, что три летних праздника, связанных с жизнью Христа, народ наш запомнил, как Медовый, Яблочный и Хлебный (Ореховый) Спасы. Из них из всех наибольший – Яблочный, он же – Преображение Господне. В ясный и тихий августовский день под перезвон колоколов в церквях с пением святят корзины с яблоками и грушами.
Фотограф Александр Химушин родился в Якутии, а живёт в Австралии. Его фотопроект «Мир в лицах» (The World In Faces) стал по-настоящему глобальным, охватив десятки народов, в том числе живущих в самых удалённых уголках планеты на разных континентах.  
Не Гарри Поттером единым. Современные российские детские писатели уходят от страшилок и сказок про инопланетян, возвращаясь к школьным повестям и рассказам о детстве. Эту тенденцию зафиксировала литературный критик, член экспертного совета книжного детского конкурса «Книгуру» Мария Порядина. В интервью «Русскому миру» она рассказала, о чём пишут современные авторы и почему дети не перестают читать книги.  
Неординарным выдался летний субботний вечер в Русском общественном центре Брисбена. Двести человек стали не только гостями и зрителями, но участниками долгожданного концерта мужского хора DustyEsky. Хор состоит по преимуществу из коренных австралийцев, но исполняет русские песни.
Чтобы лучше понимать причины сегодняшнего, зачастую негативного отношения к России со стороны Запада, необходимо обратиться к истории. Руководитель поддержанного фондом «Русский мир» проекта по созданию просветительского ресурса «Национальные мифы о России» Светлана Королёва объясняет, как получилось, что миф, сформированный ещё летописцами Средневековья, процветает и в эпоху Интернета.
В минувшие выходные Тотьма  – город небольшой даже по меркам Вологодской области – отметила 880-летие и провела традиционный День русской Америки. Город прославили солеварение и купцы-мореходы, торговавшие в Сибири и Америке. Именно уроженец Тотьмы Иван Кусков основал Форт-Росс в Калифорнии, и сегодня сюда приезжают официальные делегации из США и представители коренных американцев – индейцев.
Коучинг, вейпер, биткоин, опен эйр, лоукостер – что это всё такое? Почему наш «великий, могучий, правдивый и свободный» язык оказался настолько замусорен чужеродными вкраплениями? Почему депутаты пытаются бороться с засильем иностранных слов на законодательном уровне? И почему более спокойны филологи, которым, казалось бы, и полагается первыми бить тревогу?
80 лет назад, 12 августа 1937 года, с подмосковного аэродрома в Щёлково стартовал знаменитый перелет в Америку экипажа Сигизмунда Леваневского. Это была уже вторая попытка лётчика совершить беспосадочный перелёт через Северный полюс – первый потерпел неудачу из-за поломки самолёта. Как и другие арктические экспедиции советских лётчиков, стремившихся расширить границы возможного, тот перелёт до сих пор хранит свои тайны.