RUS
EN
 / Главная / Публикации / Сделать русское присутствие в Америке более заметным

Сделать русское присутствие в Америке более заметным

Светлана Сметанина08.02.2017

Русскую диаспору в США формировали разные потоки: из Европы, Китая, Южной Америки. Что объединяло этих людей и почему возникла насущная необходимость в создании Конгресса русских американцев, считающего одной из главных своих задач борьбу с русофобией? Об этом  рассказывает президент Конгресса русских американцев Наталия Сабельник.

– В предыдущем интервью мы остановились на том, что большая группа беженцев с Тубабао уехала в США. Расскажите, как люди устраивались, чем они занимались, как искали работу. 

– Конечно, у всех было по-разному, но большинство готовы были браться за любую работу, чтобы выжить. Мой папа – дворянин, белый офицер, в Шанхае он работал охранником, работал в полиции. В те годы в США без знания языка было очень сложно устроиться. Тем более что папе было уже 45 лет, когда он приехал. И как очень-очень многие он пошёл работать уборщиком. И всегда мне говорил: «Никогда не стесняйся любой работы, всегда исполняй её добросовестно, честно. И лучше работать, чем жить на пособие». Хотя в те годы никаких пособий не было. Это сегодня, когда люди приезжают и не могут сразу найти работу, им дают пособия, марки на еду, а тогда ничего подобного не было.


Наталья Сабельник


Мой папа ни одного дня не пропустил – только когда был в больнице на операции, а так даже когда был простужен, всё равно шёл на работу. И повторял мне: «Всегда гордись, что ты работаешь». 

– Русским беженцам в Австралии тоже пришлось нелегко – многие из них работали на плантациях…

– Да, наши родственники, которые уехали с Тубабао в Австралию, должны были отрабатывать своё право на переезд в эту страну. Мужчины работали на стройках, занимались самым тяжёлым физическим трудом, чтобы вернуть деньги, затраченные на их переезд. И Австралия принимала именно тех, кто помоложе и может много работать. 

– А как ваши родители нашли жильё?

– Они приехали в Сан-Франциско. Поскольку моя мама была из казачьей семьи, то сначала нас принял Казачий союз Сан-Франциско и предоставил нам комнату, где мы жили первую неделю. У папы там нашёлся знакомый – Леонид Петрович Бенхин, владелец ювелирного магазина. Когда-то он вместе с папой учился в Читинском военном училище. Леонид Петрович нашёл папе работу и жильё в доме, где также жило много русских. Мои родители были ему очень благодарны – моя мама каждый год посылала ему на день ангела букет цветов. 

– В Сан-Франциско уже была большая община русских?

– Да, некоторые русские приехали из Китая напрямую сразу в Штаты. Были и те, кто переехал из Европы ещё в 20-е годы. Русские беженцы построили в Сан-Франциско очень большой собор, деньги на который собирали буквально по копейкам. Интересно, что его назвали Всех Скорбящих Радости – так же, как и старый собор. Старый храм поначалу хотели закрыть, но многие прихожане возмутились – как же можно закрывать намоленное место. И поэтому в Сан-Франциско два православных собора, которые называются одинаково – Всех Скорбящих Радости.

Кафедральный собор Пресвятой Богородицы «Всех Скорбящих Радости»  в Сан-Франциско

– Насколько русская община в тот момент была сплочённой и дружной?

– Я бы сказала, что действительно очень дружной. Здесь несколько моментов. Телевизоров практически ни у кого не было, так что все ходили друг к другу в гости. Русский центр появился там уже в 1939 году. Поначалу это был немецкий клуб, а потом многие русские организации сложились и купили это здание. Там постоянно проходили благотворительные балы. Например, много помогали ветеранам Первой мировой войны. 

В то время было тяжело, я приходила домой из школы в слезах. Мама спрашивала, что такое, а я отвечала – меня осуждают за то, что я русская, что я коммунистка и красная. А я-то не понимала, что это значит. И мама мне посоветовала: говори, что ты не красная, а ты белая

Была русская библиотека, кондитерские, появлялись рестораны русской кухни, которые открывали наши соотечественники. Очень многое объединяло – отъезд из России, жизнь в Китае, несколько лет на Тубабао… Такая общая судьба.

– А дети тех, которые переехали в Америку, насколько успешно интегрировались в американское общество?

– Когда я пошла в местную школу, я не говорила по-английски. Но детям всё даётся легче. Помню первый день в школе – учительница спрашивает меня, чтобы я хотела, а я не могу ответить и рисую на бумаге яблоко. В то время было тяжело, я приходила домой из школы в слезах. Мама спрашивала, что такое, а я отвечала – меня осуждают за то, что я русская, что я коммунистка и красная. А я-то не понимала, что это значит. И мама мне посоветовала: говори, что ты не красная, а ты белая. Правда, это не очень помогло – меня стали называть не красной, а розовой. Тогда же был разгул маккартизма в Штатах и всех русских, не разбирая, считали коммунистами. Вот потому и был основан Конгресс русских американцев, чтобы бороться с этой русофобией. Причём Конгресс русских американцев – это не просто местная организация, а национальная. Он был создан в Нью-Йорке в 1973 году, но у него были филиалы и в Лос-Анжелесе и в Сан-Франциско, в Колорадо, Чикаго, Флориде.
 
– Кто был инициатором его создания?

– В Организации Объединённых Наций собирались общественные объединения различных народностей, а русских не было. И тогда возникла идея объединиться и создать Конгресс русских американцев. Его первым президентом был Евгений Александрович Александров, который написал «Биографический словарь русских американцев», куда вошли данные о многих русских, живших в Америке. И главной задачей организации была борьба с русофобией. Да и сегодня эта проблема остаётся. Если во времена Советского Союза мы говорили, что мы не коммунисты и не красные, то сегодня так не скажешь – ведь мы все русские. 

Когда распался Советский Союз, мы стали помогать русским в России – в основном детям. Построили приют под Нерехтой. Помогали детским домам в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону и Пскове. Просто именно в этих городах были представители, кому мы доверяли, знали, что те деньги, которые мы направляем, будут переданы по назначению. 

У нас была акция – приютить семью, то есть можно было оказывать помощь конкретной семье в России. И интересно, что в этой акции у нас участвовал, например, один мексиканец, который также хотел помочь семье из России. Там был семья с тремя детьми, у которых умер отец. И вот этот мексиканец посылал им по сто долларов в месяц. И потом даже сам приехал в Россию, чтобы с ними познакомиться, купил им стиральную машинку и каждому ребёнку по мобильному телефону. И такая помощь продолжалась много лет. 

В Калифорнии университет штата хотел закрыть программу русского языка. Я встретилась с мэром города, с президентом университета, стала писать письма, объясняя, какая богатая история связана с русскими в Калифорнии. И мы добились, что программа русского языка была сохранена.

Также писали петиции на имя губернатора Калифорнии Арнольда Шварценеггера против закрытия парка Форт-Росс. Шварценеггер собирался его закрыть, ссылаясь на нехватку финансирования. Но благодаря нашим обращениям этого не произошло. После этого подключился российский бизнесмен Виктор Вексельберг. Его благотворительный фонд построил там мельницу, спонсировал фильм о Форт-Россе и некоторые культурно-просветительные мероприятия. 


Форт-Росс

– Когда в 90-е годы из России вновь массово поехали люди, как происходило взаимодействие старой и новой эмиграции?

– Сложно. Даже когда мы переехали из Китая, такие сложности возникали. Помню, один мой знакомый, когда узнал, что я приехала из Китая, был поражён и заявил мне: «Я всегда думал, что ты из Европы». И те, которые из Европы, на «китайских» смотрели свысока. Потом, лет через десять после нас, стали приезжать русские из Южной Америки. «Европейцы» и «китайцы» к тому времени уже сблизились и тоже пренебрежительно относились к «южноамериканцам». Также впоследствии относились и к русским из России. Многое резало ухо – акцент, выражения.
 
После американской школы я, а потом и мои дети шли в русскую школу. Идёшь в американскую школу, приходишь домой в 3 часа дня, переодеваешься в форму и к четырём часам идёшь в русскую школу

Что касается ассимиляции. Некоторые старались сразу же забыть русский язык. В моей семье всё было по-другому. После американской школы я, а потом и мои дети шли в русскую школу. Идёшь в американскую школу, приходишь домой в 3 часа дня, переодеваешься в форму – и к четырём часам идёшь в русскую школу. Я два раза в неделю ходила, а мои дети три раза – ещё и в субботу, с утра и до половины второго. А в воскресенье опять ранний подъём, чтобы поехать на службу в церковь. Уроки на пианино, балет – всё только у русских преподавателей. 

У меня был друг, он в середине 70-х годов приехал из Киева. У него были двойняшки, а жена его бросила. И вот его дети вообще не говорят по-русски, потому что он хотел, чтобы им было легче ассимилироваться. И как-то я общалась с его сыном, который признался мне, что винит отца за то, что он не дал им русский язык. 
Для меня было очень трогательно, когда моя старшая дочка закончила русскую школу и, выступая на собрании в честь окончания школы, сказала: «Конечно, мы ругали родителей за то, что они заставляют нас ходить ещё в одну школу. Но сейчас я им очень благодарна за то, что мы не просто выучили второй язык, а выучили родной язык».

– Чем сегодня занимается Конгресс русских американцев?

– С русофобией всё равно трудно. Я даже на днях написала письмо президенту Трампу – поздравила его с вступлением в должность и поблагодарила за то, что он в своих речах поддерживал Россию. Необходимо, чтобы две таких крупных страны всегда были в дружеских отношениях и помогали друг другу. А сегодня идёт односторонняя пропаганда против русских. Кстати, Рейган был большой друг Конгресса русских американцев. Несколько лет назад я также писала письмо от Конгресса русских американцев и президенту Обаме. Наш Конгресс – это серьёзная и уважаемая организация, куда входят тысячи членов. Причём у нас заполняют анкеты, чтобы вступить, и платят членские взносы. И я написала Обаме: почему идёт такая односторонняя пропаганда против России? Написала и про историю Крыма, что он всегда был российским, что историю нужно знать. Правда, Обама ничего на это не ответил. 


На собрании Конгресса русских американцев

Кстати, что касается знания истории: мы регулярно проводим лекции по русско-американской истории. Отмечали 150-летие важного исторического события, когда русский царь Александр послал эскадру кораблей на помощь президенту Линкольну. В этом году будем отмечать 200-летие русской крепости на Гавайях, 150-летие передачи Аляски, 100-летие после Октябрьской революции. Мы даём стипендии тем, кто учится на программах по русскому языку. Организуем молодёжные фестивали. Проводим день русского ребёнка, во время которого собираем деньги для помощи нуждающимся. Стараемся, чтобы русское присутствие в Америке стало более заметным.

Также по теме



Новые публикации

В программе освоения Дальнего Востока государство придаёт большое значение переезду семей старообрядцев из Южной Америки. Первые попытки сложились не слишком удачно. Но теперь власти на самом высоком уровне намерены сделать всё, чтобы возвращение староверов на свои исконные дальневосточные земли стало как можно более массовым.
История России и пути православия в России неотделимы от истории многочисленных ересей. Почему такое широкое распространение получали секты? Очевидно, людей не удовлетворяла та духовная жизнь, которую им предлагала официальная церковь. По своей простоте и неучёности или наоборот – из-за слишком высоких духовных запросов, но люди искали своего бога – и своих путей к нему. Иногда эти пути были нелепыми, иногда – чудовищными.
Изучать гаммы или бегать по поляне с сачком, слушая птиц, – что лучше для приобщения ребёнка к музыке? Эта проблема стала основной темой шестой сессии Научного совета, который собрался в музее-усадьбе Петра Ильича Чайковского в Воткинске (Удмуртия). Сессия собрала ведущих исследователей в области теории и преподавания музыки из более чем тридцати регионов России.  
Ни для кого не секрет, что в наши дни в вузах Италии в области преподавания русского языка как иностранного существует ряд трудностей: в группах очень много студентов, посещение занятий для них свободно, а количество аудиторных часов невелико. В таких условиях необходимо давать учебный материал в короткие сроки, в максимально концентрированном виде и в занимательной форме.
Очень часто приходится слышать то про одно, то про другое: не женское это дело. Тем не менее даже в патриархальной дореволюционной России жили женщины, которых не останавливало непонимание близких, неприятие общества, невозможность получить хорошее образование и нормально заниматься любимым делом.
Мы привыкли, что Аляска — это где-то далеко. Очень далеко, другой край света – и географически, и исторически. Без малого полтора столетия прошло с тех пор, как над Ново-Архангельском, впоследствии ставшим Ситкой, взвился флаг Северо-Американских Соединённых Штатов. Но есть люди, которые сохраняют добрую память о русском присутствии в Америке.
В Год экологии Московский зоопарк разработал необычный проект – экокультурный маршрут с посещением уникального в России Центра воспроизводства редких животных. Идея оказалась настолько востребованной, что на первый тестовый тур пришло почти триста заявок от желающих. Зачем зоопарку заниматься туризмом, рассказывает заместитель генерального директора Московского зоопарка Евгения Пономарёва.
История взаимоотношений Швейцарии с Россией исчисляется столетиями, и её поворотным моментом принято считать Венский конгресс 1814–1815 годов, на котором Александр I принял для России решение стать одним из государств – гарантов постоянного нейтралитета Швейцарии. Особенно важную главу в отношении двух стран составила история небольшого, но активного сообщества русских эмигрантов-марксистов.