RUS
EN
 / Главная / Публикации / Русский дом на Тубабао

Русский дом на Тубабао

Светлана Сметанина09.01.2017

В истории белой эмиграции есть малоизвестные страницы, связанные с островом Тубабао. В 1949 году этот филиппинский остров стал на несколько лет настоящим домом для почти шести тысяч русских. О том, почему они там оказались и как выживали в непростых условиях, рассказывает президент Конгресса русских американцев Наталия Сабельник.

– Как Ваша семья оказалась на Тубабао? И почему именно этот остров в Тихом океане стал приютом для русских беженцев из Китая?

– В 2017 году мы будем отмечать 100 лет Октябрьской революции, в результате которой действительно пострадали все русские люди. Мой папа был белый офицер, участвовал в Гражданской войне, ему было 22 года. После окончания Гражданской войны он попал в Китай – в Харбин, который тогда был очень русским городом, сюда стекались выходцы из России после победы большевиков. 

В таких палатках  русским беженцам пришлось прожить почти три года (все фото из личного архива Н. Сабельник)

Моя мама попала в Харбин, когда ей было восемь лет. Она происходила из казачьей семьи, а папа – из дворянской. Мама была 16-м ребёнком в семье, но выжило лишь пятеро. 

Один из её старших братьев служил профессором в Харбинском университете, а второй был главным инженером на строительстве железнодорожных мостов. На момент Октябрьской революции их семьи жили в Харбине, а поскольку один из братьев овдовел и остался с тремя детьми, то моя бабушка поехала ему помогать. И тут закрылась русско-китайская граница. И моя мама вместе со своей 16-летней сестрой вдвоём пошли из Нерчинска через Маньчжурию в Харбин. И каким-то невероятным образом им это удалось. После свадьбы мои родители уехали в Шанхай, где я и родилась. 


Наталия Сабельник

Хочу сказать, что русские очень хорошо приспосабливались и пытались сохранить привычный им мир. Строили церкви, открывали свои клубы. В Харбине и в Шанхае проходили концерты, на которых выступали Вертинский, Шаляпин. 


Но после окончания Второй мировой войны к власти в Китае пришли коммунисты. А в Советском Союзе белоэмигрантам из Китая стали предлагать советские паспорта. Некоторые действительно получили эти паспорта и вернулись на родину. Но перед тем как уехать, договаривались о секретных способах передачи информации об истинном положении вещей.

Например, моя тётя уехала с семьёй в Красноярск и оттуда написала своей сестре письмо: «Тамарочка, всё замечательно, советую вам тоже сюда переехать, как только Алечка закончит университет». А Алечке – сыну Тамары – в то время было три года. То есть было понятно, что ехать ни в коем случае не надо. Другая семья договорилась с оставшимися родственниками, что если всё в СССР у них будет хорошо, то они пришлют фотографию стоя, если плохо, то сидя. И те, которые остались в Китае, получили фотографию, где их уехавшие родственники сфотографировались лёжа…

Оставшиеся в Китае русские были поставлены перед очень сложным выбором – либо возвращаться на Родину, где всю жизнь придётся оправдываться за свой отъезд в эмиграцию, либо оставаться в Китае, где им также грозила смерть

В общем, оставшиеся в Китае русские были поставлены перед очень сложным выбором – либо возвращаться на Родину, где всю жизнь придётся оправдываться за свой отъезд в эмиграцию, либо оставаться в Китае, где им также грозила смерть, поскольку китайские коммунисты очень жестоко расправлялись со своими идеологическими противниками. 

В этот момент появился человек – Григорий Кириллович Бологов, который создал Ассоциацию русских эмигрантов. Он стал писать правительствам всех стран с просьбой предоставить убежище русским и помочь им выехать из Китая. Также он обратился к Международной организации помощи беженцам при ООН. И единственной страной, которая согласилась предоставить временное убежище русским беженцам, были Филиппины. На самом деле среди шести тысяч беженцев были не только русские, но и люди других национальностей, которые в своё время проживали в России.

А на Филиппинах во время войны располагалась военная американская база. Такая же база была и на филиппинском острове Тубабао. Перед приходом пароходов с беженцами туда отправились 50 молодых людей, которых Бологов находил буквально на улице. Они должны были подготовить лагерь к приезду нескольких тысяч человек. И оказалось, что эта база совершенно не подходит для размещения такого числа людей – она была уже полуразрушена. Так что пришлось буквально с нуля создавать новый лагерь. 


Маленькая Наташа с мамой стоят с чайником за водой

Поначалу жили в палатках. Раз в день выдавали воду и хлеб. Приходила благотворительная помощь из Америки, правда, иногда очень низкого качества. Я была совсем маленькой, когда попала на Тубабао, и тем не менее мне запомнился такой эпизод. Мы стоим с мамой в очереди на получение гуманитарной помощи, и выдают туфли. Мама говорит: «Что же это вы даёте – обе туфли на левую ногу, одна лакированная, а другая со шнурками». И мама отказалась. А я стою и до сих пор помню это своё детское чувство – что же она отказалась, у меня по крайней мере была бы новая обувь. 

– И тем не менее русские и в этих сложных условиях смогли воссоздать свой мир – устраивали концерты, балы, открывали школы…

– Да, в центре лагеря была большая площадь, которую назвали Красной. Несколько раз в неделю там показывали фильмы. Регулярно устраивали танцы под оркестр – на острове было много музыкантов. Конечно, для детей и молодёжи жизнь на тропическом острове была своего рода развлечением. Но взрослым было нелегко – обещали, что это временный лагерь на четыре месяца, а получилось, что на два года, а некоторые задержались там ещё дольше.
 

Скаутский костёр на Красной площади Тубабао

– А что они смогли взять с собой из Шанхая?

– Мои родители смогли взять только два сундука с вещами. Мама вывезла швейную машинку, поскольку прекрасно шила. И благодаря этому смогла подрабатывать в лагере – шила одежду. А некоторые умудрились чуть ли не всю обстановку привезти. Там был замечательный художник Карамзин – он привёз с собой свои картины. А впоследствии расписывал русские церкви в Сан-Франциско и Вашингтоне. На острове работала школа, в которой всё было по-настоящему – ставили оценки, сдавали экзамены.


Папа сделал качели, мама сшила сарафан

– Какие там были бытовые условия?

На Красной площади устраивали костюмированные балы, выступления балета. Для детей – обязательно ёлки. У меня сохранилась фотография Деда Мороза, который разъезжал по лагерю на военном джипе

– Все жили в палатках, спали на раскладушках. Кто-то работал на кухне, кто-то в офисе помогал оформлять документы на визы. В лагере было 14 районов. Из старой церкви, которая осталась на американской базе, устроили православный собор, оформив его полностью в соответствующем стиле. На острове играли свадьбы, рождались дети. Там был совершенно замечательный батюшка Филарет, который всех хоронил, крестил и венчал.

На Красной площади устраивали костюмированные балы, выступления балета. Для детей – обязательно ёлки. У меня сохранилась фотография Деда Мороза, который разъезжал по лагерю на военном джипе. 


Собрание возле построенного беженцами православного собора

– Какое было настроение? Ведь приходилось жить в неопределённости, не зная, когда дадут визу и куда.

– Нашим родственникам первым дали визу в Австралию. А моим родителям пришлось ещё год ждать, потому что у мамы были пятна в лёгких и её не пускали из-за подозрения на туберкулёз. И опять нас судьба разделила, уже в который раз – сначала в России, потом в Китае, потом на Тубабао... Все должны были пройти медицинский осмотр. После этого ставили печать о его прохождении на документы, чтобы получить визу. Потом приходилось ждать, какая из стран даст разрешение на въезд. Потом очередь на пароход, чтобы покинуть остров. Жить в такой неопределённости было очень тяжело.

В лагерь неоднократно прилетал владыка Иоанн из Шанхая. Он проводил там службы. А когда уехал в Америку, то стал там молиться перед Белым домом, чтобы американское правительство сняло ограничения на квоты для беженцев. Ещё очень помог сенатор Уильям Ноланд, который спонсировал новый закон о квотах для беженцев. И этот закон был принят. И в конце 1951 года три парохода с беженцами с Тубабао отправились в США. 


Беженцы уезжают с Тубабао

И что интересно – когда все уже разъехались и лагерь закрылся, на острове случился страшный тайфун. Он просто уничтожил весь лагерь. И если бы там в тот момент находились люди, они бы могли погибнуть. Недавно, когда я приезжала на Филиппины, меня возили на Тубабао, где сохраняется память о русских беженцах. Местные жители уверены, что люди смогли избежать гибели от тайфуна благодаря молитвам владыки Иоанна. 

Также по теме



Новые публикации

Проект под названием «Русские и немцы снова вместе», предложенный к 200-летию лейпцигской Битвы народов обществом «Мост культур», должен соединить два Лейпцига – в Германии и на Урале, где появится уменьшенная копия знаменитого немецкого памятника Битвы народов 1813 года.
О том, как формировалась русскоязычная диаспора в Австралии, рассказывает гость юбилейной конференции, посвящённой 10-летию создания фонда «Русский мир», атаман Сводно-казачьей станицы в Австралии, основатель первого Русского музея в Австралии Михаил Овчинников.
Успешное распространение идей (хотя и не обязательно практик) гуманности и милосердия, длящееся уже полтора века и особенно заметное после Второй мировой войны всё более заслоняет тот факт, что на протяжении почти всей истории человеческая жизнь ценилась не очень высоко. А чаще всего совсем низко. Хотя можно обнаружить и обнадёживающие отклонения.
Более пятисот мастеров – от Мурманска до Сиднея – любители и профессионалы, собрались в Вологде на третий международный фестиваль кружева Vita Lace. Корреспондент «Русского мира» узнал, что кружево стало тем червонцем из пословицы, который нравится абсолютно всем.
«Желание западных СМИ очернить структуры, занимающиеся популяризацией российской культуры, не имеет под собой ни одного подтверждённого факта вмешательства этих организаций в политические процессы. Из всего этого напрашивается только один вывод: они боятся русского языка и русской культуры». Израильский политолог Авигдор Эскин – о значении русского языка и культуры.
«Русский мир: идентичность и консолидация» – дискуссия под таким названием состоялась в рамках конференции, приуроченной к 10-летнему юбилею фонда «Русский мир». Общую её идею можно выразить словами главы Старообрядческой церкви митрополита Московского и Всея Руси Корнилия: «Давайте же поддерживать друг друга и искать пути для возрождения России».
Гость юбилейной конференции, посвящённой 10-летию создания фонда «Русский мир», первый вице-президент Международной ассоциации русскоязычных адвокатов Михаил Неборский – о том, каким образом эта организация помогает соотечественникам в других странах решать возникающие юридические проблемы.
21 июня исполняется 220 лет со дня рождения Вильгельма Карловича Кюхельбекера. В истории русской литературы он так и остался нелепым долговязым Кюхлей,  героем бесчисленных анекдотов и эпиграмм, великим неудачником. Как-то не сразу вспоминается, что этот человек был другом Грибоедова, Рылеева и Пущина.  «Мой брат родной по музе, по судьбам», – назвал его Пушкин.