RUS
EN
 / Главная / Публикации / «Мы чистые нидерландцы, но мы любим русскую музыку»

«Мы чистые нидерландцы, но мы любим русскую музыку»

Инесса Филатова26.09.2016

Казаки из голландского Алфена-ан-де-Рейн не первый год с большим успехом выступают с концертами в разных городах Нидерландов и Германии. Этот хор уникален. Средний возраст его участников составляет 70 лет, и все они – любители. Не зная ни слова по-русски, они изумительно чисто и с огромной любовью исполняют русские казачьи и народные песни, романсы, песни военных лет и духовные песнопения. Наш корреспондент встретился с участниками хора Эду Дейкманом, Питом ван Дамом, Хенком Хаутманом, а также руководителем и дирижёром – Аркадием Ганкиным.

Редкое хобби

– Я знаю, что в Нидерландах любят хоровую музыку. Но вы – необычный хор. Как вы начинали, почему ваш хор русский и почему казачий?

Эду: Мы увидели объявление в газете о том, что организуется русский хор и желающие могут принять участие. И мы подумали, что петь в русском хоре – очень необычно и красиво. После первой же публикации этого объявления на ознакомительную встречу собрались...

Хенк: 20 человек. Со всех концов страны.

Эду: Не только из Алфена, но из Лейдена, Роттердама, Утрехта – отовсюду. И мы начали. Мы познакомились с Аркадием. Это было...

Пит: 25 апреля 2007 г.

Эду: Весной мы будем праздновать юбилей. Человек, основавший наш хор, уже умер. Но мы продолжаем. С большим удовольствием мы поём казачьи песни и солдатские – жизнерадостные и веселые, меланхоличные и грустные, романтические... А ещё исполняем русскую духовную музыку, церковные песнопения – это великолепная музыка. И мы поем её а капелла, то есть без музыкального сопровождения. Это очень красиво. Два жанра русской музыки, которые на самом деле друг с другом очень переплетены, такая культурная особенность.

– Сколько сейчас певцов в вашем хоре?

Пит: 32. Конечно, лучше, когда в хоре сто человек (все смеются). Но когда мы все вместе и каждый старается выдать лучшее, на что он способен, это звучит замечательно.

Хенк: Вместе с нами на наших концертах регулярно выступают профессиональные музыканты. Аркадий, кроме того, что он наш руководитель и дирижер, также и потрясающий аккордионист и баянист. Он знает многих русских музыкантов и приглашает их принять участие в наших концертах.

Аркадий Ганкин

Аркадий Ганкин окончил Минскую консерваторию по классам хорового дирижирования и баяна. В Нидерланды приехал из Белоруссии больше 20 лет назад, руководит несколькими хоровыми коллективами, в том числе Kozakkenkoor Alphen aan de Rijn, выступает с концертами как аккордеонист.

Аркадий: С нами на сцену всегда охотно выходит Виктория Панкратова (сопрано из Санкт-Петебурга, до замужества и переезда в Нидерланды работала в театре Музыкальной комедии. – Прим. авт.), Ирина Позднякова (меццо-сопрано, в прошлом солистка Воронежского оперного театра), Ирина Парфёнова (пианистка, выпускница Академии им. Гнесиных и Королевской консерватории в Гааге. – Прим. авт.), скрипачка Анна Самойлова и замечательное трио «Самовар».

– Как относятся к вашему хобби ваши семьи и нидерландские друзья?

Эду: С восхищением.

Пит: Но когда ты приглашаешь кого-то на концерт первый раз, приходится делать небольшую презентацию, объяснять, что такое русская духовная музыка и что за песни пели казаки. Уже потом, после концерта, они говорят, как им понравилось, и благодарят за приглашение.

Передать русскую душу

Эду Дейкман

Эду: Сейчас мы заняты подготовкой юбилейной программы. На днях мы поедем в Германию учиться. Несколько дней будут посвящены исключительно разучиванию русских песен. Звучит неправдоподобно (смеются)!

Репетиции хора проходят раз в неделю – это не так много. Поэтому мы специально выделяем несколько дней в году. Там мы тщательно прорабатываем все песни, которые есть в нашем репертуаре: произношение, слова, баланс, ритм – всё. Мы останавливаемся в отеле, и всё делаем вместе – едим, работаем, гуляем.

Хенк: Работаем очень интенсивно – два часа, затем маленькая пауза, затем ещё два-три часа, и так полностью все выходные. На эти дни мы договариваемся с педагогом по вокалу. Мы ведь любители, и поэтому считаем, что важно иметь возможность работать с настоящим вокалистом.

Эду: Который может объяснить и показать разные техники, сказать: «Это нужно спеть вот так, а чтобы взять эту ноту, нужно сделать то-то, дыхание взять так-то». Мы все ученики. А сейчас, когда мы готовимся к юбилею, тем более, мы уделяем этому внимание.

Большая часть наших песен, конечно, русские, но есть, например, «Мiсяц на небе» – украинская или «Чарка на посошок» – белорусская. И естественно, никто из нас не знает русского языка и не может говорить по-русски, а тем более по-белорусски. Но для текстов пишется транскрипция и перевод, чтобы мы могли их читать, правильно произносить и понимали, о чём мы поем. Аркадий помогает нам поставить правильное произношение.

Хенк: И объясняет, о чём поется в песне. Потому что мы должны передать душу каждой песни.

Эду: На концертах нам всегда говорят, и это самый большой комплимент, что мы можем передать душу этой музыки.

Хенк: Мы очень стараемся как можно лучше произносить текст. И после концертов к нам часто подходят русские и говорят, что было понятно каждое слово. А если нам делают какие-то замечания, мы относимся к ним очень серьёзно и стараемся исправить.

Пит ван Дам

Пит: Пять лет назад на нашем концерте был тогдашний посол Белоруссии в Гааге Елена Гриценко.

Аркадий: Она была очень растрогана нашим выступлением. После концерта она сказала, как ей приятно, что в Голландии люди поют наши песни на таком уровне.

Эду: Для нас это очень большой комплимент.

Хенк: В самой России эту музыку теперь не так часто можно услышать. И это вызывает ностальгию, особенно у русских, которые бывают на наших концерты. Русские, живущие в Нидерландах, чувствуют, как оживает прошлое. И мы очень стараемся передать это чувство ностальгии.

В русской музыке особая гармония

– А что вы сами чувствуете, исполняя эту музыку?

Эду: Это прекрасно!

Пит: Нидерландцы очень любят русскую музыку, особенно духовную, – она отзывается в наших душах каким-то необыкновенным чувством.

Эду: В русской музыке живёт неповторимая гармония, которой нет в нашей западной хоровой музыке. Какое-то особое сочетание звуков, которое звучит удивительно красиво, особенно в хоре. Мы исполняем её с наслаждением. Мы чистые нидерландцы, но мы любим русскую музыку.

– А можно ли вообще сравнивать русскую и нидерландскую музыку?

Хенк Хаутман

Хенк: Выразить в словах эту разницу трудно. Есть очень красивая нидерландская музыка. Возможно, дело в том, что нашу музыку мы все знаем. Мы поём наши песни с детства, разучиваем их в школе. А ваша музыка нам неизвестна. Но именно вот это по-особенному гармоничное сочетание звуков есть во всей русской музыке. Мы слышим его у Бортнянского, у Чайковского – у всех русских композиторов и в народной песне. И это замечательно и петь, и слушать.

Пит: Экзотичность языка тоже играет здесь свою роль и добавляет очарование.

Эду: Россия ведь очень долго оставалась закрытой для западного культурного влияния страной. Музыка западных стран, при всех различиях, имеет нечто общее. А русская музыка открывает для нас что-то абсолютно новое. Это и делает наш хор таким особенным.

Русская музыка очень популярна в Нидерландах. Например, русский хор донских казаков, они поют а капелла, регулярно приезжает из Москвы.

Пит: Они всегда собирают полные залы, все билеты распродаются. Конечно, немаловажную роль тут играет реклама.

Эду: К тому же, это профессиональный хор, у них все певцы окончили консерваторию. Мы любители, ни у одного из нас нет музыкального образования. Наша работа – это сто процентов энтузиазма. И тем не менее на каждом концерте мы видим слёзы в глазах наших зрителей.

Пит: И после каждого концерта – овации.

Где мы только ни пели

– Вы регулярно выступаете с концертами.

Эду: В среднем у нас восемь концертов в год, раньше было до 14-ти. Это из-за экономического кризиса, он коснулся не только нас, но и всех, кто занят в сфере культуры. В этом году у нас запланировано шесть концертов.

– Выезжаете ли вы с концертами за границу?

Эду: Во время наших учебных поездок в Германию мы даем концерты, в том числе в коптском храме. Это самая старая христианская церковь в мире, происходящая из Египта. Очень похожа на католическую. Конечно, они были очарованы русской церковной музыкой, потому что, как и в их церкви, она славит Бога.

Хенк: Отче наш (по-русски)!

Пит: Мы выступали в Бад-Бентхайме, там неподалеку есть очень красивый старый монастырь Мария Мюнстер. Мы там пели во время мессы.

Хенк: Два раза мы ездили на ежегодный фестиваль народных хоров в Мидделбурге. Туда съезжаются 20–30 хоров со всей страны. Выступления проходят по всему городу – в соборах, на улицах, на площадях – везде организованы площадки для концертов. Мы пели в церкви. И люди просто нахлынули большим потоком, чтобы нас послушать. Церковь была так заполнена...

Эду: Просто битком набита! Сидеть было невозможно, люди стояли!

Пит: В 2013 г. нас пригласили на торжественное празднование 200-летия освобождения Утрехта от французов казаками. Наполеон захватил Нидерланды в 1795 г., и французы оставались здесь до 1813 г. Мы выступали в Виллибрордкерк. Многие ожидали увидеть казаков в мохнатых шапках, высоких сапогах, бурках и с шашками и очень удивились, когда мы вышли. На празднике присутствовал бургомистр с супругой, представители России. Но во время праздника во всём городе что-то случилось с электричеством, и бургомистру пришлось срочно решать эту проблему.

Хенк: Во всём городе выключился свет, и он боялся, что в темноте людям будет трудно найти церковь (смеются).

Пит: И ещё мы в тот год выступали в музее Эрмитаж в Амстердаме. На торжественном открытии выставки, посвящённой Петру Великому. Королева приезжала на открытие.

Эду: Где мы только ни выступали – в соборах, на фестивалях, в замках, однажды нас пригласили в бизнес-клуб в Амстердаме.

Пит: Даже на похоронах.

–?!

Эду: Пару лет назад мне позвонили дети друга и сказали, что умер их отец и его последним желанием было, чтобы на его похоронах пел русский казачий хор. Пришлось за два дня всех собрать и всё подготовить. Но когда мы запели «Господи, помилуй» – это был очень эмоциональный момент. Люди, пришедшие на похороны, говорили, что это было необыкновенно красиво, пронзительно и светло. Конечно, очень трудно петь на похоронах друга. Потому что в горле стоит ком. Но мы очень старались, и всё прошло хорошо. И потом нам сказали, что это была самая красивая часть церемонии.

Поездка в Россию – самая большая мечта

Пит: Сейчас мы заняты подготовкой поездки в Белоруссию. Мы бы очень хотели выступить с концертом в стране, где говорят по-русски. Самая большая наша мечта – поехать в Россию. Но это слишком дорого.

Хенк: Сейчас мы пытаемся получить субсидию от нашего муниципалитета. Это не так просто, ведь сотни организаций надеются получить поддержку для своих проектов, а профинансировать всех невозможно. Но мы заполняем заявки и формуляры.

Аркадий: Мы наметили три дня в Минске с экскурсией и концертом, а затем три дня в Гомеле – это мой родной город. Тоже экскурсия, концерт и отдых. Если получится – это будет лучшим юбилейным подарком.

Также по теме



Новые публикации

В программе освоения Дальнего Востока государство придаёт большое значение переезду семей старообрядцев из Южной Америки. Первые попытки сложились не слишком удачно. Но теперь власти на самом высоком уровне намерены сделать всё, чтобы возвращение староверов на свои исконные дальневосточные земли стало как можно более массовым.
История России и пути православия в России неотделимы от истории многочисленных ересей. Почему такое широкое распространение получали секты? Очевидно, людей не удовлетворяла та духовная жизнь, которую им предлагала официальная церковь. По своей простоте и неучёности или наоборот – из-за слишком высоких духовных запросов, но люди искали своего бога – и своих путей к нему. Иногда эти пути были нелепыми, иногда – чудовищными.
Изучать гаммы или бегать по поляне с сачком, слушая птиц, – что лучше для приобщения ребёнка к музыке? Эта проблема стала основной темой шестой сессии Научного совета, который собрался в музее-усадьбе Петра Ильича Чайковского в Воткинске (Удмуртия). Сессия собрала ведущих исследователей в области теории и преподавания музыки из более чем тридцати регионов России.  
Ни для кого не секрет, что в наши дни в вузах Италии в области преподавания русского языка как иностранного существует ряд трудностей: в группах очень много студентов, посещение занятий для них свободно, а количество аудиторных часов невелико. В таких условиях необходимо давать учебный материал в короткие сроки, в максимально концентрированном виде и в занимательной форме.
Очень часто приходится слышать то про одно, то про другое: не женское это дело. Тем не менее даже в патриархальной дореволюционной России жили женщины, которых не останавливало непонимание близких, неприятие общества, невозможность получить хорошее образование и нормально заниматься любимым делом.
Мы привыкли, что Аляска — это где-то далеко. Очень далеко, другой край света – и географически, и исторически. Без малого полтора столетия прошло с тех пор, как над Ново-Архангельском, впоследствии ставшим Ситкой, взвился флаг Северо-Американских Соединённых Штатов. Но есть люди, которые сохраняют добрую память о русском присутствии в Америке.
В Год экологии Московский зоопарк разработал необычный проект – экокультурный маршрут с посещением уникального в России Центра воспроизводства редких животных. Идея оказалась настолько востребованной, что на первый тестовый тур пришло почти триста заявок от желающих. Зачем зоопарку заниматься туризмом, рассказывает заместитель генерального директора Московского зоопарка Евгения Пономарёва.
История взаимоотношений Швейцарии с Россией исчисляется столетиями, и её поворотным моментом принято считать Венский конгресс 1814–1815 годов, на котором Александр I принял для России решение стать одним из государств – гарантов постоянного нейтралитета Швейцарии. Особенно важную главу в отношении двух стран составила история небольшого, но активного сообщества русских эмигрантов-марксистов.