EN
 / Главная / Публикации / Почерк – зеркало души

Почерк – зеркало души

Георгий Осипов22.01.2016

С недавних пор 23 января в мире отмечается День ручного письма или попросту – День почерка. Праздник воспринимается как своего рода протест против сегодняшней унификации письма, связанной с распространением цифровой техники. Между тем почерк каждого человека, как и отпечатки пальцев, абсолютно неповторим.

«Он требовал твёрдой линии...»

С нынешнего года детей в школах вполне цивилизованной Финляндии просто перестали учить письму: тюкать пальчиком по клавиатуре любой научит, и уже слышны весьма различимые негодующие голоса. А ведь на свете ещё немало совсем ещё не старых людей, которых в школах, в числе прочего, учили и чистописанию.

Почерк М. Лунина 

Как не вспомнить тут колоритнейшнего Калинича, лицейского учителя каллиграфии из тыняновского «Пушкина»: «Он требовал твёрдой линии и был враг нажимов и утолщения, а в особенности не любил задержки пера на началах и концах букв, от чего получалась точка. Это он считал чертою подлою, приказною и писарскою». 

Да что далеко ходить: «писарский» почерк автора этих строк в конце прошлого века стоил ему трёхмесячной усидчивой «службы» в райвоенкомате, где требовались переписчики личных дел. И не напрасно в ту пору вспоминался первый класс: выдолбленная в парте с откидной крышкой чернильница, стальное перо, нажим, наклон букв... В некоторых почтовых отделениях в российской глубинке все эти предметы встречались и использовались (например при написании текстов телеграмм) ещё и в нынешнем веке.

«Почерк девицы лёгкого поведения…»

Почерк, безусловно, в определённой мере отражает характер своего обладателя. Известный историк Натан Эйдельман писал о гордом, бесстрашном и талантливом декабристе Михаиле Лунине, обладавшем «издевательски-ясным» почерком.

Современные учёные-графологи, как утверждают, могут воссоздать психологический портрет человека по семи основным характеристикам: размеру букв, их наклону и форме, направлению почерка, интенсивности нажима, характеру написания слов и общей оценке почерка.

Фрагмент рукописи «Войны и мира» 

Но и абсолютизировать такой анализ тоже вряд ли стоит. Тот же Юрий Тынянов сделал как-то в своей записной книжке такую запись: «В ... графологию я не верю с тех пор, как графолог Моргенштерн, взглянув на мой почерк, заявил, что я деспот в личной жизни». Бывало и похуже: знаменитый криминолог Чезаре Ломброзо, взглянув на почерк Льва Толстого, определил его как «почерк девицы лёгкого поведения с психопатическими наклонностями»

Каждая профессия отличалась своими особенностями почерка: с особенностями ручного письма многих врачей сталкивался практически любой из нас, мысленно призывая на помощь специалистов по дешифровке.

«Пальцы просятся к перу, перо — к бумаге...»

Боюсь, уже не всем современным детям понятны пушкинские строки: «И пальцы просятся к перу, перо к бумаге, минута – и стихи свободно потекут». Именно эту «чувственность» творческого процесса, чувство, связанное в единое целое с мыслью и пером, постепенно отняли у писателей и поэтов сначала пишущая машинка, а затем и компьютер. Некоторые не очень-то и переживали, но вот, например, Константин Симонов сказал как-то, что ему не о чем говорить с писателем, который сразу печатает на машинке.

Почерк А. Пушкина 

Но давайте снова обратимся к Пушкину. Один из классиков пушкинистики различал у поэта две категории почерка и четыре его вида. Первая категория – творческая, вторая – светская. В первой категории два вида: черновой и беловой; во второй тоже два: интимный и официальный. Понятно, что рукопись, скажем, «Онегина» с рисунками на полях имеет мало общего с холодновато-блестящими росчерками «смертного» письма к барону Геккерну.

Юрий Тынянов находил настоящее вдохновение в почерках писателей минувшего и, судя по его записным книжкам, подумывал написать о них отдельную работу: «Квадратная клинопись Чаадаева, издевающаяся над своей эпохой, листки его рукописей, подобные папским буллам. Похожий и очень не похожий на него почерк Вяземского: квадратные, отдельные буквы, но бревенчатые, с торчащими во все стороны застрехами и соломой – княжеская деревня на бумаге... Ломаная дрожащая проволока Тютчева, напоминающая ломаные готические линии немецких соборов и английские почерка XVIII века. 
...Гоголь - старательный, в котором ещё чувствуется пропись».

«Когда... переписка заменится електрическим разговором»

Интересно, как бы он определил почерк автора «Войны и мира»? Когда-то в литературном отделе яснополянского музея была выставлена на огромном, почти со стену, деревянном щите увеличенная страница рукописи «Войны и мира». Посетителям в качестве испытания предлагалось прочитать хотя бы несколько слов... А великая подвижница и верная жена Софья Андреевна Толстая весь роман, написанный таким почерком, переписала девять раз. 

Из письма И. Тургенева

Почерк Тургенева по сравнению с толстовским – просто каллиграфический. Чем-то отдалённо напоминает «журавлиный»  – определение Цветаевой –почерк Бориса Пастернака. Почерк Достоевского – потруднее, но тут другая беда: многие его рукописи представляют собой сплошной «ковёр» из дополнений, вставок, «мыслей на полях» – разбиралось в этом кружеве не одно поколение учёных. Почерк Чехова разительно менялся с годами: например, рассказы 1880-х распознаются уже по одной страничке рукописи – без всякой датировки.

А компьютер... Как сказал некий остроумец, переиначивая Талейрана, он дан человеку для того, чтобы тот мог лучше скрывать свои мысли. Попробуйте-ка с его помощью проследить за мыслями, за творческим процессом того или иного писателя – черновики, любимая пища архивистов и литературоведов, тут невозможны. Не понравилось – стёр, переписал – и  привет потомкам! 

«Настанет время, когда ...переписка заменится електрическим разговором», –пророчествовал в пушкинские времена князь Владимир Одоевский. Чем не современная электронная почта?

Страница рукописи «Братьев Карамазовых»

Но, кажется, не всё так безнадёжно. Искусство каллиграфии с очень давних пор почиталось и почитается на Востоке, а теперь это увлечение пришло (или вернулось?) и в Россию. Так, в последнее время одними из самых популярных в наших музеях и старинных усадьбах являются мастер-классы именно по каллиграфии.

Также по теме

Новые публикации

В XVIII веке Россия окончательно развернулась в сторону Запада. Титанические усилия Петра I не пропали даром: курс на сближение с Европой уже невозможно было отменить. Изменились не только государственная политика, счёт времени – изменились платье, украшения, еда, обувь, – практически вся повседневная жизнь.
Задаваться – в который раз – вопросом «кто виноват?» становится уже неуместно. То чудовищное, что произошло в Мюнхене в пятницу, 22 июля, не помещается в сознании: расстрел толпы мирных людей, преимущественно – детей, бойня на Карлсплатц и в районе торгового центра «Олимпия». За что? Почему? При чём тут Мюнхен?
Великий Новгород богат историческими памятниками. Кремль-детинец с памятником «Тысячелетие России», храмы, музеи, концы и улицы… Один из малоизвестных новгородских памятников посвящён событию, открывшему без преувеличения новую эпоху в наших знаниях о Древней Руси, – первой найденной в Новгороде берестяной грамоте.
Центр адаптации и обучения детей беженцев появился в Москве 20 лет назад, в 1996 году, когда в столицу хлынул поток беженцев из Чечни, а в московские школы перестали принимать детей без регистрации. Тогда инициативная группа – в основном студенты-гуманитарии – решила на общественных началах обучать детей, в том числе и русскому языку.
Индустриальные полотна, написанные известными художниками из разных городов России во время пленэра на Череповецком металлургическом комбинате, составили две большие выставки. Тридцать три года не видели художников на комбинате, четверть века местные художественные галереи не открывали выставок на производственную тему.
Интервью председателя Комитета Госдумы по образованию  Вячеслава Никонова газете «Губернские ведомости» – июль 2016 года.
Четверть века бились рижане за появление в латвийской столице улицы имени самого тиражного русского писателя-беллетриста Валентина Пикуля, почти тридцать лет прожившего в Риге и здесь же похороненного.  И хотя романы Пикуля переведены почти на 30 языков мира, в том числе и на латышский, местные власти всеми правдами и неправдами отказывались увековечить его память. Но вот наконец 21 июля аллею Пикуля в Риге открыл столичный градоначальник Нил Ушаков.    
22 июля выдающийся российский хореограф Борис Эйфман отмечает 70-летие.  Около 40 лет он руководит коллективом, который сам создавал и который теперь носит его имя – Театр балета Бориса Эйфмана. И это абсолютно оправданно, потому что это авторский театр.