EN
 / Главная / Публикации / Три сестры великой Гнесинки

Три сестры великой Гнесинки

Анна Генова16.02.2015


«Марк, это ты?» — крикнула Елена Фабиановна из дальней комнаты, когда мой дедушка зашёл в прихожую. Своих учеников Гнесина распознавала по звуку шагов. Любая история — организации, компании, страны — строится на людях. Людях, которые придумали дело и вдохнули в него жизнь. Такими были сёстры Елена, Евгения и Мария Гнесины, с которых началась история Музыкального училища сестёр Е. и М. Гнесиных. 15 февраля одному из лучших музыкальных вузов России исполнилось 120 лет.

Сёстры Гнесины родились в Ростове-на-Дону. Их отец, Фабиан Осипович Гнесин, был казённым раввином. Мама, Белла Исаевна, — подающей надежды певицей и пианисткой, ученицей Станислава Монюшко. После того как на свет один за другим появились двенадцать детей, она не смогла реализоваться профессионально, однако неустанно занималась музыкальным и культурным образованием своих детей. Семеро из них стали музыкантами.

Серебряный век начинается

Несмотря на то, что в дореволюционной России существовала жёсткая квота на количество студентов еврейской национальности, двух старших сестёр — Евгению и Елену — с лёгкостью приняли в Московскую консерваторию. Более того, Евгению пригласил в свой класс будущий директор консерватории Василий Ильич Сафонов. Среди её преподавателей были также А. С. Аренский и С. И. Танеев. Елена занималась c Ферруччио Бузони — пианистом и композитором, известным своими редакциями и фортепианными транскрипциями Баха и Листа. Она делала такие успехи, что прославленный итальянец пригласил её с собой за границу для совместных выступлений, на что девушка не решилась по причине слишком юного возраста.

Затем к старшим сёстрам присоединились младшие — Мария, Елизавета и Ольга. Учились они в самый блистательный период истории консерватории — тогда в ней преподавали настоящие звёзды. Девушки оказались в центре московской музыкальной жизни: их сокурсниками были Скрябин и Рахманинов, в коридорах иногда можно было встретить С. И. Танеева, А. С. Аренского, А. К. Лядова и даже П. И. Чайковского. Молодые музыканты фактически находились в окружении деятелей искусства начинавшегося Серебряного века, которые дружили с их наставниками, — более плодотворную среду и мотивацию для развития таланта сложно и придумать.

Маленькое семейное предприятие

Сёстры Гнесины (слева направо): Ольга, Елена, Евгения, Мария и ЕлизаветаНеожиданно пришла грустная новость: Фабиан Осипович умер. Помимо семейного горя, это означало, что оплачивать обучение детей теперь некому. Вероятно, именно тогда у Елены Фабиановны возникла идея начать преподавать, а затем открыть собственное, пусть и маленькое, учебное заведение. Так 15 февраля 1895 года было основано музыкальное училище. Официальными основательницами стали три сёстры — Елена, Евгения и Мария. Вплоть до 1962 года училище располагалось в известном доме Хомякова на Арбате.

Старшая сестра Елена Фабиановна была директором и художественным руководителем училища. Она вела фортепианный класс, методику преподавания фортепиано и написала несколько знаменитых учебников, в числе которых широко известная «Фортепианная азбука». Евгения Фабиановна преподавала фортепиано и теорию музыки. Она осуществляла общее художественное руководство училищем. Сёстры не только вели специальные классы игры на фортепиано и скрипке, но и теоретические, хоровые, ансамблевые. Последним дисциплинам придавалось очень большое значение — этим училище Гнесиных существенно отличалось от других частных учебных заведений Москвы. Кроме того, Гнесинское училище было первым в Москве музыкальным заведением, где появился детский школьный хор.

Позже к трём старшим сёстрам присоединились две младшие, и вот уже пять сестёр Гнесиных преподают в стенах своего училища, в котором тогда учились и дети, и взрослые. Принципы обучения, которыми они руководствовались, базировались на консерваторской школе, но, естественно, каждая из сестёр привносила свою индивидуальность.

На консерваторском уровне

Популярность школы и её авторитет быстро росли. Пять сестёр Гнесиных, энтузиасты своего дела, посвятившие всю жизнь музыкальной педагогике, полвека прожили в том же доме, где размещалось их детище. Атмосфера гостеприимного дома неизменно привлекала и настоящих, и бывших учеников, которые уже стали известными музыкантами, и коллег. Многие известные музыканты с большим вниманием относились к работе училища Гнесиных, а некоторые стали преподавать там, например композиторы Р. М. Глиэр и А. Т. Гречанинов, пианистка Е. А. Бекман-Щербина. Вскоре училище молодых сестёр получило такую известность, что в него стали поступать студенты, которые в дальнейшем собирались обучаться в консерватории — Московской, Петербургской и даже Лейпцигской.

Елена Гнесина в окружении ученицА вот ещё один поразительный факт: Елена Фабиановна Гнесина была не только основателем училища, но и бессменным руководителем будущих школ и института им. Гнесиных на протяжении целых 72 лет! Она, конечно, обладала неиссякаемой волей и энергией, иначе ни в послереволюционной буре, ни в военные времена учебное заведение бы не выстояло.

В 1919 году училище стало государственным, а в следующем году произошло его разделение на детскую школу и техникум с единым руководством. В 1923 году брат Гнесиных Михаил, талантливый композитор и пианист, закончивший Санкт-Петербургскую консерваторию у Н. С. Римского-Корсакова, создал отдел композиции и теории музыки. Уровень преподавания стабильно шёл вверх, и теперь, чтобы поступить в Гнесинское училище, надо было пройти серьёзный конкурс, а чтобы удержаться там — много работать. Стране нужны были рабочие руки, так что выбор профессии музыканта был сложным решением, и если ученики не тянули, они могли с лёгкостью вылететь, уступив место другим, более трудоспособным и талантливым.

Четыре в одном

Сначала в Гнесинском училище готовили музыкантов для дальнейшей учёбы в консерватории, но затем стала актуальной идея создания второго музыкального вуза, и в 1944 году было принято постановление правительства об организации Государственного музыкально-педагогического института имени Гнесиных. Ведь по сравнению с консерваторcким курсом в ГМПИ имени Гнесиных делали более серьёзный акцент на педагогическую специализацию. В 1946 году при институте была открыта специальная музыкальная школа-десятилетка. Так сложился комплекс из четырёх учебных заведений: института, училища, спецшколы и детской школы-семилетки, возглавляемых Еленой Фабиановной.

В Гнесинке работали наиболее выдающиеся музыканты своего времени, среди которых Г. Г. Нейгауз, М. В. Юдина, Л. Н. Оборин, Т. Д. Гутман, К. А. Эрдели, В. Д. Конен, Н. А. Гарбузов, А. Н. Юровский и многие другие. Здесь впервые в истории высшего образования был основан факультет народных инструментов. Как грибы после дождя возникли новые кафедры, которых не было в других музыкальных заведениях, и появился целый ряд студенческих коллективов: симфонический, русский народный, камерный оркестры, академический хор, оперная студия. В 1950-х годах созданы кафедры оперной подготовки и камерного ансамбля, в 1960-х — кафедры оркестрового дирижирования, педагогики и методики. В 1966 году впервые на дирижёрско-хоровом факультете открывается отделение дирижёров народного хора. В 1970–1980-х годах созданы отделения сольного народного пения, музыкального искусства эстрады, звукорежиссуры.

Так заслуженно Гнесинка заняла особую нишу в культуре и встала в один ряд с Московской и Ленинградской консерваториями. Сегодня, когда Гнесинка обладает столь высоким статусом, каждая юбилейная дата становится уникальным событием в истории музыкального образования России. Гнесинские традиции продолжают бережно хранить и сегодня. Учителя помнят, как звучат шаги их учеников, а ученики рассказывают миру через музыку о славной музыкальной истории родной Гнесинки.
Рубрика:
Тема:

Также по теме

Новые публикации

Так написал когда-то о Лермонтове знавший цену словам Лев Толстой. Лермонтову было неполных двадцать семь. Погибни Пушкин в эти же годы, мы не имели бы ни «Маленьких трагедий», ни «Пиковой дамы», ни «Капитанской дочки», ни «Медного всадника». Чем больше времени проходит со дня рокового выстрела Мартынова на склоне Машука, тем больше становится загадок. И абсолютно точно об этой дуэли мы знаем только то, что она состоялась накануне сильной грозы между 18 и 19 часами 15 (по старому стилю) июля 1841 года.
Новый учебный год не за горами, и во всех школах Нижегородского региона завершаются подготовительные хлопоты. Классы блестят свежепокрашенными стенами, где-то обновили штукатурку, а где-то и вовсе завершают капремонт с заменой коммуникаций. Ещё одна хорошая новость – обновление и расширение парка школьных автобусов начнётся уже в этом году. И, что немаловажно, поставкой новых школьных автобусов займётся нижегородское же предприятие – Павловский автобусный завод.
В XVIII веке Россия окончательно развернулась в сторону Запада. Титанические усилия Петра I не пропали даром: курс на сближение с Европой уже невозможно было отменить. Изменились не только государственная политика, счёт времени – изменились платье, украшения, еда, обувь, – практически вся повседневная жизнь.
Задаваться – в который раз – вопросом «кто виноват?» становится уже неуместно. То чудовищное, что произошло в Мюнхене в пятницу, 22 июля, не помещается в сознании: расстрел толпы мирных людей, преимущественно – детей, бойня на Карлсплатц и в районе торгового центра «Олимпия». За что? Почему? При чём тут Мюнхен?
Великий Новгород богат историческими памятниками. Кремль-детинец с памятником «Тысячелетие России», храмы, музеи, концы и улицы… Один из малоизвестных новгородских памятников посвящён событию, открывшему без преувеличения новую эпоху в наших знаниях о Древней Руси, – первой найденной в Новгороде берестяной грамоте.
Центр адаптации и обучения детей беженцев появился в Москве 20 лет назад, в 1996 году, когда в столицу хлынул поток беженцев из Чечни, а в московские школы перестали принимать детей без регистрации. Тогда инициативная группа – в основном студенты-гуманитарии – решила на общественных началах обучать детей, в том числе и русскому языку.
Индустриальные полотна, написанные известными художниками из разных городов России во время пленэра на Череповецком металлургическом комбинате, составили две большие выставки. Тридцать три года не видели художников на комбинате, четверть века местные художественные галереи не открывали выставок на производственную тему.
Интервью председателя Комитета Госдумы по образованию  Вячеслава Никонова газете «Губернские ведомости» – июль 2016 года.