RUS
EN
 / Главная / Публикации / Что надо знать каждому в России

Что надо знать каждому в России

Георгий Осипов27.08.2014

Подсчёты, пусть и весьма приблизительные, показывают, что на среднестатистический «уезд» Европейской России приходится по десятку Героев Советского Союза. Где-то чуть больше, где-то чуть меньше. Однако есть и совсем другие показатели — как, например, в Венёвском уезде Тульской губернии, над которым «золотых звёзд» — более тридцати (!). Пишу в старой административно-географической терминологии, потому как теперешний Венёвский район Тульской области от него по очертаниям несколько отличается. Но даже не в этом суть — «героическая аномалия» налицо, и историкам, как нынешним, так и грядущим, есть в чём разбираться.

Последний предводитель

И начать, пожалуй, им стоит с удивительной книжки — «Что надо знать каждому в России». Невелика она по объёму — всего-то 172 страницы, — но воистину «томов премногих тяжелей». Написал её последний предводитель венёвского дворянства, камергер, князь Алексей Николаевич Шаховской (1855–1921), чей дом доныне сохранился в Венёве. Шаховской — отец архиепископа Сан-Францисского Иоанна и известной мемуаристки Зинаиды Шаховской — не последних фигур русской эмиграции. Книжка вышла в довольно неожиданном месте — типолитографии Санкт-Петербургской тюрьмы (!) — двумя и в совокупности довольно солидными тиражами в 1912 и 1915 годах. Переиздана с сокращениями в Берлине в 1939 году под названием «Что надо знать каждому в русском зарубежье».

До наших дней дожили всего-навсего два экземпляра — в главных книжных собраниях Москвы и Петербурга. Один из них нашёл (и переиздал) руководитель клуба краеведов «Венёвский уезд», историк и журналист Денис Махель. Жанровых аналогий книжке князя Шаховского что-то не припоминается. Уже появившееся где-то определение «учебник патриотизма» верно, но лишь отчасти.

Ведь патриотизм — тема небезопасная: в том смысле, что сделаешь лишний шаг в одну сторону — впадёшь в самый дурно пахнущий «квасной» патриотизм, в другую — окажешься на грани отрицания того, что и князь Шаховской, и миллионы его современников считали единосущной основой государства. «Жизненным опытом предки наши дознались, что главными устоями нашей Родины являются православная вера, царь и Отечество». Шаховской, безупречно проходя по единственно возможной грани, без исступлённого кликушества и мертвенного скептицизма, просто и с достоинством спрашивает: «Когда мы говорим о стране, поступающей справедливо или несправедливо, мы разумеем, что люди, которые её населяют, избирают хороший или дурной путь. Итак, кто же заставляет Россию поступать дурно или хорошо? Кто делает её страной, наполняющей нас гордостью или вызывающей чувство стыда?» И сам же отвечает: «Истинно великой и достойной уважения страна будет только тогда, когда дела её будут почтенны и будут иметь ценность. Если бы Россия поступила несправедливо и употребила своё могущество на то, чтобы незаслуженно вредить другим, то, как бы велика и сильна она ни была, как бы ни была победоносна в войнах и ни благоденствовала в мире, — не было бы ни малейшей причины гордиться ею».

Но Шаховской, как и один широко известный киноперсонаж, знал, что запоминается только последняя фраза — в конце посвящённого патриотизму раздела он прозорливо добавляет: «Я считаю совершенно необходимым указать вам здесь на дурную сторону ложно понятого патриотизма. Патриотизм становится ложным во всех тех случаях, когда он ослепляет вас до такой степени, что вы утрачиваете понимание собственных недостатков и чужих достоинств, когда он порождает враждебность, стремится создать между нами и соседями непреодолимую преграду и убивает в нас всякое чувство доброжелательности».

Шаховской отлично понимает, что подлинный патриотизм воспитывается не занудливыми нотациями и пустопорожними поучениями. Нет лучших в этом смысле учителей, чем отечественные история и литература. А потому все «теоретические» разделы то и дело перемежаются примерами из них (заметно при этом, что автор явно неравнодушен к поэзии Ивана Никитина). Исторические примеры — как общеизвестные, вроде подвига патриарха Гермогена и Бородинской битвы, так и неведомые. Современному читателю — так и вовсе. Скажем, многие знают курортный посёлок Архипо-Осиповка на Черноморском побережье? А в чём, собственно, заключался подвиг рядового Архипа Осипова, в честь которого он назван, и в какую из войн сей подвиг был им совершён? И уж совершенная для всех нас terra incognita — подвиги русских солдат и матросов во время совсем недавней для автора и вчистую забытой потомками Русско-японской войны — как, скажем, подвиг рядового Василия Рябова.

О пользе трезвости и свобод

Не патриотизмом единым жив русский человек — в целом книга Шаховского — это, скорее, учебник по гражданскому воспитанию, по гражданскому обществу, если угодно. И по тому, что принято сегодня называть россиеведением — больше половины книги посвящено чисто фактическим знаниям о ней. Герб, флаг, гимн — понятно. Главнейшие достопримечательности и святыни страны — тоже. Но вместе — и подробный рассказ о работе, скажем, министерства внутренних дел и земства, министерств финансов и юстиции, путей сообщения и народного образования. О том, как вообще управлялась страна сто лет назад. Некоторые отрывки звучат удручающе злободневно — скажем, такой: «Иногда лица, желающие попасть в Государственную Думу, не считают для себя позорным давать избирателям деньги — подкупать их... Продавать счастье и благополучие своей родины — значит наносить вред не только себе, но и всем соотечественникам — ведь они, несомненно, должны пострадать, если в Государственную Думу будут посланы люди не за ум и способности, а потому лишь, что они богаты...» Отдельно, между прочим, приведены росписи всех доходов государства за 1911 год, откуда, кстати, видно, что самые большие расходы приходятся не на военные, а на транспортные надобности — с подробными таблицами цен на железнодорожные билеты по всей России во всех четырёх классах. Представьте-ка себе нечто подобное в современном учебнике для младших школьников!

Некоторые предметы (не в значении дисциплины), описываемые Шаховским, в учебниках для современных недорослей и вовсе представить затруднительно. Например, почему и как надо делать сбережения на старость — с подробным описанием финансовой системы страны. О пользе трезвости — в России вопрос вечный. О том, как работает в России почта — опять-таки с необходимыми расходами. А также — «О свободах», в частности о свободе печати и о силе печатного слова, единственное ограничение которых Шаховской видит в исполнении старинной заповеди: «Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода моего ближнего».

«Как уже это принято в Америке»

К книге Шаховского прилагаются две его очень интересные записки «О воспитании в школах».

...Вот любопытный отрывок. Откуда он и кто его автор? «Ответы учеников по программным предметам... надлежит признать вполне удовлетворительными, а по арифметике — прямо хорошими. К сожалению, наряду с этим приходится констатировать крайне слабое представление у детей... об отечественной истории и географии. На мой вопрос, с кем произошла битва на Куликовом поле, я ни от кого не мог получить верного ответа». Пишет какой-нибудь современный методист гороно? Да нет — венёвский земский начальник 5-го участка Николай Александрович Пушкин, сын генерала Пушкина и внук поэта.

А Шаховской обобщает: «Общеизвестным крупным недостатком наших сельских школ является то, что они... не оказывают на учеников ровно никакого воспитательного воздействия... Чтобы положить начало... воспитательному воздействию школы, безусловно, необходимо сделать воспитание, как уже это принято в Америке, самостоятельным предметом преподавания... чтобы на него был отведён хоть один определённый час в неделе».

Шаховской после выхода книги, собственно, и стал внедрять свою педагогику во вверенном ему уезде, где начало строиться множество земских школ. В одном из четырёхклассных училищ постигал азы и никому не ведомый тогда мальчонка Вася Чуйков... Результат известен.

Очень символично, что, начав книгу с чуть переиначенного, чеканного афоризма адмирала Нельсона «Россия ожидает от каждого, что он исполнит свой долг», после массы практических сведений Шаховской завершает её главой под многозначительным названием «Душа человека». В ней есть и такие слова: «Дух — это всё. Предки наши убеждали: „Блюдите, чтобы не погасла свеча“. Под свечой тут надо подразумевать горящий внутри нас пламень духа, который просветляет, оживляет и укрепляет нас».

...Разные люди оценили книгу Алексея Николаевича Шаховского по-своему. Император Николай II — лично вручив ему камергерский ключ. Большевики — уничтожением практически всего тиража книги. Будущий маршал, дважды Герой Советского Союза Чуйков — историей всей своей жизни.

А как оценим мы? И оценим ли вообще?

Также по теме



Новые публикации

В программе освоения Дальнего Востока государство придаёт большое значение переезду семей старообрядцев из Южной Америки. Первые попытки сложились не слишком удачно. Но теперь власти на самом высоком уровне намерены сделать всё, чтобы возвращение староверов на свои исконные дальневосточные земли стало как можно более массовым.
Изучать гаммы или бегать по поляне с сачком, слушая птиц, – что лучше для приобщения ребёнка к музыке? Эта проблема стала основной темой шестой сессии Научного совета, который собрался в музее-усадьбе Петра Ильича Чайковского в Воткинске (Удмуртия). Сессия собрала ведущих исследователей в области теории и преподавания музыки из более чем тридцати регионов России.  
Ни для кого не секрет, что в наши дни в вузах Италии в области преподавания русского языка как иностранного существует ряд трудностей: в группах очень много студентов, посещение занятий для них свободно, а количество аудиторных часов невелико. В таких условиях необходимо давать учебный материал в короткие сроки, в максимально концентрированном виде и в занимательной форме.
Очень часто приходится слышать то про одно, то про другое: не женское это дело. Тем не менее даже в патриархальной дореволюционной России жили женщины, которых не останавливало непонимание близких, неприятие общества, невозможность получить хорошее образование и нормально заниматься любимым делом.
Мы привыкли, что Аляска — это где-то далеко. Очень далеко, другой край света – и географически, и исторически. Без малого полтора столетия прошло с тех пор, как над Ново-Архангельском, впоследствии ставшим Ситкой, взвился флаг Северо-Американских Соединённых Штатов. Но есть люди, которые сохраняют добрую память о русском присутствии в Америке.
В Год экологии Московский зоопарк разработал необычный проект – экокультурный маршрут с посещением уникального в России Центра воспроизводства редких животных. Идея оказалась настолько востребованной, что на первый тестовый тур пришло почти триста заявок от желающих. Зачем зоопарку заниматься туризмом, рассказывает заместитель генерального директора Московского зоопарка Евгения Пономарёва.
История взаимоотношений Швейцарии с Россией исчисляется столетиями, и её поворотным моментом принято считать Венский конгресс 1814–1815 годов, на котором Александр I принял для России решение стать одним из государств – гарантов постоянного нейтралитета Швейцарии. Особенно важную главу в отношении двух стран составила история небольшого, но активного сообщества русских эмигрантов-марксистов.
Как возникла и чем скреплялась Российская империя? Почему именно русским удалось создать самое обширное государство на Земле и кто ещё принял активное участие в его создании? Как жилось в нём отдельным нациям, было ли Российское государство «тюрьмой народов» или «семьёй народов»? Обо всём этом читайте в новом материале историка, публициста А. Горянина.