RUS
EN
 / Главная / Все новости / Чёрный русский Фёдор Томас

Чёрный русский Фёдор Томас


26.04.2013

Фото из личной коллекции проф. Александрова" >

Признаться, за годы работы в Вашингтоне уже успел привыкнуть к тому, что если в Америке и есть «чёрный русский», то это — сорт хлеба, отдалённо напоминающий родную «черняшку». Знакомство с профессором Йельского университета Владимиром Александровым, однако, заставило отказаться от этой иллюзии. Как выяснилось, под столь экстравагантное определение попадает человек, довольно известный в Москве в своё время, но почти забытый теперь — в России и ещё больше в Америке. Его судьбе Александров посвятил свою монографию, презентацию которой он сейчас проводит в разных штатах США. 18 апреля знакомство с книгой «Чёрный русский» (The Black Russian) и её автором состоялось в Вашингтоне, в центре «Русский мир» при Американских советах.

Книга, изданная пока только на английском языке, посвящена известному русскому антрепренеру Фёдору Томасу, покорившему Москву на рубеже XIX и XX веков. Пикантность истории заключается в том, что этот уроженец штата Миссисипи, впоследствии получивший российское подданство, был сыном американских рабов. Его родители, кстати, также явно обладали незаурядной предпринимательской жилкой, так как, получив вольную, смогли приобрести ферму.

Профессор Александров рассказал, что задуматься о Томасе его заставила фраза Александра Вертинского, который, рассказывая о жизни в Константинополе в 1920 году, писал о выступлениях «для нашего знаменитого московского негра Фёдора Фёдоровича Томаса».

«Эта фраза изменила мою жизнь, прочитав её, я опешил, поскольку не знал ни о каких известных "московских неграх"», — поведал Александров, добавив, что «если сейчас обычного человека в России спросить о каком-либо "чёрном русском", в ответ скорее всего прозвучит имя Абрама Ганнибала». Через год поисков в архивах США, России, Англии, Франции и Турции Александрову было известно о Томасе практически всё. В частности, то, что Фредерик Брюс Томас, как его звали в Америке, приехал в Россию из Европы в 1900 году в качестве слуги одного богатого дворянина, работал в ресторане официантом, стал метрдотелем и помогал владельцу известного «Яра» Алексею Судакову. «На этом поприще Томас так разбогател, что вместе с двумя русскими партнёрами взял в аренду прогоревший в финансовом плане московский сад "Аквариум"», — говорит учёный. По его словам, «за год предприниматели сумели встать на ноги и заработать в пересчёте на нынешний курс по 1 млн долларов на каждого». Характерно, что в московской прессе того времени это «трио" называлось исключительно как «Томас и компания», что ясно свидетельствует о том, кто в нём был главным. Позднее Томас-Фёдор открыл ресторан, театр и ночной клуб «Максим» в доме номер 17 по Большой Дмитровке, где ныне располагается Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Там у него и выступал Вертинский. Александров не исключает также участие в этих концертах и легендарной киноактрисы Веры Холодной, которая в годы Первой мировой войны помогла собирать средства для нужд фронта.

По словам Александрова, «для афроамериканцев в ту пору поездки за океан были редкостью, а в Россию — тем более». Как отмечает учёный, в Москве в те времена на миллион населения приходилось не больше 10-12 чернокожих жителей. Почти безошибочно можно говорить о том, что Томас тогда стал единственным афроамериканцем, получившим российское подданство. Произошло это в 1915 году с личного согласия Николая II. «В архиве в Санкт-Петербурге я видел петицию по поводу предоставления гражданства 114 иностранцам, на которой государь синим карандашом написал "Согласен"», — говорит автор книги.

После этого Томас разбогател ещё больше. Этому, по словам Александрова, способствовало введение в России «сухого закона» в годы Первой мировой войны. «Как и многие антрепренеры, он продавал спиртное "налево" и загребал деньги в таком количестве, что купил усадьбу в Одессе и несколько зданий в центре Москвы у сада "Эрмитаж"», — говорит Александров.

Ситуация изменилась с приходом к власти большевиков. Если к Февральской революции 1917 года Томас более или менее приспособился, то вскоре после октября — в начале 1918-го — у него всё отобрали. Тогда он бежал в Одессу, которая в ту пору была под контролем сначала немцев, а затем французов. Оттуда, однако, пришлось бежать ещё дальше — в Константинополь.

Туда Томас приехал, по собственным воспоминаниям, с 25 долларами в кармане. Но, как рассказывает Александров, «брал ссуды под фантастические проценты, также организовал целый ряд увеселительных заведений и с большим трудом снова разбогател». «Но тогда по нему снова хлестнул американский расизм. Посольство США в Стамбуле отказалось признать его своим — по чисто расовым соображениям», — говорит автор.

Несколько лет Томас жил без паспорта. Однако это не мешало успеху его ночного клуба. Он, в частности, начал привозить в Стамбул джаз, благодаря чему, по словам Александрова, сейчас там о нём «немного знают» турецкие знатоки этого направления музыки. Именно в его заведении выступала известная в те годы певица Иза Кремер.

Однако гибель Османской империи и появление новых конкурентов привели Томаса к финансовому краху. Умер же «чёрный русский» после пребывания в долговой тюрьме, не оставив семье в наследство ни гроша.

«В США Томас достиг потолка для чернокожих того времени — работал в ресторане и был камердинером. В России же он стал миллионером и не сталкивался с проявлениями расизма», — рассказал Александров.

Автор книги с сожалением признаёт, что о его герое сейчас почти не помнят ни в России, ни в Америке. В частности, в США о нём удалось найти лишь пару абзацев в изданной в 1980-е годы книге «Чёрные в России». Что же касается Москвы, то там, по словам Александрова, «у входа в "Аквариум" прикреплена табличка с краткой историей сада, но имени Томаса на ней нет, хотя он владел этой территорией в течение семи лет». Кроме того, отмечает учёный, «в полуподвальном помещении в 17-м доме по Большой Дмитровке несколько лет существовал ресторан "Мулат Томас". "Я спрашивал у владельцев, что они знают об этом человеке. Оказалось, где-то что-то слышали, но не более того», — добавляет он.

Автор книги рассказал, что встречался с внуком Фёдора Фёдоровича, который живёт в Париже. «Он мне рассказал устную историю своей семьи. Но после года работы в архивах выяснилось, что значительная её часть является мифом, который не получил документального подтверждения. Так что внук жил с мифом о собственном деде», — сказал учёный.

Возможно, ситуацию изменит выход книги «Чёрный русский». В ближайшие месяцы она будет издана в Англии. Кроме того, соответствующие переговоры начинаются уже и в России. «Я надеюсь на то, что появится издание на русском языке», — говорит ученый.

Презентация книги в центре «Русский мир» прошла с большим успехом: собравшаяся публика объединила как знатоков русской культуры, так и тех, для кого головокружительная и трагическая судьба их чернокожего соотечественника стала своеобразным входным билетом в мир российской истории. Экскурс профессора Александрова в по-настоящему детективную историю своего замысла и его рассказ о любопытных маргиналиях этого сюжета завершились оживлённой дискуссией с залом. Публику интересовало и то, умел ли Фредерик Томас писать и читать по-русски, в каких странах проходил архивный поиск автора книги, чем отличается работа в европейских архивах от работы в российских учреждениях, какими судьбами семья самого Владимира Евгеньевича оказалась в Америке. Как выяснилось в ходе непринуждённой беседы автора со слушателями, в Вашингтоне уже несколько лет существует сообщество чернокожих любителей России под названием «Чёрный хлеб». Многие из его членов многократно бывали в России и горят желанием вернуться и поработать в ней. Кто знает, может быть, помимо Абрама Ганнибала и Джеймса Петерсона — исполнителя роли негритёнка Джима в фильме «Цирк» (ему, кстати, в этом году исполняется 80 лет!), — мы вскоре узнаем имена новых знаменитых «чёрных русских»? Книга Владимира Александрова убедительно доказывает, что для «родства по духу» не существует ни социальных, ни расово-этнических барьеров. 

Владимир Александров является заслуженным профессором славистики Йельского университета, признанным международным экспертом в области русской литературы. Он родился в Германии. Туда в годы войны фашисты угнали с Украины его родителей, которые были геологами. В начале 1950-х годов семья Александровых перебралась в Нью-Йорк, где, собственно, Владимир и вырос, сохранив свободное владение русским языком и интерес к русской культуре.

Дмитрий Злодорев, ИТАР-ТАСС

Новости по теме



Новые публикации

Один из самых любимых и красочных летних праздников – Яблочный Спас. Так уж повелось на Руси, что три летних праздника, связанных с жизнью Христа, народ наш запомнил, как Медовый, Яблочный и Хлебный (Ореховый) Спасы. Из них из всех наибольший – Яблочный, он же – Преображение Господне. В ясный и тихий августовский день под перезвон колоколов в церквях с пением святят корзины с яблоками и грушами.
Фотограф Александр Химушин родился в Якутии, а живёт в Австралии. Его фотопроект «Мир в лицах» (The World In Faces) стал по-настоящему глобальным, охватив десятки народов, в том числе живущих в самых удалённых уголках планеты на разных континентах.