RUS
EN

Цирк уехал... Осадок остался

 

Цирк уехал... Осадок остался

Алла Березовская

Латвия не раз становилась съемочной площадкой для режиссеров из многих стран. Кто только здесь не работал – и испанцы, и англичане, и скандинавы, и, конечно, россияне. Страна внакладе не оставалась: свои фильмы тут почти не выпускают, а сотрудничество с иностранными кинематографистами выгодно и для местных самоуправлений, и для латышских актеров. Но недавно случился скандал: власти двух районов Латвии отозвали разрешение на проведение натурных съемок для российского киносериала «Парад-Алле»,
события в котором разворачиваются в начале Второй мировой войны.
Такой вот цирк – и в кино, и в жизни…

Фото: предоставлено Аллой БерезовскойМожно только гадать, каким образом сценарий фильма попал в руки латвийских спецслужб, предположивших, что российские кинематографисты будут очернять образ Латвии, рассказывая о поведении жителей страны во время Второй мировой войны...

Задолго до скандала продюсеры телесериала получили согласие властей городов Кулдига и ­Цесис на съемку сцен с участием 200–300 статистов, для чего требовалось перекрыть некоторые дороги, убрать современные вывески и дорожные знаки. Большая часть запланированных сцен уже была снята, когда Кулдигская краевая дума получила письмо от службы внутренней безопасности, повергшее в замешательство местную власть. Нет, им не предписывалось запрещать съемки. Но рекомендовалось обратить внимание на то, что фильм о Холокосте может нанести ущерб престижу Латвии… После раздумий власти Кулдиги приняли соломоново решение: они не будут ничего запрещать, но ничего и не разрешат! И помогать тоже не будут… В Цесисе же просто отозвали данное ранее разрешение на съемки.

Так что же напугало ревнителей латвийского престижа в сценарии российского телесериала? Вот, кстати, вкратце его содержание. Лето 1941 года. Накануне войны в провинциальный латвийский городок приезжает на гастроли труппа советского цирка. Через неделю туда же входит немецкая армия. А жена директора цирка, иллюзиониста Арнольда Белова (его играет российский актер Александр Робак, он же – сопродюсер фильма. – Прим. авт.), еврейка, тяжело больна. Но Белов решает остаться, заработать денег и уехать в Швейцарию, где жену могут вылечить. В городе начались еврейские погромы, в которых принимают активное участие местные латышские националисты, а также при­ехавшая из Риги специальная команда. Белов идет на сотрудничество с немцами ради спасения жены, да и труппе надо как-то зарабатывать на жизнь… Он устраивает для охранников еврейского гетто небольшое представление, чтобы обменять у узников привезенные продукты на ценности. И вдруг Белов видит в толпе еврейских детей девочку, очень похожую на их с Эльзой дочку, которая трагически погибла несколько лет назад. Он решает спасти ребенка. Единственный выход – побег с женой и девочкой из города. План почти удался, но, когда иллюзионист прячет девочку в цирковой автофургон, он не может не взять вместе с ней еще полтора десятка еврейских детей… Путем невероятных ухищрений директору цирка в итоге удается избежать ареста, устроить грандиозный фейерверк, спасти детей, а также своих артистов и скрыться из города…

Российский актер Александр Робак – исполнитель главной роли и сопродюсер фильма \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойЭта история не понравилась не только Полиции безопасности, но и некоторым латышским журналистам. Причем критика, обрушившаяся на головы местных актеров, согласившихся сняться в фильме, порой принимала явно клинические формы. Вот что, например, написала известная латышская журналистка Элита Вейдемане в Neatkarīgā Rīta Avīze («Независимая утренняя газета»): «В том, что российские «фильмосоздатели» проворачивают свои делишки, основываясь на «исторических фактах», нет ничего удивительного. Для грязной российской пропаганды деньги найдутся всегда. Возможно, не стоит удивляться и тому, что некоторые латышские актеры готовы продаться для участия в этих «произведениях искусства» за гроши и трехразовое питание. Это не первый и не последний раз, когда латыши, выкинув в мусор последний позвонок своего гибкого позвоночника, с радостью получат кровавые деньги – деньги сатаны».

Оказывается, «сатана там правит бал» – это когда в кино рассказывают о том, как было в жизни. Или вполне могло быть. Да только в жизни-то было гораздо страшнее. Давно установленный и никем не оспоренный факт: активное участие в убийствах евреев – граждан Латвии и других стран – во время немецкой оккупации принимали местные пособники нацистов. Это не «российская пропаганда», как пытаются заверить нынешние фальсификаторы истории, а нелицеприятные факты, зафиксированные во множестве судебных документов, основанных на показаниях как выживших жертв Холокоста в Латвии, так и их палачей, а также местных жителей – свидетелей преступлений. Знает ли Элита, попрекающая актеров, что в той же Кулдиге по переписи 1935 года проживало 646 евреев?

Никогда больше?

Сцена с участием массовки. Июнь 1941 года. Горожане собрались у ратуши для радостной встречи немецкой армии \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойПо показаниям очевидцев, в июле 1941 года в окрестных лесах под Кулдигой за один день было расстреляно более 300 человек при участии местных помощников и рижской расстрельной команды. Когда женщин и детей на грузовиках привезли в лес, люди все поняли. Началась паника, несколько человек пристрелили прямо у грузовиков. Остальным велели раздеться, разбили на группы и повели к заранее выкопанным ямам… Рижане добивали раненых в ямах, а местные добровольцы присыпали трупы хлоркой и засыпали ямы землей… В сборнике научных лекций по уничтожению евреев в Латвии в 1941–1945 годах, изданном в 2008 году, можно прочитать: «После этой расстрельной акции в послеполуденное время из леса в Кулдигу при­шли две раненые молодые еврей­ки и направились в комендатуру. На удивленные вопросы они ответили, что не видят смысла жить в этом ужасном мире, в котором убили всех их близких… На следующее утро их отвезли в лес и расстреляли»… Всего в Кулдиге было уничтожено более 600 евреев. Это был один из первых городов Латвии, где в 1941 году появилась надпись Judenfrei! – «Свободно от евреев»…

В Цесисе до войны проживало около 200 евреев, подавляющее большинство которых были уничтожены. По свидетельству местной жительницы Марты Витолы, к расстрелам евреев немцы старались привлекать горожан, обещая им отдать имущество убитых. Многие акции немцы фотографировали, что потом помогло в доказательстве пособничества местных нацистов фашистам. На суде участники расстрелов признавали, что самым трудным было оттаскивать плачущих детей от матери... Нередко детей живыми бросали в ямы, там добивая прикладами или обрезками труб…

Еще факт. В латгальском городе Резекне перед войной проживало 3342 еврея. 27 июля 1944 года, когда Красная армия ­освободила город от немецких войск, в живых остались… три еврея – мужчина, подросток и 5-летний мальчик, которых три года, рискуя жизнью, прятала одна латышская семья…

Наверное, г-жа Вейдемане снова скажет, что это пропаганда и очернение истории Латвии? Но вот цитата из исследования научного сотрудника Бауского краеведческого музея, признанного знатока истории латвийского Холокоста Айгарса Уртанса: «В Бауске в середине июля 1941 года в амбулатории были стерилизованы 56 евреев-мужчин, в том числе 9 мальчиков в возрасте от 8 до 15 лет. Ход проведения этой акции описан в журнале Латвийского университета «История Латвии»… Акция была инициативой местных жителей. В пользу этой версии свидетельствует сказанное начальником полиции Бауского уезда Я. Друваскансом: «Расстрелять не успели, тогда стерилизуем». А также то, что за проделанное врачам заплатили из бюджета городского самоуправления».

В общей сложности на территории Латвии было истреблено около 90 тысяч евреев. Участие латышей в Холокосте долгое время замалчивалось, да и сегодня, как мы видим, реакция на любое напоминание об этом страшном времени воспринимается крайне болезненно. Но говорить правду, называя вещи своими именами, не значит очернять. Это значит – помнить, чтобы… как там было? Никогда больше…

Как мы снимались в кино

Кино и немцы... \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойКстати, именно Айгарса Уртанса режиссер телесериала «Парад-Алле» Олег Газе пригласил в качестве консультанта. Прочитав сценарий, тот внес несколько принципиальных исправлений, с которыми режиссер согласился. По мнению латвийского историка, никакой пропаганды, о которой говорит Полиция безопасности, в сценарии нет. «Это исключительно художественный фильм о любви, преданности, чести и отваге, – поделился Айгарс Уртанс с журналистами. – Это романтический рассказ, а не события Холокоста… В конце концов ничто не мешает нашим местным кинорежиссерам снять правдивый фильм о Холокосте в Латвии. Ведь прошло уже столько лет независимости, и почему такой фильм не снят? Это ведь наша проблема, а не российская. Самое страшное в этой истории со съемками «Парад-Алле» то, что политика мешает ­искусству!»

Несмотря на разгоревшийся скандал, съемки фильма о приключениях советского цирка в латвийской провинции продолжались, но с небольшими коррективами. Основной площадкой стал старинный каменный замок в местечке Эдоле, что неподалеку от Кулдиги. Несколько лет назад поместье вместе с прилегающей территорией было продано в частную собственность, продюсеры сериала договорились с владельцами об аренде замка. Благо он идеально подходил на роль городской ратуши. Автору этих строк довелось в этом убедиться лично, приняв участие в съемках фильма в качестве участницы массовки. Давно мечтала сняться в кино, да и хотелось посмотреть своими глазами, за что там платят «кровавые деньги сатаны»…

На съемочную площадку около сотни добровольцев из Риги и Кулдиги съехались по приглашению, размещенному в соцсетях. Массовка понадобилась российскому режиссеру для съемки сцены радостной встречи горожанами немецких частей, освободивших город от советского режима. Нас разделили на «гражданских» и «военных». Первых переодели в платья и костюмы 30-х годов, а «немцам» выдали обмундирование, каски и незаряженное оружие. Часа через три, когда всех загримировали, началась работа. Наряженные в цветастые крепдешиновые платья юные девушки, солидные дамы в шляпках, мужчины в костюмах и галстуках, дети должны были изображать радостных горожан, встречающих хлебом-солью новую немецкую власть. Впереди – бургомистр с корпулентной супругой в окружении белокурых девушек в национальных костюмах, распевающих народные песни… Замок украсили двумя флагами – латвийским красно-бело-красным и германским – со свастикой. Как было велено, мы радостно машем цветами, всматриваясь вдаль. Непринужденно переговариваемся, общаемся. Делаем это несколько раз, пока энергичная помощница режиссера не дает отмашку операторам – снято. Перерыв.

В город с шумом и треском въехала настоящая немецкая техника  \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойДевчонки тут же начинают фотографироваться с «немцами», друг с другом и с актерами, незамедлительно выставляя свои селфи в «Фейсбуке». И вскоре уже вся социальная сеть знает – кино в Кулдиге все-таки снимают! Несмотря ни на что… Мне на попечение достались два латышских мальчугана в коротких штанишках на лямках, в толпе я с ними изображала, видимо, местную сельскую учительницу. Мама мальчишек, жительница Кулдиги Вия, рассказала, что работает кассиром в магазине. В их городе все с восторгом приняли известие о работе киногруппы, многие уже успели поучаствовать в съемках уличных сцен, когда снимали прибытие цирка в город. Зрелище, говорит, было просто фантастическое. Сниматься интересно, да и 15 евро – столько платят за массовку – в их семье не лишние, тем более что детям тоже столько же заплатили. Про войну ей дедушка рассказывал, а он помнит, как немцы входили в их город. Да, поначалу многие даже радовались, страшно стало потом, когда начались аресты и расстрелы…

Но тут вдруг я увидела выходящего из замка Александра Робака и тут же бросилась к нему с диктофоном.

– Да, я играю главную роль – директора цирка Белова, – успевает ответить на мои вопросы актер. – В Латвии был в прошлом году, снимался в фильме «Сладкая жизнь», но сейчас совсем другая история, драматичная – про цирк. Он по своему составу многонационален. В труппе есть и русские, и евреи, и украинцы, и латыши, и даже один узбек. Мой персонаж – неоднозначен, он космополит, далекий от политики. Но ему приходится идти на весьма сложные компромиссы, чтобы спасти больную жену и весь коллектив. Эта история – чистый художественный вымысел. Автор сценария – Максим Белозор, известный по таким проектам, как «Мишка Япончик», «Волчье солнце», «Шулеры»… В фильме задействовано огромное число актеров, в том числе и латышских. Вместе мы прекрасно сработались – мы же все из одного цеха. Не добавил ли нам перца скандал вокруг съемок? Поверьте, нам эти перцы лишь мешают работать! Вы только представьте, сколько сил, энергии и средств уходит на то, чтобы снять кино!.. Так что скандалы нам совсем не нужны…

Немцы в городе – приготовить цветы!

На съемочной площадке в ожидании команды «Мотор!» \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойС этим не поспоришь. Но тут наше интервью прерывает мегафон. Раздается команда: «Гражданские, всем строиться на площадке перед замком. И готовиться к встрече немцев!» Мы шумной толпой плотно, плечом к плечу, выстраиваемся у ворот замка.

– Да что ж вы встали как на оборону города? Надо как раз на­оборот! – машет руками энергичная помощница режиссера в кепке. – Давайте построимся в шахматном порядке! Теперь непринужденно смеемся, общаемся и поглядываем в сторону бургомистра и его жены!..

Мы взволнованы, девушки вручают букетики садовых цветов прибывшим на мотоциклах немецким солдатам. Девчонкам надо запомнить, какой букет и кому вручать. Делать это им предстоит еще раз десять, каждый раз забирая у «своего» немца букет назад и вручая его снова. К седьмому дублю это уже был жалкий веник, трижды побывавший под дождем, который несколько раз прерывал съемки и загонял всех в укрытие… Но массовка не подвела. Испытания мы выдержали. Сдался только четырехлетний Ванечка. Он сел у наших ног на корточки и мгновенно заснул на мокром камешке – как воробышек. К ребенку тут же подошел исполнитель роли главного злодея российский актер Владимир Селезнев и взял его на руки. «Воробышек» продолжал крепко спать у него на плече. А «гражданские» женщины еще долго с любовью смотрели на эту трогательную сцену. И в воздух чепчики бросали... Хотя нет – это из другой сцены.

Слово режиссеру

Вот и музейный ржавый пулемет пригодился для старого солдата \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойВ следующем перерыве мне удалось пообщаться с главным режиссером и продюсером фильма Олегом Газе.

– Вам самому близка тема Холо­коста?

– Конечно, для меня эта тема не чужда и потому, что я сам еврей, и потому, что у меня много родни погибло в разных городах, в том числе и в Бабьем Яру. Я давно мечтал снять фильм по сценарию литовского режиссера, автора культового советского шедевра «Никто не хотел умирать» Витаутаса Жалакявичуса. У него был потрясающий сценарий по Холокосту в Литве, но в советские годы его положили на полку. Много лет назад случайно я увидел этот сценарий, хотел снять фильм, но не получилось. А мечта осталась. И тут с подачи Александра Робака мне попался сценарий Белозора, идея и сюжет мне понравились, хотя многое я достаточно сильно изменил. В фильме главное – тема любви, преданности, героизма и предательства. А вдоль всего сюжета звенящим камертоном проходит тема Холокоста.

– Как вы отнеслись к разразившемуся вокруг киносъемок скандалу?

– Мне в голову никогда не могло прийти, что в Латвии кто-то будет против фильма о Холокосте! Конечно же, все это нам крайне неприятно. Если бы я знал про наличие такого рода проблем в этой стране, то выбрал бы другое место. Ведь все события в нашем фильме вымышлены, и место действия в нем условное. Да, это Латвия, но не конкретно Кулдига или Цесис. Почему Латвия? Куда еще мог приехать летом 1941 года на гастроли советский цирк, куда сразу входят немцы? В Прибалтику! Тем более что главный герой стремится к пограничной окраине, чтобы вывезти больную жену в Швейцарию. Наш фильм не про особенности нацистской оккупации в Латвии, это игровое кино про людей, про любовь, подлость и предательство.

– То есть вы не собирались очернять Латвию?

– Я так до конца и не понимаю, в чем нас заподозрили. Со мной ведь никто так и не поговорил. Как я понимаю, главное, что задело в сценарии, это то, что погромы евреев в латышском городке начались еще до прихода немцев. Сейчас в Латвии стараются уйти от этого момента в истории страны… Я не судья и не хочу участвовать в исторических разборках, поэтому мы обратились к местному специалисту-консультанту, он как раз и обратил наше внимание на этот эпизод. Но знаете, на мой взгляд, со стороны латышского общества это какая-то болезненная реакция, я бы даже сказал – нездоровая. В истории любого народа есть темные пятна, но пытаться их замазать или перекрасить – это неправильно. Мне скандалы не нужны, мы просто снимаем кино, но, когда работа будет окончена, перед показом фильма я обязательно устрою пресс-конференцию, приглашу иностранных журналистов и расскажу о том, как шли съемки в Латвии, с какими сюрпризами нам пришлось здесь столкнуться. Сейчас мы вынуждены искать другое место, чтобы завершить натурные сцены, это та еще головная боль…

– В вашем фильме снимается много латышских актеров, которые подверглись резкой критике со стороны некоторых своих сограждан. На них это ­подействовало?

– Латышские артисты оказались просто потрясающими ребятами, они сами подошли ко мне и попросили не обращать внимания на идиотов. Что ни говори, но Холокост-то в Латвии был, и многие местные жители вели себя при немцах не лучшим образом. Чего уж теперь делать вид, что ничего не было? Это я вам передаю слова местных актеров. Но помимо всего прочего они прекрасно сыграли свои роли. Я был ими покорен! Но еще больше я был поражен их человеческими качествами. Несмотря на возникший из ничего скандал вокруг съемок, ни один латышский актер не отказался от участия в фильме. Я благодарен всем, кто нам помогал и нас поддерживал. Всем спасибо!

Жительнице Кулдиги Вие и ее ребятам сниматься в кино понравилось. Жаль, что не увидят себя на экране – российские каналы у них не показывают \ Фото: предоставлено Аллой БерезовскойВ фильме снимались популярные актеры театра и кино – Владимир Стеклов (на фото), Юлия Галкина, Владимир Селезнев, Игнат Акрачков и другие \ Фото: Лера ДозорцеваРежиссера Олега Газе не на шутку расстроили скандалы вокруг съемок фильма в Латвии \ Фото: предоставлено Аллой Березовской

…Съемки закончились почти в потемках. Домой в Ригу мы вернулись далеко за полночь, увозя прекрасные впечатления и заработанный скромный гонорар в 15 евро. Вот они какие – «кровавые деньги сатаны»… В заключение добавлю, что российским кинематографистам все же удалось снять финальные натурные сцены на улицах города. Правда, не Кулдиги и Цесиса, а Вентспилса, мэрия которого охотно дала на это разрешение. Все же кино – великая сила! Даже если всех нас из него в финале вырежут. Ну, даст бог, ­увидим через год?


Скачать (PDF, 10 Mb)

поиск В АРХИВЕ журнала

Год и месяц издания журнала:

Автор статьи:

Название статьи:

Показать все номера

КОНТАКТЫ

Редакция журнала “Русский мир.ru”
Тел.: (495) 981-56-80
Тел.: (495) 981-6670 (доб.109) - вопросы по подписке

Задать вопрос редактору журнала:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA

Задать вопрос по подписке на журнал:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA