RUS
EN

«Репка» по-немецки

 

«Репка» по-немецки

Владимир Емельяненко

Разноцветные ступеньки лестницы детского сада «Сказка» села Азово Омской области «двуязычные». Поднимаешься по ним и считаешь желтые ромашки по-немецки – ein, zwеi, drеi. Спускаешься, а белые ромашки «подсказывают» по-русски – «раз», «два», «три»… И так – с первой ступеньки и до последней на втором этаже.

Коллаж Олега БородинаА там, как и всюду в садике, царит дух двуязычия. Фамилии детей на их личных шкафчиках в раздевалке написаны по-русски и по-немецки. И меню в столовой, и игры в игровой комнате, и блокноты для рисования, и книги, и туалетные принадлежности в душевой – все здесь на двух языках: немецком и русском. И дети в «Сказке» каждый день говорят на двух языках.

«Эту идею я подсмотрела на стажировке в немецко-­русских детских садах Германии, во Франкфурте-на-Майне, – расска­зывает заведующая детским садом «Сказка» села Азово Наталия Гоммер. – Там я, чтобы разобраться в особенностях билингвов, работала воспитателем. И почти все время не переставала поражаться, как ­после «прививки» двуязычия дети безошибочно определяют, с кем говорить по-русски, а с кем по-немецки. Не важно – это мама, папа, товарищ по садику или кто-то из неблизкого окружения».

Гоммер так воодушевилась идеей создать точно такой же детский садик в Азово, в российской немецкой автономии в Сибири, что ее не остановили никакие, даже объективные, трудности. К концу ­1990-х годов из Азово уехало до 70 процентов этнических немцев. Было не очень понятно: как и ради чего в детском учреждении комбинированного типа, куда ходят дети татар, армян, русских, азербайджанцев, казахов (в целом в ­садик ходят малыши более чем двадцати национальностей. – Прим. авт.), вводить двуязычие ради одной из национальных групп, к тому же уже не самой многочис­ленной?

Братский обмен

Однако все сложилось как нельзя лучше. Сначала в дома местных немцев, эмигрировавших в Германию, постепенно стали вселяться немцы из Казахстана и Киргизии. К 2005 году число этнических немцев в Азово вновь составило почти половину населения районного центра – неполных 48 процентов. Сегодня в детском саду «Сказка» численность детей, говорящих на немецком языке, составляет в младшей группе 42 процента от общего числа, в средней – 48 процентов, в старшей – 53 процента.

«Получился такой своеобразный братский обмен, – шутит председатель комитета по образованию Азовского немецкого национального муниципального района (АННМР) Омской области Иван Келлер, – около 70 процентов немцев выехали в Германию, и около 70 процентов немцев въехали в Азово из Казахстана».

Иван Келлер вспоминает, как немецкая группа в детском саду неожиданно начала разрастаться так быстро, что возник серьезный дефицит мест. Тогда сад отремонтировали и расширили. Но не все приехавшие малыши-немцы могли попасть в немецкую группу – мест все равно не хватало. Родители, чьи дети не могли учить родной язык, начали недоумевать и возмущаться.

«Все же переплелось, – делится впечатлениями Наталия Гоммер. – Так получилось, что семьи, которые приехали из Казахстана, в основном смешанные – русско-немецкие, украинско-немецкие, казахско-немецкие, есть даже корейско-немецкие. И в таких семьях дети, как правило, не говорили по-немецки. А их родители – не все, конечно, но многие – в первые годы не очень интересовались местами в немецкой детской группе. Но когда из детского сада дети приходили домой и начинали читать стихи или петь на немецком языке, родители делились восторгами с соседями: «Я, немец, попросил сына перевести мне песню на русский!» И те, кто раньше не проявлял интереса к изучению их детьми немецкого языка, пошли ко мне: «А чем мои дети хуже? Мы тоже хотим учить немецкий». И это были уже не только русско-немецкие или казахско-немецкие семьи, но и местные русские или азербайджанские».

Гоммер признается, что изначально понимала искусственность «изолированности» немецкоязычной группы в рамках многонационального детского садика.

«Обособленность группы вредила всем, – вспоминает она, – немецкоговорящие детки часто сбивались на русский, потому как не было иной языковой среды. Русскоговорящая детвора побаивалась или даже дичилась воспитателей, которые иногда говорили на непонятном языке – немецком».

Поэтому Гоммер обрадовалась, когда немецкий язык с дошкольного возраста захотели учить помимо немцев и русские, и азербайджанцы, и армяне, и алтайцы – все. Так в Азово появился детский садик, где говорят одновременно на немецком и русском языках. Немецкий язык изу­чают с дошкольного возраста все желающие.

Билингвальный детский сад, возникший на основе внедрения этнокультурной компоненты, очень быстро стал не только местной особенностью Азово. Сначала Наталия ­Гоммер опробовала методику изучения немецкого языка на слух в своем детском садике, потом поехала в Омский государственный педагогический университет (ОГПУ) за новыми методиками и за оценками экспертами своего опыта. А вскоре детский сад «Сказка» стал экспериментальным полигоном для внедрения изучения иностранных языков в детских садах Сибири.

Белоснежка волнуется и переходит на русский

С Наталией Гоммер и Елизаветой Граф, директором средней школы села Цветнополье и координатором Министерства образования Омской области, мы поднимаемся в концертный зал детского садика «Сказка» по желтым, «немецким» ступеням – ein, zwеi, drеi и белым, «русским» – «раз», «два», «три». И те, и другие, дублируя друг друга, оставляют в памяти двойной перевод и два зримых образа цифр.

Коллаж Олега Бородина«Видение слова – это первый шаг к умению понимать речь на слух, или аудированию, – говорит Елизавета Граф, один из соавторов методики аудирования, позаимствованной «Сказкой» у германских преподавателей немецкого и русского языков. – Здесь дети не учат немецкий язык за партой, здесь понимание языка на слух проходит несколько этапов – через игру и обыденное общение. Основных этапов пять. Это запоминание слова через жест и мимику. Затем идет запоминание отдельного связного ситуативного высказывания: «Добрый день», например. Затем наступает время и опыт для запоминания нескольких высказываний: «Добрый день». – «Привет». – «Как дела?» А потом, когда у детей средней и старшей группы появляются знания и навыки для закрепления слов, приобретенных путем аудирования, они учат язык через общий сюжет, например общение за завтраком. Самый сложный этап – аудирование через общую идею рассказа, рисунка, театрализованной постановки, танца и так далее. Все зависит от того, какую игру предложат педагоги и воспитатели».

Сегодня в садике идут две театрализованные постановки – немецкая сказка «Белоснежка и семь гномов» и русская народная сказка «Репка». «Белоснежку» малыши играют с театральным размахом, сложной сценографией, вовлечением зрительного зала в поиски гномиков. Играют маленькие актеры на немецком языке так, что педагог-суфлер оказывается и вовсе не нужен. Лишь раз, когда Белоснежку и гномов приветствовал детсадовский «Оркестр музыкального шума», главная героиня спектакля сбилась с канвы постановки. Она так заслушалась и засмотрелась на немецкую «Польку» и русскую «Калинку», что позабыла и про роль, и про сцену.

«Ой, я забыла», – оглянулась Катя Шефер – Белоснежка на педагога-суфлера, когда пауза затянулась так, что перестала быть театральной. Но после единственной подсказки девочка легко перешла на немецкий язык.

Затем началась музыкальная постановка русской народной сказки «Репка» на немецком языке. Она шла настолько бойко и без подсказок взрослых, что казалось, будто на сцене не старшая и смешанная языковая группа детей-россиян, а дети-иностранцы внутри германского социума, хоть и с акцентом, но бегло говорящие по-немецки.

«Постановка «Репки» – наша двойная гордость, – объясняет Наталия Гоммер. – Во-первых, это – методический эксклюзив. Во-вторых, в спектакле играют дети средней и старшей языковой группы, выпускники. Большинство из них владеют устным общением в монологической и диалогической форме. Сама культурная природа сказки «Репка» диктует сложную задачу: на немецком языке надо выразить русский дух сказки. На такое способны не просто дети, расположенные к монологу на немецком языке. Этого уже мало. Нужен диалог, а для его успешного исполнения – знание этнокультурной компоненты среды обитания. «Репка» показывает, что к окончанию детского садика у наших деток эта этнокультурная компонента прижилась. У кого-то это произошло через вживление, у кого-то – через изучение, а у кого-то – пока только механическое запоминание немецкого языка».

Идентичность и культура соседства

Но есть кое-что, чем педагоги и воспитатели «Сказки» недовольны: дефицит кадров пока не дает количеству перерастать в качество.

«Да, наши дети, когда переходят в школу, побеждают на языковых межрайонных, региональных и всероссийских олимпиадах, – с гордостью говорит Елизавета Граф. – Но мы понимаем, что эти победы – штучный товар, или «спорт великих достижений», а вот с всеобщим свободным владением немецким языком, или «массовым спортом», пока есть очевидные проблемы. Прежде всего это – кадры. Не хватает преподавателей и воспитателей, владеющих нашими методиками, – это первая проблема. Вторая – языковой перерыв с детского садика и до второго класса, когда школьники начинают изучать иностранные языки, не проходит бесследно. Часть приобретенных навыков теряется. Третья проблема – разрыв или нестыковка дошкольных методик изучения немецкого языка и школьных программ по его преподаванию».

Граф как раз из тех педагогов, кому поэтапно удается решать эти проблемы. Вместе с Иваном Келлером, председателем комитета по образованию АННМР, она добилась проведения стажировки в Германии для преподавателей факультета иностранных языков Омского педуниверситета, а в 2012 году – открытия заочного отделения дошкольного и начального школьного воспитания на факультете иностранных языков ОГПУ. Первого выпуска педагогов, преподающих немецкий язык в детских садах Сибири, еще не было, но все без исключения 45 студентов – будущих преподавателей уже работают по специальности с первого курса. Эксперимент заключается в том, что детские сады в Азовском немецком районе вслед за «Сказкой» не стали ждать дипломированных специалистов. Эти специалисты параллельно учатся и параллельно работают. Пока все – в Немецкой автономии Азово. Но ежегодный набор студентов, проходящий на отделение дошкольного и начального школьного образования на факультет иностранных языков ОГПУ, обнадеживает.

«Спрос на дошкольное изучение иностранных языков – особенно немецкого, а теперь и английского – растет, – говорит декан факультета иностранных языков Омского педуниверситета Светлана Полуйкова. – Он начался с потребности Немецкого автономного района изучать родной язык и счастливо совпал с желаниями других местных жителей обучать своих детей сразу двум иностранным языкам. И в этом смысле разработка основ овладения тем же немецким языком опирается как на отечественные научные достижения, так и на опыт Германии, Италии, Швейцарии, Испании, Венгрии и Нидерландов, где дошкольники – дети семей немецкого меньшинства – изучают немецкий язык как второй родной. Разница с Россией лишь в том, что у нас российские немцы учат родной язык ради сохранения и развития своей этнической идентичности, а остальные россияне – чтобы легче акклиматизироваться в глобальном мире. Такая взаимная выгода и языковое обогащение подвели нас к тому, что растет потребность в системе преподавания немецкого языка в дошкольных учреждениях. А системы нет, есть пока отдельные очаги удач, как в Азовской немецкой автономии».

Как признает Светлана Полуйкова, в Омской области сейчас вынашиваются амбициозные образовательные проекты. После того как выпуск педагогов, преподающих немецкий язык в дошкольных учреждениях, будет поставлен на поток, ожидается открытие билингвальных детских садов в соседних с Азовским Одесском, Таврическом районах Омской области, а также в Омске, Томске и на Алтае в Немецком национальном ­районе. Следующий этап – решение проблем, связанных с совмещением изучения немецкого языка в детских садах и в начальной школе. Затем – создание и внедрение в сознание людей концепции «приемного» или «соседского» языка, по которой помимо иностранного в детских садах и школах будут изучаться языки народов Сибири или языки соседей – казахский, китайский, монгольский.

«Я думаю, к внедрению модели двух-трехъязычия мы будем идти постепенно, – делится планами Светлана Полуйкова. – Но экономические контакты между регионами развиваются так быстро, что становление модели двух-трехъязычия – это дело не отдаленного будущего, как принято считать. И набирающая обороты мода на изучение немецкого языка в детских садах Сибири – лишь начало этого пути ради сохранения культуры многоязычия и культуры соседства».


Две «маленькие Германии» в Сибири

Азовский немецкий национальный муниципальный район Омской области с административным ­центром в селе Азово образован в 1992 году из 7 сел и 5 смежных районов области. Ядро района составили села, входившие в состав образовавшейся в 1890-х Александровской волости Омского уезда, Акмолинской ­области Степного края, населенных немцами ­примерно с 1880–1890-х годов.

Немецкий национальный район (ННР) Алтайского края впервые был создан в 1927 году и просуществовал до 1938 года. В 1991 году воссоздан. Административный центр – село Гальбштадт, расположенное в северо-западной части Алтайского края, в 40 километрах от города Славгорода. В ННР входит 16 сел, в которых проживает до 30 тысяч человек, из них до 70 процентов составляют немцы.

Всего в России проживает около 1,2 миллиона немцев. Более 2,3 миллиона советских и российских немцев после 1989 года эмигрировало в ФРГ. С 1995 и до 2000 года немецкое население в автономии ­Алтая и в Азово (Омская область) сокращалось в связи с выездом немцев в ФРГ. С 2000–2003 годов идет рост немецкого населения за счет массового переезда ­немцев из Казахстана и Киргизии в Россию и частичного возвращения немцев из ФРГ.

Источник: Международный союз немецкой культуры.


Скачать (PDF, 10 Mb)

поиск В АРХИВЕ журнала

Год и месяц издания журнала:

Автор статьи:

Название статьи:

Показать все номера

КОНТАКТЫ

Редакция журнала “Русский мир.ru”
Тел.: (495) 981-56-80
Тел.: (495) 981-6670 (доб.109) - вопросы по подписке

Задать вопрос редактору журнала:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA

Задать вопрос по подписке на журнал:

Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA